История Китая с древнейших времен до наших дней

III съезд КПК. I съезд гоминдана. Создание единого фронта

III съезд Коммунистической партии Китая состоялся в Гуанчжоу в июне 1923 г. На нем были представлены 420 членов партии, объединенных в 12 организаций в Китае и организацию китайских студентов, обучавшихся в Москве. 40% членов КПК к этому времени составляли рабочие, В повестке дня съезда главным был вопрос о тактике партии (т. е. об отношении к гоминдану).

По этому вопросу на съезде развернулась дискуссия на основе резолюции ИККИ от 12 января 1923 г. Большинство делегатов во главе с Чэнь Ду-сю, Ли Да-чжао, Цюй Цю-бо, Чжан Тай-лэем поддержали позицию Коминтерна (на съезде присутствовал его представитель Г. Маринг) относительно вступления коммунистов в гоминдан, сохранения и укрепления самостоятельной в идейном и организационном отношении коммунистической партии, помощи в развитии гоминдана, критики его ошибок и недостатков.

Против такой тактики выступили с сектантских позиций Чжан Го-тао, Цай Хэ-сэнь и некоторые другие делегаты, которые обосновывали свое негативное отношение к единому фронту тем, что национальная буржуазия в Китае не может играть революционную роль. Мао Цзэдун вначале склонялся к поддержке «левых», но при голосовании примкнул к большинству. Он высказал крайне пессимистический взгляд на перспективы китайской революции, заявив, что в Китае невозможно создать ни национальную, ни коммунистическую массовую партию, что революция в Китай может принести с собой только русская армия с Севера.

Таким образом, он считал возможным лишь военный вариант развития китайской революции при прямом участии советских войск, что должно было ввергнуть СССР в войну с империалистическими державами. Такой взгляд был свойствен левацко-авантюристическим элементам в КПК и впоследствии. В статье, опубликованной в органе КПК журнале «Сян-дао» вскоре после съезда, Мао Цзе-дун писал о руководящей роли буржуазии в китайской революции, о том, что «торговцы должны взять на себя более насущную и важную часть работы во имя национальной революции, чем остальной народ».

Съезд большинством голосов (хотя и небольшим) принял предложенную Чэнь Ду-сю резолюцию, которая в соответствии с рекомендацией ИККИ обязывала коммунистов и членов Социалистического союза молодежи вступить в гоминдан, оставаясь одновременно членами КПК: «Хотя мы вступаем в гоминдан, но мы должны остаться самостоятельной организацией и мы должны приложить все усилия для вовлечения в нашу партию революционных и классово сознательных элементов из рабочих организаций и из левого крыла гоминдана для постепенного увеличения нашей партии и введения строгой дисциплины, создавая фундамент для сильной и большой коммунистической массовой партии».

Критика недостатков гоминдана и одновременно призыв к сосредоточению всех революционных сил в его рядах содержались и в резолюции съезда и в его декларации, в которой говорилось, что гоминдан должен избавиться от двух ошибок: надежды на помощь некоторых капиталистических стран китайской революции и переоценки военных акций в ущерб политической работе в массах. «Мы верим, — говорилось в декларации, — что все революционные элементы общества сконцентрируются в гоминдане в целях достижения быстрых успехов национально-революционного движения.

В то же время мы надеемся, что гоминдан решительно порвет со своими двумя указанными ошибочными взглядами, уделит должное внимание политической пропаганде среди масс и не будет пренебрегать ни одной возможностью этой пропаганды с тем, чтобы стать действительно центральной силой борьбы за счастье нации и занять действительно руководящее положение в национальной революции».

Решения III съезда КПК явились важным шагом на пути к организационному оформлению единого фронта. Китайские революционеры преодолевали объективные и субъективные трудности, мешавшие достижению этой цели, опираясь на большую помощь Коминтерна и КПСС.

Понимая значение для китайской революции опыта и помощи Советского Союза, Сунь Ятсен направил в августе 1923 г. в СССР делегацию, которая пробыла в Москве и Петрограде до конца ноября. Она знакомилась со структурой и деятельностью ЦК РКП (б) и других партийных органов, а также Советов, посетила воинские части Красной Армии, военные академии, Кронштадт, встречалась с руководящими деятелями Советского Союза.

