История Китая с древнейших времен до наших дней

VII конгресс Коминтерна и поворот в политике КПК - страница 2

В мае 1936 г. прояпонски настроенный монгольский князь Дэван при поддержке японцев организовал в северной части пров. Чахар «Военное правительство Внутренней Монголии». Летом 1936 г. японское правительство в ультимативной форме поставило перед Нанкином вопрос о принятии «трех принципов Хирота».

Несмотря на угрозу японской агрессии, продолжалась грызня в правящем лагере. В июне 1936 г. против нанкинского правительства под предлогом продвижения на север для борьбы с Японией выступила юго-западная группировка. Создалась реальная опасность новой вспышки гражданской войны. Чан Кайши перебросил крупную армию на юг, ослабил давление на советский район и его армию на северо-западе. В руководстве КПК вновь оживились левацко-сектантские тенденции.

На этот раз маоистское руководство стремилось использовать выступление юго-западных милитаристов для борьбы против группировки Чан Кайши. ЦК КПК в решении «О современном политическом положении» от 13 июня 1936 г. не только не выступил против похода юго-западных милитаристов, но, напротив, охарактеризовал его как войну, «в известной степени имеющую национально-революционное значение». «Эта война,— говорилось в решении, — направлена против главаря национальных предателей Чан Кайши.

В нынешней ситуации война против японских захватчиков неотделима от войны против Чан Кайши». Руководство КПК планировало создание вместе с Чжан Сюэ-ляном и Ян Ху-чэном северо-западной объединенной антияпонской армии, рассчитывая затем ударить по армии Чан Кайши с севера и юга. Этот план в случае его осуществления вел к срыву тактики единого национального фронта, чем могли воспользоваться японские захватчики.

События вскоре показали, насколько неверным был расчет на блок с юго-западными милитаристами. В июле 1936 г. Чан Кайши ценой уступок и обещаний урегулировал конфликт с юго-западом. II пленум ЦИК гоминдана, состоявшийся летом 1936 г., выдвинул лозунг усиления концентрации власти и объединения страны под руководством гоминдана, поддержанный большинством лидеров региональных группировок.

Проанализировав деятельность КПК после VII конгресса Коминтерна и изменения в положении Китая, Исполком Коминтерна в письме в ЦК КПК в июле 1936 г., а также в ряде выступлений руководящих деятелей ИККИ рекомендовал КПК решительно пересмотреть установку на одновременную борьбу против гоминдана и японских захватчиков, поддержку борьбы местных группировок против нанкинского правительства.

В выступлениях и статьях Г. Димитрова и Ван Мина, опубликованных в журнале «Коммунистический Интернационал», подчеркивалось, что «коммунисты не должны ставить гоминдан и Чан Кайши на одну доску с японскими захватчиками, так как главным врагом китайского народа является японская фашистская военщина, борьбе с которой на данном этапе должно быть подчинено все». В рекомендациях ИККИ особо отмечалось, что в политическом отношении «единый антияпонский национальный фронт должен представлять соглашение между КПК, гоминданом и другими организациями на общей политической платформе при сохранении полной политической и организационной самостоятельности».

Коминтерн считал необходимым в создавшейся обстановке отстаивать лозунг прекращения всякой гражданской и междоусобной войны и объединения всех сил китайского народа для сопротивления Японии. Исходя из того, что советские районы занимали еще сравнительно небольшую территорию, а значительная часть народа Китая не выступала за создание Советов, ИККИ предложил заменить лозунг советской республики лозунгом создания единой всекитайской демократической республики.

25 августа 1936 г. ЦК КПК опубликовал открытое письмо к гоминдану, в котором выражалась готовность объединиться «в прочный революционный фронт, такой, каким был великий единый фронт борьбы против национального и феодального гнета — фронт двух наших партий — в период великой китайской революции 1925-1927 гг.». 17 сентября 1936 г. Политбюро ЦК КПК приняло решение, в котором разъяснялась новая политика КПК в отношении нанкинской группировки как политика давления, призванная «заставить гоминдановское нанкинское правительство и его армию принять участие в войне против Японии».

Эта корректировка тактической линии КПК, проведенная по инициативе Коминтерна, создала новые, еще более благоприятные возможности для расширения и углубления движения за единый антияпонский фронт, для укрепления контактов КПК с представителями различных социальных сил китайского общества. Осенью 1936 г. переговоры представителей КПК с Чжан Сюэ-ляном и Ян Ху-чэном привели к заключению соглашения о перемирии и подготовке к совместной борьбе с японскими захватчиками. КПК установила неофициальные контакты с представителями нанкинской группировки Чан Кайши.

