История Китая с древнейших времен до наших дней

Борьба Красной армии против четвертого похода гоминдана. Совершенствование тактики борьбы

Успешное отражение третьего похода гоминдана, усиление борьбы в правящем лагере в 1931 г., бегство нанкинского правительства в Лоян в период наступления японцев на Шанхай и острый экономический спад 1932 г. вызвали на некоторое время новую волну левацких настроений в руководстве КПК и советских районов. Руководство КПК и Красной армии в конце 1931— начале 1932 г. выдвинуло план завоевания власти в провинциях Хунань, Хубэй и Цзянси, в том числе захват их крупных городских центров, рассчитывая «слить» отдельные советские районы в один большой район.

Эти настроения нашли отражение в резолюции ЦК КПК от 9 января 1932 г., в которой говорилось, что соотношение классовых сил в настоящее время уже изменилось в пользу рабочих и крестьян, «развитие Красной армии и партизанских отрядов создало обстановку окружения таких важных средних и больших городов, как Наньчан, Цзиань, Ухань». «Правильная в прошлом тактика, - было сказано в резолюции, — состоявшая в том, чтобы не занимать больших городов, сейчас должна быть изменена». Жизнь показала, что постановка такой задачи была нереальной, и вскоре, в середине 1932 г., планы действий советских районов и Красной армии были изменены.

В июне Нанкин объявил о начале четвертого карательного похода. Главный удар гоминдан наносил прежде всего по советским районам Хубэй — Хэнань — Аньхуй и Хунху, по войскам 4-го фронта и 2-й АГ. Поход готовился тщательнее предыдущих. Гоминдановские войска, участвовавшие в походе, насчитывали около 500 тыс. человек, были лучше снаряжены и вооружены. Хубэй, Хэнань и Аньхуй были разбиты на специальные районы, во главе которых стояли чиновники и инструкторы из центрального аппарата; уезды были разделены на подрайоны. Была объявлена программа «помощи пострадавшим районам», поощрения крестьян-собственников, строительства сельских и агротехнических школ, дорог, проведения ирригационных работ.

Руководство КПК 21 июня 1932 г. приняло резолюцию «Четвертый карательный поход империалистов и гоминдана и наши задачи», в которой рекомендовало различным советским районам и соединениям Красной армии план мобилизационных мероприятий и общую военно-оперативную схему действий. Завоевание трех провинций (Хубэй, Хунань и Цзянси) практически рассматривалось в резолюции как задача, к которой можно будет подойти лишь после разгрома четвертого похода гоминдана, т. е. фактически эта задача снималась.

Советским районам рекомендовалось срочно увеличить части Красной армии, мобилизовать трудящиеся массы. Красная армия должна была избрать активную тактику, действовать по единому плану, координировать усилия всех частей. Войскам советских районов к югу от Янцзы следовало начать наступательные действия в Цзянси. Руководство КПК исходило из того, что такие действия не только возможны, поскольку главный удар противник наносит по советским районам и корпусам Красной армии, находящимся к северу от Янцзы, но и необходимы для облегчения их положения.

Вопрос о планах действий Красной армии и направлении военного строительства после начала четвертого похода гоминдана вызвал разногласия в руководстве Центрального советского района, новую вспышку борьбы групп. Создание в 1931 г. в Центральном советском районе Центрального бюро ЦК КПК ограничило бесконтрольную власть Мао Цзэдуна и его группировки, которую она приобрела здесь в период действий в южной части Цзянси 4-го корпуса Красной армии, а также в результате физического уничтожения в конце 1930 г. своих противников из Цзянсийского провинциального комитета КПК под видом борьбы с контрреволюцией.

С конца 1931 г. Центральное бюро во главе с Чжоу Эньлаем приняло ряд мер, ослабивших влияние группировки Мао Цзэдуна и укрепивших контроль общеполитического центра партии. На ответственную советскую и партийную работу, а также на политработу в армии были выдвинуты кадры, направленные ЦК. В январе 1932 г. Центральное бюро ЦК приняло по докладу Чжоу Эньлая резолюцию «О работе по подавлению контрреволюции в советских районах», в которой основное внимание было уделено анализу ошибок, совершенных Общим фронтовым комитетом, возглавлявшимся Мао Цзэдуном. В резолюции указывалось, что работа по подавлению контрреволюции, проводимая Общим фронтовым комитетом, базировалась в целом на неверных установках, что были допущены грубые ошибки.

После начала четвертого похода гоминдана Мао Цзэдун и его сторонники, желая вернуть себе утраченное положение, выступили против директивы ЦК КПК о наступательных действиях частей 1-го фронта в Цзянси, предложили свою линию в строительстве Красной армии. В случае принятия их предложений они рассчитывали занять руководящее положение в Реввоенсовете, в руководстве Центрального района и его войск. Для обсуждения и решения вопросов о планах действий и направлении строительства Красной армии в августе 1932 г. было созвано расширенное совещание Центрального бюро ЦК в Нинду.

Ход обсуждения показал, что возражения Мао Цзэдуна и его сторонников против плана Центрального бюро ЦК и руководства КПК отражают столкновение двух принципиально различных подходов к проблемам строительства Красной армии и советских районов. Политбюро ЦК КПК и большинство руководителей Центрального советского района считали необходимым максимально использовать отсутствие в Цзянси крупных сил врага для расширения территории и массовой базы, для быстрой подготовки ядра командных и политических кадров, знакомых как с партизанской тактикой, так и с тактикой борьбы современных армий. Мао Цзэдун выступал за тактику отступления, против увеличения Красной армии. Он предлагал план разукрупнения частей Красной армии в небольшие партизанские соединения.

