История Китая с древнейших времен до наших дней

Наступление японских войск. Развертывание вооруженного сопротивления китайского народа (июль 1937 — октябрь 1938 г.)

Летом 1937 г. японский империализм приступил к осуществлению своих планов колониального закабаления Китая. Опираясь на выгодные стратегические позиции, захваченные на севере страны в 1931-1936 гг., японские войска развернули широкое наступление в глубь Китая.

Поводом для начала войны Японии против Китая послужил спровоцированный японской военщиной «инцидент» у моста Лугоуцяо близ Пекина. 7 июля 1937 г. отряд японских войск, проводивший в этом районе ночные «маневры», внезапно открыл по китайским частям артиллерийский огонь. Китайцы оказали сопротивление. Произошло вооруженное столкновение. Так началась японо-китайская война, продолжавшаяся восемь лет, хотя до конца 1941 г. ни Япония, ни Китай официально не объявляли состояние войны. Со стороны Японии это была империалистическая колониальная война, имевшая целью порабощение Китая. Для китайского народа она с первых же дней приняла характер справедливой, национально-освободительной войны против японского империализма. Китайский народ добивался полного изгнания японских захватчиков с территории своей родины, завоевания национальной независимости и демократического переустройства Китая.

Первый этап войны (июль 1937 — октябрь 1938 г.) был весьма неблагоприятным для Китая в военном отношении. Материально-техническое превосходство японской армии позволило ей добиться крупных стратегических успехов и далеко продвинуться в глубь Китая. Победам японцев способствовали колебания и непоследовательность гоминдановского правительства. В этот критический для Китая момент правительство Чан Кайши не проявило необходимой решимости в обороне страны. Перед лицом смертельной угрозы национальному существованию Китая, под влиянием патриотического подъема, охватившего страну, Чан Кайши 17 июля выступил с заявлением, в котором признал необходимость отпора врагу.

«Если начнется война, — заявил он, — то вся страна — от края и до края, весь народ — от мала до велика, каждый, кто бы он ни был, будет обязан вести войну против японских захватчиков, защищая родную землю». Это была первая за многие годы действительно патриотическая декларация гоминдана, имевшая, по оценке КПК, «историческое значение».

Однако там же Чан Кайши подчеркнул, что не отказывается от надежды на урегулирование конфликта дипломатическим путем. Гоминдановское правительство, вступив в переговоры с агрессорами, медлило с отправкой подкреплений в Северный Китай. Эти переговоры не дали Китаю никаких практических результатов, но зато помогли японскому командованию выиграть время для наращивания сил на фронте.

За время переговоров японцы сконцентрировали в Северном Китае 100-тысячную ударную группировку и в конце июля вынудили гоминдановские войска отступить. Японцы захватили 28 июля Пекин, а июля — Тяньцзинь и открыли себе дорогу во внутренние районы.

Располагая превосходящими силами (в течение первых двух месяцев войны в Северный Китай была переброшена оснащенная по последнему слову военной техники 300-тысячная японская армия), агрессоры быстро развивали наступление. Многочисленная, но плохо вооруженная и слабо обученная китайская армия не могла сдержать натиск врага, несмотря на героическое сопротивление отдельных частей и соединений. Среди гоминдановских военачальников наряду со способными и храбрыми патриотически настроенными командирами были и бездарные, продажные генералы, а то и просто национальные предатели, открывавшие фронт противнику.

Гоминдановское командование проявило полную неспособность организовать эффективное сопротивление врагу. Главным пороком военной стратегии и тактики гоминдановцев было нежелание поднимать массы на борьбу, их страх перед народной войной, которая одна только и могла спасти Китай.

В августе японцы открыли новый фронт в Центральном Китае. 13 августа японские войска, при поддержке авиации и флота начав наступление на Шанхай, создали угрозу столице Китая Нанкину. Японцы рассчитывали захватом Шанхая сломить сопротивление Китая и заставить гоминдановское правительство капитулировать. Одновременно продолжалось японское наступление и в Северном Китае. В сентябре оккупанты захватили Датун и Баодин, в октябре — важную узловую станцию Шицзячжуан, в ноябре — Тайюань, административный центр пров. Шаньси. Несмотря на героизм шанхайского гарнизона и затяжные бои за город, военное положение в устье Янцзы неуклонно ухудшалось,

После того как японское командование сосредоточило в этом районе отборную 150-тысячную ударную группировку, наступил перелом в боях за Шанхай. 12 ноября город пал. Падение Шанхая привело к дезорганизации гоминдановского фронта и открыло японцам дорогу вверх по течению р. Янцзы. Японские войска двинулись на гоминдановскую столицу Нанкин. Китайская армия не смогла организовать устойчивую оборону и в беспорядке отступала с тяжелыми потерями. Перепуганная гоминдановская верхушка беспокоилась не столько о защите столицы и ее населения, сколько о спасении своего имущества.

29 ноября правительство бежало из Нанкина в Ухань. В городе началась паника, усиленная японскими бомбардировками мирного населения. 12 декабря японские войска ворвались в окруженный Нанкин.

Весной и летом 1938 г. японцы продолжали развивать наступление в Центральном Китае. В конце марта 60-тысячная группировка японских войск начала продвижение с севера на Сюйчжоу, чтобы выйти к Уханю и соединиться с войсками, действовавшими вдоль Янцзы. В начале боев за Сюйчжоу гоминдановским войскам удалось достичь временного успеха и нанести японцам крупное поражение под Тайэрчжуанем. Однако гоминдановские генералы не смогли развить успех. Вскоре японцы возобновили наступление и 19 мая овладели Сюйчжоу — важным стратегическим железнодорожным узлом. В результате сюйчжоуской операции японское командование объединило северный фронт с центральным. Положение гоминдановских войск на центральном фронте резко ухудшилось.

Следующей целью японской армии стал Ухань. Для наступления на уханьский стратегический узел японцы сосредоточили почти четверть миллиона солдат, поддержанных танками, авиацией и флотом. Гоминдановское командование, имевшее возможность и время для срыва наступления, не приняло необходимых мер. Правительство отвергло предложение КПК о мобилизации всего населения Уханьского промышленного района на борьбу против японских захватчиков и широком развертывании партизанских действий под руководством Новой 4-й армии и обрекло тем самым свою армию на поражение. 27 октября китайские войска сдали Ухань, а гоминдановское правительство эвакуировалось в Чунцин, где оно и оставалось до конца войны.

В результате захвата Уханя японцы перерезали единственный железнодорожный путь, соединявший Северный и Южный Китай, и прервали связь между северным и южным фронтами гоминдановской армии. Несколькими днями раньше, 22 октября, японская армия десантом с моря без боя захватила Гуанчжоу, лишив Китай последней крупной морской коммуникации.

Падением Уханьского промышленного района и Гуанчжоу завершился первый этап войны, характеризовавшийся широкими наступательными операциями японской армии и тяжелым поражением гоминдановской. В итоге первых 15 месяцев войны японским войскам удалось захватить огромные территории в Северном, Центральном и Южном Китае, почти всю железнодорожную сеть и главные экономические центры Китая, полностью блокировать его морское побережье.

Это было следствием как общей военно-экономической слабости Китая, так и реакционной политики гоминдановского правительства, придерживавшегося пассивной стратегии и тактики в антияпонской войне. Но главной своей цели — полного покорения и капитуляции Китая — японские империалисты добиться не сумели. Дух сопротивления китайского народа не был сломлен, и он продолжал борьбу. Япония оказалась перед лицом затяжной войны в Китае.

MaxBooks.Ru 2007-2017