История Китая с древнейших времен до наших дней

«Движение 30 мая». Всеобщие стачки в Шанхае и Гонконге

Китайская революция 1925-1927 гг. явилась крупным событием в новейшей истории Китая и всего мира. В ней участвовали миллионы людей, сплоченных программой единого фронта. Революция пользовалась разносторонней поддержкой прогрессивных сил всего мира, прежде всего советского народа и международного коммунистического движения. В то же время на ход революции отрицательно повлияли такие факторы, как социально-экономическая отсталость Китая, натиск империализма, неустойчивость национальной буржуазии, слабость рабочего класса, темнота и забитость основной массы крестьянства, молодость и неопытность коммунистической партии, неравномерность развития революционного движения в различных районах страны.

В своем развитии революция 1925-1927 гг. прошла три периода: первый период включал подъем борьбы после событий 30 мая 1925 г. в Шанхае, положивших начало революции, и контрнаступление реакции весной 1926 г.; второй был связан с начатым в июле 1926 г. Северным походом Национально-революционной армии, который привел к освобождению от власти северных милитаристов Центрального и Восточного Китая; третий период начался после контрреволюционных переворотов в Шанхае и Гуанчжоу в апреле 1927 г. и продолжался на территории Центрального Китая до поражения в июле 1927 г.

В Шанхае положение на японских текстильных фабриках после февральской стачки оставалось напряженным. Предприниматели пытались запугать рабочих, увольняли активистов, делали вычеты из заработной платы, даже закрывали часть фабрик. В ответ вновь начались забастовки. 15 мая 1925 г. японец — сын управляющего убил молодого рабочего-коммуниста Гу Чжэн-хуна.

После этого забастовали рабочие нескольких фабрик. По инициативе КПК в Шанхае развернулось движение солидарности с рабочими. Похороны Гу Чжэн-хуна вылились в большую антиимпериалистическую демонстрацию рабочих, студентов и других демократических слоев населения. В это время власти международного сеттльмента Шанхая намеревались ввести новые правила о портовых сборах, о бирже, более строгий контроль над печатью. Эти проекты усиливали недовольство китайской национальной буржуазии. Складывались условия для осуществления на практике единого фронта рабочих, городской мелкой буржуазии и национальной буржуазии.

В конце мая возобновилась борьба между рабочими и японскими капиталистами в Циндао. Чтобы подавить стачки, японские империалисты ввели в порт военные корабли. Милитаристские войска стреляли в рабочих, было убито два человека и ранено 16. Профсоюзы были закрыты. Расправа в Циндао стала непосредственной прелюдией к «движению 30 мая» в Шанхае, ставшему началом китайской революции 1925-1927 гг.

30 мая 1925 г. по призыву КПК шанхайские студенты организовали антиимпериалистическую демонстрацию против убийства Гу Чжэн-хуна, расправы в Циндао, арестов патриотов, законопроектов муниципалитета международного сеттльмента.

Английская полиция арестовала 160 студентов и рабочих, а когда около одного из полицейских участков собралось свыше 10 тыс. человек, требовавших освобождения арестованных, полиция открыла огонь. Было убито более 10 человек (а за несколько дней — свыше 40), несколько десятков ранено и арестовано. В ответ на империалистическую расправу на Нанкин-род коммунисты призвали трудящихся к всеобщей забастовке.

В обстановке разнузданного империалистического террора и шантажа, концентрации у Шанхая военных кораблей и интервенционистской кампании в прессе особую важность приобретало сплочение всех сил национально-освободительного движения, прежде всего рабочего класса. 31 мая был создан Генеральный совет профсоюзов Шанхая во главе с коммунистами Ли Ли-санем, Лю Шао-ци, Лю Хуа, объединивший рабочих 108 иностранных и 11 китайских предприятий. В контакте с ним действовали Объединенный союз студентов и Союз торговцев. Организации рабочих, студентов, мелкой буржуазии оказывали давление на Генеральную торговую палату, объединявшую крупную шанхайскую буржуазию, и добились от нее решения о прекращении торговли.

1-2 июня 1925 г. в Шанхае началась всеобщая забастовка, в которой участвовало примерно 200 тыс. рабочих; 50 тыс. студентов и учащихся средних школ прекратили занятия, подавляющее большинство торговцев закрыли свои лавки. Японские товары бойкотировались. В целом движение в Шанхае охватило полмиллиона человек. Ядром и. авангардом борьбы были рабочие — текстильщики, портовики, коммунальники, печатники и другие, оказавшие влияние на различные слои населения. Число профсоюзов и их членов в ходе забастовки быстро росло, но слабым местом ее была нестабильность профсоюзов, которые действовали как массовые организации преимущественно во время стачек.

7 июня был создан Объединенный комитет рабочих, торговцев и студентов, координировавший руководство движением. Объединенный комитет, в котором наиболее влиятельными были коммунисты — профсоюзные лидеры, выдвинул 17 требований, ставших программой борьбы: отменить военное положение, вывести из Шанхая морскую пехоту Англии и Японии, разоружить полицию и волонтерский корпус сеттльмента, освободить арестованных, наказать виновников кровопролития, компенсировать убытки, от имени Англии и Японии принести извинения, гарантировать неповторение случившегося, предоставить китайцам на территории сеттльмента демократические свободы, право организации профсоюзов и забастовок, аннулировать законопроекты муниципалитета сеттльмента о печати, о бирже и о портовых сборах, передать смешанный суд в руки китайцев, включить китайцев в состав муниципалитета и полиции сеттльмента, аннулировать консульскую юрисдикцию и др. Таким образом, требования отражали общенациональные чаяния и интересы различных классов.

