История Китая с древнейших времен до наших дней

Положение в Северном Китае. Мятеж шантуаней в Гуанчжоу. Переворот Фэн Юй-сяна в Пекине

У власти в Пекине с 1920 г. находилось правительство чжилийских милитаристов. После чжилийско-фэнтяньской войны 1922 г. глава чжилийцев Цао Кунь с помощью американских империалистов захватил в 1923 г. пост президента Китая. «Подкупные выборы», как и предшествующие события — движение за возвращение Порт-Артура и Дальнего, а также линчэнский инцидент, — обострили положение в стране. Авторитет чжилийцев падал все ниже. Этим воспользовался глава фэнтяньской клики Чжан Цзо-линь, решивший взять реванш за поражение 1922 г.

Прологом к новой чжилийско-фэнтяньской войне послужили военные действия в Восточном Китае в начале сентября 1924 г. между милитаристами, входившими в чжилийскую клику, и ее противниками, связанными с Чжан Цзо-линем. Последний вмешался в события, а военный лидер чжилийцев У Пэй-фу выступил против фэнтяньцев. Началась вторая чжилийско-фэнтяньская война.

Сунь Ятсен решил использовать ситуацию и заключил античжилийское соглашение с Чжан Цзо-линем. Несмотря на предупреждение главного военного советника П. А. Павлова о том, что у Гуанчжоуского правительства недостаточно сил для ведения войны, Сунь Ятсен 5 сентября 1924 г. издал декларацию о войне против чжилийской клики. Его войска начали продвижение из Гуандуна на север, но в начале октября обстановка в Гуанчжоу резко изменилась: компрадорская буржуазия подняла открытый мятеж против правительства Сунь Ятсена.

Лидером крупного гуандунского купечества, связанного с британскими колониальными властями Гонконга, был компрадор английского Гонконг-Шанхайского банка Чэнь Лянь-бо, возглавивший купеческую милицию (шантуань) и установивший связь с милитаристом Чэнь Цзюн-мином, на которого оказывали давление правые гоминдановцы. Сунь Ятсен пытался привлечь купеческую милицию на сторону правительства, стремясь избежать обострения классовой борьбы в Гуанчжоу. Однако Чэнь Лянь-бо и его сторонники не шли на компромисс. Они готовили мятеж. Поводом для него послужило задержание властями Гуанчжоу оружия, доставленного купеческой милиции из Гонконга.

Решив дать бой правительству Сунь Ятсена, купцы прекратили торговлю в городах Гуандуна и создали «Главный штаб объединенной обороны шантуаней провинции Гуандун». Чэнь Лянь-бо и другие главари компрадорской буржуазии рассчитывали на поддержку юго-западных милитаристов, чьи войска были размещены в Гуанчжоу, а также на помощь английских империалистов. 29 августа британский генконсул в Гуанчжоу открыто вмешался в конфликт, направив правительству Сунь Ятсена телеграмму, в которой угрожал интервенцией в случае решительных мер против мятежников.

В ответ на это наглое вмешательство Сунь Ятсен 1 сентября опубликовал декларацию, в которой разоблачил намерение «рабочего» правительства Англии организовать интервенцию и свергнуть Гуанчжоу- ское правительство.

«Было время, — писал он, — когда в порядке дня стоял вопрос о свержении династии маньчжурских завоевателей. Теперь наступило время, когда в порядке дня стоит вопрос о свержении империалистической интервенции в Китае, являющейся главным препятствием для завершения исторического дела революции».

Сопросивление империалистическому вмещательству в дела Китая было горячо поддержано прогрессивными силами мира, в первую очередь трудящимися Советского Союза и Коммунистическим Интернационалом. ИККИ немедленно выступил с разоблачением агрессивных планов империалистов и призвал рабочих Европы и Америки, трудящихся угнетенных стран Востока не допустить интервенции в Китае. В СССР было создано общество «Руки прочь от Китая», повсюду проходили собрания и митинги протеста против империалистической политики.

Об этом движении Сунь Ятсен говорил в октябре 1924 г.: «Не забывайте, что там, в свободной России, раздался призыв: «Руки прочь от Китая!» Быть может, европейские капиталисты иронически относятся к этому лозунгу, думая, что он ничего не сделает, ибо Советский Союз далеко от Китая. Но в том-то и дело, что для лозунгов, раздающихся из Москвы, расстояния не существует. Молниеносно они облетают всю землю и находят отклик в сердце каждого труженика».