Сунь Ятсен при поддержке Ляо Чжун-кая и других левых гоминдановцев, а также коммунистов решительно взял курс на союз с СССР. В октябре 1923 г. в Гуанчжоу прибыл в качестве советника Сунь Ятсена по реорганизации гоминдана старый член большевистской партии М. М. Бородин, являвшийся представителем Коминтерна в Китае. Одновременно по приглашению Сунь Ятсена приехали из СССР первые военные советники для подготовки к созданию военной школы гоминдана в качестве ядра новой революционной армии.

С этого времени развернулась активная работа по реорганизации гоминдана и подготовке его I съезда. Работа по реорганизации гоминдана фактически означала создание партии в организационном отношении заново: до этого гоминдан представлял собой не партию с определенным составом членов, местными организациями, центральными органами, программой деятельности, а, скорее, аморфное политическое течение, участники которого признавали (искренне или лицемерно) Сунь Ятсена своим вождем.

Среди них были сторонники капиталистического развития Китая, ориентировавшиеся на империалистические державы, были и милитаристы, но были и те, кто, подобно самому Сунь Ятсену, стремились добиться независимости и социального прогресса Китая. Знамя гоминдана было популярным, его вождь пользовался большим авторитетом в демократических слоях китайского общества, поэтому эта партия могла стать приемлемой формой единого национально-революционного фронта.

Для этого и было необходимо реорганизовать гоминдан. Сунь Ятсен говорил в декабре 1923 г: «Проводя настоящую реорганизацию, наша партия использует пример Советской России... Только в наши дни Россия нашла эти методы, и они могут служить образцом для нашей партии». В выступлении в конце 1923 г. он сказал: «Отныне мы не смотрим более на западные державы. Наши взоры обращены к России».

В этой работе большую помощь Сунь Ятсену оказал М. М. Бородин, передававший китайским революционерам богатейший опыт большевистской партии. Разумеется, усвоение этого опыта определялось условиями Китая и китайской революции, борьбой различных сил и групп внутри гоминдана. Важную роль в реорганизации гоминдана играли Ли Да-чжао (в Пекине), Цюй Цю-бо, Чжан Тай-лэй, Дэн Чжун-ся (в Шанхае), Тань Пин-шань (в Гуанчжоу) и некоторые другие деятели КПК.

В то же время часть коммунистов относилась к этой работе пассивно и даже негативно, внутренне не соглашаясь с тактикой единого фронта, выработанной под руководством Коминтерна. Поэтому большое значение имели новые документы ИККИ, конкретизировавшие и развивавшие прежние решения о сотрудничестве с гоминданом, его формах и программе.

Речь идет о «Директиве ИККИ III съезду китайской компартии» (май 1923 г.) и «Резолюции Президиума ИККИ по вопросу о национально-освободительном движении в Китае и о партии гоминдан» от 28 ноября 1923 г. Исполком Коминтерна в этих документах рассмотрел в плане создания единого фронта крестьянский и военный вопросы, роль рабочего класса и платформу борьбы революционных сил. В директиве ИККИ III съезду КПК впервые был поставлен вопрос о революционной войне как форме развития китайской революции, подчеркнута опасность недооценки массового движения рабочих и крестьян и «военных комбинаций Сунь Ятсена с милитаристами».

Важное значение имела точка зрения Коминтерна относительно новой интерпретации трех народных принципов, изложенная в резолюции Президиума ИККИ от 28 ноября 1923 г. В то же время в этих документах содержалась переоценка влияния и возможностей КПК и революционной последовательности гоминдана.

В конце 1923 г. состоялся первый после III съезда КПК пленум ЦК КПК, который принял резолюцию о конкретном участии коммунистов в реорганизации гоминдана, оказавшую положительное влияние на работу по созданию единого фронта. В ноябре—декабре 1923 г. прошли конференции местных организаций гоминдана, созданных в ходе реорганизации партии. На них избирались делегаты на I съезд гоминдана. 25 ноября открылась городская конференция гоминдана в Гуанчжоу, одновременно были опубликованы Манифест о реорганизации гоминдана и проект новой программы партии.

Вокруг реорганизации гоминдана и вступления в него коммунистов развернулась ожесточенная борьба среди старых гоминдановцев. Многие из них были воинствующими антикоммунистами и выступали решительно против единого фронта с КПК. Но Сунь Ятсен, опираясь на поддержку левых, не поддался нажиму антикоммунистов. Он заявил, что готов исключить из гоминдана противников реорганизации и союза с коммунистами.

MaxBooks.Ru 2007-2017