Однако руководители Генеральной торговой палаты Шанхая отказались участвовать в Объединенном комитете и выдвинули свою программу, в которой отсутствовали требования вывода английской и японской морской пехоты, перераспределения ответственных постов в полиции, отмены консульской юрисдикции. Шанхайская буржуазия маневрировала: присоединившись к движению, она стремилась играть роль посредника между народными массами и империалистами, пыталась сузить борьбу.

Рабочие Шанхая, руководимые коммунистами, стойко держались два, а в некоторых отраслях — три месяца. Их пример имел общекитайское значение и вызвал отклик у других отрядов китайского пролетариата. Особенно важное значение имела Гонконг-Гуанчжоуская стачка-бойкот. Она началась не сразу после событий 30 мая в Шанхае, так как в начале июня юго-западные милитаристы, занимавшие место на крайнем правом крыле гоминдана, попытались захватить власть в Гуанчжоу.

Этот мятеж был подавлен совместными усилиями основной части гоминдана (левое крыло и центр) и коммунистов, привлекших на поддержку национально-революционного правительства рабочих. По поручению Гуанчжоуского правительства борьбу с мятежниками возглавил В. К. Блюхер. Они были разгромлены в течение нескольких дней, что укрепило позиции гоминдановского правительства. Были созданы условия для активной поддержки народными массами Гуандуна антиимпериалистического движения, начатого шанхайскими рабочими.

Стачка в Гонконге началась 19 июня. В этот день бросили работу 100 тыс. человек — моряки, докеры, механики, рабочие коммунального хозяйства, служащие иностранных фирм, строители, пищевики, швейники, домашняя прислуга, кули. Участники стачки поддержали 17 требований шанхайских рабочих и выдвинули дополнительные пункты, направленные на ограничение дискриминации китайского населения Гонконга и улучшение условий труда. Через два дня забастовали китайцы, работавшие на территории англо-французской концессии в Гуанчжоу — в Шамяне. Рабочие уходили из Гонконга и Шамяня.

По призыву Антиимпериалистического общества всех слоев населения, созданного при активном участии коммунистов и левых гоминдановцев, 23 июня в Гуанчжоу был проведен массовый митинг солидарности с рабочими и студентами Шанхая, на котором выступали лидеры гоминдана и правительства, деятели КПК и массовых организаций. Его участники двинулись к Шамяню, протестуя против империалистического произвола. По приказу английского консула с территории концессии по демонстрантам ударили пулеметы и орудия военных кораблей. 52 человека было убито, 178 — тяжело ранено. Но расчет империалистов запугать демократические силы Гуанчжоу не оправдался. Расправа 23 июня привела к новому подъему движения. Стачка в Гонконге превратилась во всеобщую — прекратили работу 250 тыс. человек. Многие из них ушли в Гуанчжоу и другие районы провинции Гуандун.

Сила бастующих заключалась в их хорошей организации, а тахже в поддержке, которую они получали от Гуанчжоуского правительства (в котором видную роль играл лидер левого крыла гоминдана Ляо Чжун-кай) и антиимпериалистически настроенного населения Гуандуьа. Рабочих возглавлял подотчетный Делегатскому собранию стачечный комитет, руководимый коммунистами Су Чжао-чжэном и Дэн Чжун-ся. Стачкой руководил бойкотом английских товаров, блокадой Гонконга (для этого были организованы пикеты на суше и море), размещением и питанием забастовщиков в Гуанчжоу, пропагандой, просвещением. Пикетчики (их насчитывалось в январе 1926 г. 3 тыс.) получали оружие из правительственного арсенала. Они имели право конфисковывать провозимые контрабандой из Гонконга или Макао товары, арестовывать нарушителей бойкота, диверсантов и провокаторов, которые предавались суду, избранному Делегатским собранием.

ГонконгТуанчжоуекая стачка нанесла значительный ущерб и экономическим интересам английских капиталистов, и престижу британского империализма в Китае. Важным следствием стачки было укрепление организованности рабочих Гонконга и Гуанчжоу, рост их влияния. Были созданы крупные отраслевые профсоюзы, например Объединенный союз транспортных рабочих Гонконга, который охватывал 17 профсоюзов (моряков, речников, докеров, трамвайщиков, шоферов, грузчиков и др.), насчитывавших 200 тыс. человек. Развитие классовых профсоюзов шло за счет ослабления реформистов — приверженцев старых цеховых организаций.

Мировое коммунистическое движение чрезвычайно высоко оценило стачки в Шанхае и Гонконге, которые, как отмечалось в резолюции пленума Исполкома Коминтерна, «создали переломный момент в освободительной борьбе китайского народа против иностранных империалистов».

Поддержка мирового пролетариата, прежде всего рабочего класса и всех трудящихся СССР, имела большое значение для развития революционной борьбы китайского народа. В то время как империалисты вели интервенционистскую кампанию против китайской революции, советские профсоюзы, общество «Руки прочь от Китая», посол СССР в Китае Л. М. Карахан, участники собраний трудящихся выразили свою солидарность с китайским народом.

Во многих городах Советского Союза рабочие и служащие отдавали однодневный заработок в фонд помощи борющимся рабочим Китая, профсоюзы СССР оказали материальную поддержку стачечникам Шанхая. Движение солидарности с китайским народом по инициативе коммунистических партий и профсоюзов развернулось также в капиталистических странах.

MaxBooks.Ru 2007-2017