В результате массового антиимпериалистического движения в Китае и солидарности трудящихся СССР и других стран английские империалисты были вынуждены отказаться от открытой интервенции. Тем активнее велась подготовка к скрытой интервенции руками внутренней реакции.

В этой напряженной обстановке Сунь Ятсен избрал ошибочный план действий: вместо решительного подавления контрреволюции в Гуанчжоу он двинул войска на север, рассчитывая в союзе с Чжан Цзо-линем разбить чжилийскую клику милитаристов. Но осуществить этот план не удалось: 10 октября 1924 г. шантуани подняли открытый мятеж в Гуанчжоу. Получив с помощью правых гоминдановцев часть оружия, задержанного Сунь Ятсеном, они подвергли обстрелу демонстрацию рабочих, курсантов школы Хуанпу, студентов, посвященную 13-й годовщине революции 1911 г. Более 20 человек было убито, многие ранены. Правительство было вынуждено перебраться на о-в Хуанпу под защиту военной школы.

Сунь Ятсен в ответ на мятеж шантуаней приказал создать Революционный комитет, в который наряду с гоминдановскими деятелями был включен член ЦК КПК Тань Пин-шань. Сунь Ятсен возвратился из своей ставки на севере Гуандуна в Гуанчжоу и лично возглавил подавление мятежа. Войсками, бывшими в распоряжении Ревкома, командовал Чан Кайши.

В этот критический момент для Гуанчжоуского национально-революционного правительства вновь важную роль сыграла поддержка СССР. Оружие, доставленное из СССР в Гуанчжоу, было использовано для борьбы с шантуанями. После того как руководители шантуаней отказались подчиниться приказу о роспуске своих сил, район, где они сконцентрировались, был взят штурмом с применением артиллерии. Решающую роль в разгроме контрреволюционеров сыграли новые воинские части, сформированные из курсантов революционной военной школы Хуанпу, а также рабочие отряды.

Этот крупный успех национально-революционных сил, достигнутый благодаря политике единого фронта и поддержке СССР, оказал влияние на обстановку в Северном Китае. Здесь в состав чжилийских войск, воевавших против фэнтяньцев, входили части генерала Фэч Юй-сяна, находившегося под влиянием патриотических идей. Установив связь с представителями фэнтяньской клики милитаристов, Фэн Юй-сян вместе с тем заявлял своим приближенным о желании следовать принципам Сунь Ятсена.

23 октября 1924 г. Фэн Юй-сян выступил против чжилийцев, его войска, переименованные в Гоминьцзюнь (Национальная армия), заняли Пекин. По приказу Фэн Юй-сяна «президент» Цао Кунь был арестован, последний император, Пу И, изгнан из дворца Гугун, У Пэй-фу отстранен от всех постов. В Пекине было сформировано временное правительство, в которое вошли и лица, связанные с гоминданом, и политиканы из фэнтяньской клики.

Переворот Фэн Юй-сяна означал поражение чжилийской клики милитаристов в Северном Китае. Однако «столичная революция» имела лишь ограниченные последствия: власть в Пекине вскоре перешла в руки лидера прояпонской группировки аньфуистов Дуань Ци-жуя, поддержанного союзником Фэн Юй-сяна — главой фэнтяньцев Чжан Цзолинем. Все же переворот Фэн Юй-сяна отражал распространение патриотических идей даже среди части милитаристских войск. В Северном Китае появилась новая военно-политическая сила — Гоминьцзюнь, руководство которой заявляло о своей поддержке принципов Сунь Ятсена. Из тюрем были освобождены руководители профсоюзов Северного Китая, арестованные в феврале 1923 г., восстановлены профсоюзные организации на железных дорогах.

На территории, подконтрольной Фэн Юй-сяну, организации гоминдана и даже КПК действовали легально или полулегально. Гоминьцзюнь состояла из трех армий, размещавшихся в Хэнани, Чахаре и Чжили (Хэбэй). Ее руководители стремились получить помощь Советского Союза. Осенью 1924 г. в центре Хэнани Кайфыне начал работать советский политический советник, а весной — летом 1925 г. в Калгане (Чахар) начала работать группа советских военных советников во главе с полководцами гражданской войны в России В. К. Путна, а затем В. М. Примаковым.

Все это не означало, что Фэн Юй-сян и другие лидеры Гоминьцзюня отказались от милитаристского прошлого, превратились в последовательных сторонников национальной революции. Но именно в этом направлении развивались их взгляды под влиянием подъема национально-освободительного движения. В целом пекинский переворот способствовал созданию условий для распространения национально-освободительных идей на Северный Китай.