В стране ширилось движение за оказание решительного отпора японским агрессорам. Осенью 1936 г. войска генерала Фу Цзо-и оказали сопротивление войскам князя Дэвана, пытавшимся по приказу японской военщины вторгнуться в провинцию Суйюань. В ответ на новую вылазку агрессоров вспыхнули забастовки на японских предприятиях в Шанхае, а затем в Циндао, Цзинани и Тяньцзине. Под давлением патриотических выступлений нанкинское правительство отвергло японский ультиматум об установлении «особых отношений» и «сотрудничества» между Японией и Китаем.

Переход самых широких слоев китайского народа на позиции решительной борьбы против японских захватчиков, против политики уступок и продолжения гражданской войны нашел выражение в «сианьских событиях». В начале декабря Чан Кайши прибыл в Сиань — столицу Северо-Запада, — серьезно обеспокоенный фактической утратой контроля над армиями Чжан Сюэ-ляна и Ян Ху-чэна и слухами об их соглашении с КПК. Он рассчитывал урегулировать отношения с Северо-Западом, заставить Чжан Сюэ-ляна и Ян Ху-чэна порвать с КПК, организовать блокаду советского района и борьбу против Красной армии.

Но события развернулись иначе. Чжан Сюэ-лян и Ян Ху-чэн предложили Чан Кайши принять собственную, согласованную с представителями КПК программу действий: положить конец гражданской войне, заключить соглашение о едином антияпонском фронте с КПК, положить конец политике уступок агрессору, начать активную подготовку к войне.

Когда Чан Кайши отказался принять эти предложения, он и сопровождавшие его гражданские и военные деятели Нанкина были арестованы в ночь на 12 декабря 1936 г. Чан Кайши в ультимативной форме было предложено принять указанные требования. После этого Чжан Сюэ-лян и Ян Ху-чэн приступили к реализации плана создания Северо-Западного антияпонского правительства. 14 декабря был создан Чрезвычайный комитет объединенной антияпонской армии, во главе которого стал Чжан Сюэ-лян. От КПК в работе комитета принял участие Чжоу Эньлай, приехавший в Сиань.

Выступление против главы правительства и его политики двух круп, ных армий во главе с командующими воочию показало глубину сдвигов в расстановке сил в стране, широту распространения антияпонских настроений. В то же время арест Чан Кайши резко обострил политическую обстановку в стране, вновь, как в июне того же года — в период выступления против Нанкина юго-западной группировки, поставил страну на грань новой вспышки гражданской войны.

Арест Чан Кайши не встретил поддержки у различных сил и организаций, выступавших против всяких междоусобных войн. В то же время этой акцией пытались воспользоваться наиболее консервативные и японофильские элементы в нанкинском правительстве, выступавшие против единого фронта, за сотрудничество с японской военщиной в борьбе против КПК. Нанкинское правительство объявило о введении в стране чрезвычайного положения. Военный министр Хэ Ин-цинь возглавил карательный поход против Северо-Запада и начал переброску войск к границам Шэньси.

Маоистское руководство КПК не сразу заняло верную позицию в отношений сианьских событий. Мао Цзэдун и его сторонники, поддавшись в первые дни после ареста Чан Кайши авантюристическим настроениям, вразрез с установками Коминтерна и сентябрьского решения Политбюро ЦК КПК, взяли курс на устранение Чан Кайши, на выступление против Нанкина независимого Северо-Западного правительства и его объединенной антияпонской армии. Части Красной армии были двинуты к Сианю.

В обращении Политбюро ЦК КПК к гоминдану и нанкинскому правительству от 15 декабря 1936 г. выдвигалось требование принять условия Чжан Сюэ-ляна и одновременно отстранить Чан Кайши от власти. Такие действия означали срыв перспективы создания единого антияпонского фронта, прямо вели к новому взрыву гражданской войны.

Коминтерн и КПСС, видевшие опасность такого развития событий для национальных интересов Китая, помогли КПК взять правильный курс. 14 декабря газета «Правда» опубликовала передовую статью «События в Китае», в которой резко осуждалось сианьское выступление как подрывающее «процесс консолидации всех сил, стремящихся к объединению Китая» и содержался призыв к мирному разрешению сианьского конфликта. 16 декабря Коминтерн направил ЦК КПК телеграмму, в которой рекомендовал не выступать против Чан Кайши и нанкинского правительства, а использовать создавшуюся ситуацию для того, чтобы побудить Чан Кайши пойти на прекращение гражданской войны.

