История Китая с древнейших времен до наших дней

Революционное движение в Китае в 1928-1931 гг.

Урон, понесенный революционными силами в результате поражения революции 1925-1927 гг., сосредоточение усилий реакции в конце 20-х — начале 30-х годов на укреплении своей власти в городах создали крайне трудные условия для деятельности КПК, для развития рабочего движения.

Эти объективные трудности были усилены резко возросшей в годы мирового кризиса массовой безработицей и широко практиковавшейся предпринимателями заменой рабочих-мужчин женщинами, подростками и детьми. Число забастовок, имевших в эти годы главным образом экономический характер, сократилось. Большинство забастовок в условиях жестокой эксплуатации и террора, угрозы локаутов окончилось в эти годы поражением.

Существовали трудности и другого порядка. На основе решений VI съезда КПК ценой тяжелых усилий и жертв в городах Китая к концу 20-х годов в основном была восстановлена система организаций партии. Особенно успешно проходила работа в Шанхае, где в подполье действовал ЦК КПК. В городе были воссозданы районные комитеты КПК, действовали коммунистические фракции Генерального совета профсоюзов и ряда крупных профсоюзов, являвшихся опорой партии.

Однако численность организаций в городах росла медленно. В 1929 г. в рядах КПК насчитывалось около 10 тыс. членов, из них в городах — менее половины. К относительной малочисленности городских организаций КПК добавлялись отсутствие необходимого опыта работы коммунистов в рабочих массах в условиях подполья, острая нехватка кадров профсоюзных организаторов из самих рабочих.

К созданию прочной и широкой классовой организации китайских рабочих вел длительный путь политического просвещения трудящихся города на опыте борьбы за повседневные требования и элементарные права, опыте антиимпериалистических выступлений и борьбы против «своих» капиталистов. Лишь на таком опыте значительные слои рабочего класса могли убедиться в предательской роли гоминдановских и реформистских профсоюзов, распознать ложь демагогии гоминдана.

Коминтерн рекомендовал КПК «работать там, где массы», т. е. сосредоточить внимание на работе в реформистских союзах, завоевать доверие рабочих в ходе борьбы за повседневные требования, гибко сочетать социальные и экономические требования с лозунгами борьбы за национальную независимость Китая.

Однако бесправие, бедственное материальное положение китайских рабочих, тяжелые условия труда порождали у коммунистов обманчивое представление о возможности крайне быстрой и легкой организации пролетариата непосредственно под лозунгами КПК и красных профсоюзов. Практика показала, что на пути КПК к рабочей массе стоит не только жестокий террор гоминдана, но и неграмотность массы рабочих, цеховщина, земляческие связи, националистические предрассудки, активно использовавшиеся гоминданом социальная демагогия и националистическая пропаганда.

Отсутствие опыта, левацкая нетерпеливость сказывались в пренебрежении работой в существующих массовых профсоюзах, контролировавшихся гоминданом, в недооценке повседневной борьбы за частичные требования.

Неудача попыток организации политических выступлений рабочего класса, трудности на пути «быстрого» расширения рядов подпольных красных профсоюзов (в 1930 г. их численность составляла около 3 тыс. человек) вызывали растерянность и колебания, порождали у части китайских коммунистов полуанархические представления типа: «рабочие на забастовки не пойдут, они пойдут только на восстание», «массовая организация рабочих станет возможной лишь в ходе восстания». Эти взгляды явились одним из источников «лево»- оппортунистического уклона в КПК в 1930 г., нанесшего тяжелый ущерб позициям партии в городах.

В то же время особенности положения в Китае и в китайской деревне определили более благоприятные возможности для развития революционных сил именно в ряде сельских районов страны. Главной формой собирания и укрепления сил революции здесь стала армия, создававшаяся и возглавлявшаяся коммунистами.

Основными объективными условиями, определившими такое своеобразие развития революционных сил в Китае, были политическая и экономическая раздробленность страны, слабость связей между городом и деревней, концентрация внимания реакции в конце 20-х годов на закреплении своих позиций в городах, сковывающие ее силы непрекращавшиеся милитаристские войны.

В обстановке ожесточенных милитаристских войн в армиях милитаристов участились случаи бунтов, «откола» отдельных частей: рост армий и военных расходов вызывал задержку либо снижение жалованья солдатам и офицерам, сама служба, на которую шли ради денег, в военное время становилась промыслом весьма опасным. Умелое использование этого недовольства коммунистами, проникавшими в гоминдановские армии на командные должности, сделало «уход» отдельных частей милитаристских войск одним из основных источников создания вооруженных сил КПК.

В самой китайской деревне, где вследствие средневековой эксплуатации и произвола милитаристов накопился громадный горючий материал, также сложились определенные условия, способствовавшие организации вооруженных сил революции. После Синьхайской революции наряду с издавна существовавшими вооруженными отрядами различных тайных обществ, иногда на их базе, иногда отдельно, во многих районах Китая, в уездах, волостях и даже в деревнях местные власти и отдельные богатеи стали создавать различные «отряды самообороны» для борьбы против произвола милитаристов и широко распространенного бандитизма.

Численность «отрядов самообороны» в середине 20-х годов в отдельных провинциях достигала нескольких сот тысяч человек. Для провинции Сычуань, например, называлась цифра в 450 тыс. Это привело к тому, что в китайской деревне к концу 20-х годов оказалось множество различного типа военизированных отрядов и организаций и значительное количество оружия. Учитывая эти условия, Исполком Коминтерна рекомендовал руководству КПК курс на создание в сельских местностях собственных вооруженных сил, закрепленный в решениях VI съезда.

Опыт борьбы КПК в деревне 1927-1928 гг. показал, что основными путями формирования первых соединений Красной армии Китая стали восстания в милитаристских армиях под руководством коммунистов и привлечение на сторону КПК отрядов крестьянской самообороны и тайных обществ. В 1928 г. складывавшиеся части Красной армии предприняли первые успешные попытки установления своего контроля в определенных районах, положив начало созданию революционных баз.

Первое крупное военное соединение Красной армии — отряд Чжу Дэ (10 тыс. бойцов) в апреле 1928 г. пришел в Цзинганшань, где в него влились находившиеся здесь отряд Мао Цзэдуна (400 человек) и отряд «старых хозяев» Цзинганшаня — бандитов Вана и Юаня (600 человек), с которыми Мао Цзэдун был вынужден заключить соглашение, чтобы укрыть свой отряд от преследований и переждать трудный зимний период зимы 1927 г.

Объединенные силы получили название 4-го корпуса Красной армии Китая. Чжу Дэ стал командиром корпуса, Мао Цзэдун — комиссаром. Бандитские отряды вскоре были переформированы, Ван и Юань — устранены. С приходом отряда Чжу Дэ по указанию хунаньского провинциального комитета КПК в районе Цзинганьшаня был создан пограничный советский район Хунань — Цзянси.

MaxBooks.Ru 2007-2017