В этом же отношении важное значение имела поездка Сунь Ятсена на Север. В обстановке общенационального подъема Дуань Ци-жуй вынужден был пригласить Сунь Ятсена на конференцию по объединению страны. В «Манифесте о поездке на Север» Сунь Ятсен сформулировал цели национальной революции, повторив программу, содержащуюся в манифесте I съезда гоминдана. Указывая, что важнейшей предпосылкой объединения страны является ликвидация милитаризма, он выступал за созыв Национального собрания, освобождение политических заключенных, обеспечение демократических свобод.

13 ноября 1924 г. Сунь Ятсен в сопровождении жены Сун Цинлин, некоторых лидеров гоминдана и советника М. М. Бородина выехал из Гуанчжоу на Север. Поездку Сунь Ятсена гоминдан и КПК использовали для агитации за созыв Национального собрания и отмену неравноправных договоров. В этой кампании участвовали профсоюзы, Социалистический союз молодежи, студенческие союзы, организации женщин.

В Шанхае, Пекине, Тяньцзине и других городах под руководством или при активном участии коммунистов были организованы комитеты содействия созыву Национального собрания. Повсюду народные массы встречали «отца китайской революции» с огромным энтузиазмом, приветствуя его выступления, в которых он говорил о необходимости ликвидировать господство империализма, милитаризм, созвать Национальное собрание.

Через месяц Сунь Ятсен прибыл в Тяньцзинь, где его встречали представители Дуань Ци-жуя. Сунь Ятсен бросил им в лицо гневные слова: «Я хочу во внешних делах уничтожения неравноправных договоров, а правительство хочет соблюдения неравноправных договоров. Вы хотите делать карьеру и разбогатеть, боитесь иностранцев, зачем же вы приветствуете меня».

Сунь Ятсен отказался принять участие в созванной Дуань Ци-жуем «восстановительной конференции», в которой решающий голос принадлежал милитаристам. В противовес ей по инициативе левых гоминдановцев и коммунистов в марте 1925 г. в Пекине был проведен съезд представителей комитетов содействия Национальному собранию. Съезд, в котором участвовали представители профсоюзов, крестьянских организаций, студентов, журналистов, юристов, национальной буржуазии, принял антиимпериалистические, антимилитаристские резолюции, одобрил принципы организации Национального собрания.

Хотя в условиях господства империализма и милитаристского произвола созыв Национального собрания был нереальным делом, вся эта кампания содействовала вовлечению демократических слоев населения (главным образом, городского) в политическую жизнь, распространению антиимпериалистических и антимилитаристских лозунгов национально-освободительного движения, а также требований демократических свобод, улучшения положения трудящихся. Она помогала выходу единого национально-революционного фронта за рамки одного лишь сотрудничества гоминдана и КПК, превращению его в единый фронт широких народных масс.

Сунь Ятсен, прибыв в Пекин, не мог принять непосредственного участия в движении за созыв Национального собрания. Он был смертельно болен. До последнего дня жизни он оставался борцом за свободу Китая, путь к которой видел в тесном союзе с Советским Союзом. Он завещал своим последователям довести революцию до конца «в союзе с народами мира, строящими отношения с нами на основе равенства». Наряду с завещанием партии гоминдан Сунь Ятсен оставил послание Советскому Союзу, в котором говорилось: «Этот союз свободных республик есть то подлинное наследие, которое бессмертный Ленин оставил миру угнетенных народов.

Опираясь на это наследие, народы, изнывающие под гнетом империализма, отстоят свою свободу и добьются освобождения от существующего в мире строя, издревле основанного на рабстве, войнах и своекорыстии». Сунь Ятсен выражал надежду, что «настанет время, когда Советский Союз как лучший друг и союзник будет приветствовать могучий и свободный Китай, когда в великой битве за свободу угнетенных наций мира обе страны рука об руку пойдут вперед и добьются победы».

12 марта 1925 г. Сунь Ятсен умер. Это была большая потеря для национально-революционного движения. В своем обращении к народным массам Китая Исполком Коминтерна призвал их «бороться против тех, кто стремится извратить позицию Сунь Ятсена и его партии в сторону компромисса с империалистами».

Этот призыв был вызван острой борьбой в гоминдане по вопросу о едином фронте и общем политическом курсе, которая не могла не обостриться после смерти Сунь Ятсена, своим авторитетом сдерживавшего атаки наиболее яростных противников революционной политики.

MaxBooks.Ru 2007-2017