Коминтерн подчеркивал, что партия должна рассматривать сотрудничество с Чжан Сюэ-ляном и Ян Ху-чэном как важную ступень к соглашению с Нанкином о создании всекитайского единого антияпонского фронта. Своевременные, решительные рекомендации Коминтерна руководству КПК предотвратили опасные действия, на которые толкал партию в декабре 1936 г. Мао Цзэдун.

В соответствии с курсом на мирное разрешение конфликта состоялись переговоры с Чан Кайши. Представитель КПК сообщил ему о стремлении партии мирно разрешить конфликт, изложил предложения о прекращении гражданской войны и создании единого фронта. Чан Кайши дал обещание прекратить гражданскую войну и начать переговоры с КПК о едином фронте.

Однако устное соглашение он предложил временно держать в секрете, аргументируя это тем, что ему нужно время на проведение соответствующих решений в руководящих органах гоминдана. 25 декабря он был освобожден и вместе с Чжан Сюэ-ляном вылетел в Нанкин. Там он приказал немедленно арестовать Чжан Сюэ-ляна и стал всячески затягивать практическое осуществление своих обещаний.

В то же время военные действия гоминдановских войск против Красной армии более не возобновлялись, начались переговоры между представителями КПК и нанкинского правительства. Мирное разрешение сианьского конфликта и практическое прекращение гражданской войны — позиция, которую по рекомендации Коминтерна заняла КПК,— стали исходным моментом нового этапа формирования единого национального фронта.

Отказ нанкинского правительства осенью 1936 г. принять японские требования означал, по мнению большинства политических наблюдателей, что война Японии против Китая — это вопрос ближайших месяцев. Об этом свидетельствовали резкое усиление военной клики в правительстве Японии, новые агрессивные акции и провокации японской военщины в Китае в конце 1936 — начале 1937 г.

В феврале 1937 г. состоялся III пленум ЦИК гоминдана, на котором в центре внимания было обсуждение предложений КПК и обещаний Чан Кайши, данных в Сиане. 10 февраля 1937 г. ЦК КПК направил в адрес пленума телеграмму, в которой в качестве основы для соглашения между КПК и гоминданом предлагалось: полностью прекратить гражданскую войну, гарантировать демократические свободы и освободить всех политических заключенных, созвать конференцию представителей всех партий, групп, всех слоев населения и всех вооруженных сил, улучшить условия жизни народа.

КПК заявляла о готовности ради единого фронта прекратить повсюду в стране вооруженную борьбу против нанкинского правительства; переименовать Советское народное правительство в правительство Особого района Китайской республики, а Красную армию — в Национально-революционную армию; отказаться от конфискации помещичьей земли и проводить в жизнь общую программу единого антияпонского национального фронта.

На III пленуме ЦИК гоминдана твердолобые реакционеры и японофилы, вновь пытавшиеся выступать с позиций «невозможности сопротивления Японии», оказались в изоляции. Представители наиболее прогрессивных сил в гоминдане, Сун Цин-лин и Фэн Юй-сян, предложили восстановить в программе гоминдана «три политические установки» Сунь Ятсена — «союз с СССР, союз с компартией, поддержка рабочих и крестьян».

Хотя пленум отверг предложение КПК о заключении конкретного соглашения между гоминданом и КПК о едином фронте, он был вынужден принять предложенную КПК политику прекращения гражданской войны, что создало реальные предпосылки для соглашения о сотрудничестве в дальнейшем.

В апреле 1937 г. нанкинское правительство направило в столицу советского района Яньань делегацию во главе с видным деятелем гоминдана Чжан Цюнем для переговоров с КПК. В результате было достигнуто неофициальное соглашение, по которому гоминдан отказывался от требований ликвидировать правительство в Яньане и Красную армию. КПК обязалась реорганизовать органы Советской республики в органы демократической власти, а Красную армию — в воинскую единицу Национально-революционной армии.

В качестве общей программы сотрудничества принимались «три народных принципа Сунь Ятсена». Переход КПК к новому курсу, задачи перестройки работы партии в новых условиях были закреплены на конференции партийных организаций Пограничного района Шэньси — Ганьсу — Нинся, состоявшейся в начале мая 1937 г.

Благодаря своей решительной и последовательной антиимпериалистической программе и осуществлению тактики единого фронта КПК вышла из изоляции и, став в первые ряды борцов за национальную независимость страны, начала превращаться в массовую политическую партию. Борьба китайских коммунистов в 1935-1937 гг. под руководством Коминтерна за создание единого фронта сыграла исключительно важную роль в деле подготовки китайского народа к вооруженному сопротивлению японской агрессии.

MaxBooks.Ru 2007-2017