Принятие этого плана означало бы не вызывавшийся необходимостью уход Красной армии с территории Центрального советского района, отказ от использования реальных возможностей для дальнейшего роста и укрепления Красной армии. Это означало бы возвращение к начальному этапу советского движения, самоликвидацию одного из главных завоеваний КПК в годы борьбы под лозунгом Советов — собственных вооруженных сил, благодаря которым партия становилась весомым фактором в политической жизни страны. Именно таким образом расценивало план Мао Цзэдуна большинство руководителей КПК.

Совещание в Нинду отвергло курс Мао Цзэдуна и утвердило предложение Центрального бюро ЦК, приняло решение отстранить Мао Цзэдуна от руководящей работы в армии.

Подготовка к отражению четвертого похода в Центральный советский район, боевые действия против частей Чан Кайши и юго-западных милитаристов осуществлялись по плану и под руководством Центрального бюро ЦК. Осенью 1932 г. под давлением превосходящих сил противника главные силы 4-го фронта Красной армии оставили Хубэй-Хэнань-Аньхуйский советский район и через западную часть Хэнани и юг Шэньси перешли на север Сычуани, где в начале 1933 г. создали новый советский район. 2-я армейская группировка Красной армии также была вынуждена оставить свою опорную базу на западе Хубэя и Хунани и перейти в пограничный район на стыке провинций Хунань, Хубэй, Сычуань, Гуйчжоу. Однако части Центрального советского района, использовав обстановку, расширили его территорию. Части 1-го фронта Красной армии летом 1932 г. выбили войска юго-западных милитаристов, вторгшиеся в Центральный советский район с юга, и осенью предприняли поход на восток, в Фуцзянь.

Важнейшим итогом борьбы КПК против четвертого похода явились укрепление рядов и рост боевого опыта Красной армии 1-го фронта. Общая численность Красной армии во всех районах (включая партизанские отряды, образцовые отряды Красной и Молодой гвардии) достигала около 250 тыс. человек. По численности войска КПК уступали лишь нескольким крупнейшим военно-политическим группировкам в Китае, но были значительно слабее их по военно-техническому оснащению.

Это в значительной мере компенсировалось политической подготовкой, преданностью бойцов и командиров делу революции, дисциплинированностью лучших ее частей, поддержкой со стороны беднейших слоев населения советских районов. В боях против регулярных, хорошо вооруженных войск Чан Кайши и юго-западных милитаристов Красная армия проявила себя грозным противником и показала, что она стала одним из наиболее влиятельных военных и политических факторов жизни Китая.

Итоги борьбы советских районов против четвертого похода гоминдана, опыт деятельности 4-го и 2-го фронтов наглядно продемонстрировали слабые и сильные стороны Красной армии, а также ряд специфических черт борьбы за создание советских районов в Китае. Так, практика показала, что части Красной армии, сохранившие костяк бойцов, командиров и политработников, могли относительно быстро вновь увеличить свои силы в других районах и относительно быстро, по принятому в то время выражению, «советизировать» вновь занимаемую территорию.

Вскоре после перехода в Сычуань части 4-го фронта насчитывали уже 10-15 тыс. бойцов, а в конце 1933 — начале 1934 г. — около 100 тыс. На рубеже 1932-1933 гг. в Северной Сычуани был создан советский район, который к концу 1933 г. расширился и укрепился, стал вторым после Центрального по территории, населению и численности Красной армии. Здесь также осуществлялась программа советского строительства, проводился уравнительный передел земли, создавались новые органы власти.

Обобщая этот опыт, ИККИ и руководство КПК в начале 1933 г. внесли существенные уточнения в тактику Красной армии. В статье, опубликованной в апреле 1933 г. в журнале «Коммунистический Интернационал», подчеркивалось, что при защите советских территорий Красная армия должна избегать столкновений с главными силами врага, сохранять живую силу, что в условиях, когда противник обладает превосходством сил, следует взять курс не на занятие, а на окружение городов. Корректировка тактических принципов борьбы Красной армии позволила сохранить главные ее силы, несмотря на утрату в 1934 г. основных советских территорий к югу от Янцзы.

В январе 1933 г. руководство КПК по рекомендации Коминтерна выдвинуло новую установку и по вопросу единого национально- революционного фронта. От имени Временного Центрального правительства Китайской советской республики и Реввоенсовета Красной армии была опубликована декларация, в которой говорилось, что китайская Красная армия готова заключить соглашение с любыми вооруженными силами для совместной вооруженной борьбы против агрессии японского империализма и гоминдана на трех основных условиях: прекращение наступления на советские районы; предоставление трудящимся демократических прав; вооружение народных масс, создание волонтерских отрядов для защиты Китая и борьбы за его независимость, объединение и территориальную целостность. Хотя Декларация о трех условиях преследовала сравнительно ограниченные цели: использовать противоречия в правящем лагере, чтобы ослабить давление на советские районы, она явилась важным шагом к преодолению сектантской тактики, к организации единого фронта.

В начале 1933 г. руководство Временного политбюро ЦК КПК — исполняющий обязанности генерального секретаря ЦК КПК Цинь Бан-сянь (Бо Гу), член Политбюро ЦК КПК Чжан Вэнь-тянь и ряд других руководителей КПК — переехали из Шанхая в Центральный советский район.

Выбор времени для перенесения общепартийного центра из Шанхая в советские районы определялся возросшими трудностями работы на гоминдановских территориях, а также необходимостью сосредоточения руководства непосредственно в Центральном районе, против которого с весны 1933 г. Чан Кайши начал подготовку нового похода. Вскоре в советский район прибыл и направленный сюда ИККИ в качестве военного советника ЦК КПК немецкий коммунист-интернационалист Отто Браун, оказавший КПК значительную помощь в военном строительстве.

MaxBooks.Ru 2007-2017