История Китая с древнейших времен до наших дней

Внутриполитическая борьба в Китае

Антияпонский единый национальный фронт с момента создания стал важным фактором внутриполитической жизни Китая. Вследствие разнородного классового состава в нем сразу же развернулась острая борьба вокруг основных проблем антияпонской войны.

Левое, прогрессивное крыло единого фронта, в которое входили широкие массы рабочих, крестьян, городской мелкой буржуазии, возглавила Коммунистическая партия Китая, выступавшая за тесное сплочение всех патриотических сил Китая, за демократическое переустройство страны в целях максимальной мобилизации людских и материальных ресурсов для развертывания всенародной войны сопротивления японским захватчикам. Эти основные направления политики КПК находили поддержку у промежуточной группировки единого фронта, состоявшей из национальной буржуазии, наиболее обеспеченных слоев городской мелкой буржуазии, а также части помещиков и милитаристов, недовольных антинародным режимом Чан Кайши.

Этому патриотическому большинству противостояло правое консервативное крыло (крупные помещики и крупная буржуазия), возглавляемое кликой Чан Кайши. Гоминдановская верхушка, вынужденная вести войну с Японией, в то же время стремилась не допустить роста демократических сил китайского народа, сохранить в неприкосновенности однопартийную диктатуру гоминдана, хотя именно существование подобного режима являлось одной из основных причин военно-политической слабости Китая.

Правогоминдановское крыло единого фронта было основным очагом капитулянтства. Вместе с тем правый лагерь контролировал военно-экономический потенциал страны, и его участие было необходимо для ведения антияпонской войны.

В этих условиях борьба КПК и других патриотических сил Китая за расширение и укрепление единого фронта представляла собой весьма сложную задачу. Даже в руководстве КПК далеко не все правильно понимали тактику единого антияпонского национального фронта, разработанную Коминтерном и делегацией КПК при ИККИ. Левосектантская группа, признававшая на словах великое значение единого фронта, пыталась проводить политику, подрывавшую национальное единство в борьбе с японскими захватчиками.

И после образования единого фронта Мао Цзэдун остался верен своей сектантской концепции, согласно которой главным врагом, по существу, считался не японский империализм, а гоминдан, возглавляемый Чан Кайши. Тактике единого антияпонского фронта маоисты противопоставляли так называемый принцип самостоятельного, независимого ведения партизанской войны, основанный на ложном предположении о неизбежном уходе Чан Кайши из единого фронта в «недалеком будущем».

Большинство руководства КПК в то время отвергло левосектантские установки маоистов и взяло курс на дальнейшее сближение с гоминданом, обоснованной критикой и давлением снизу побуждая его к активизации борьбы против японских захватчиков. На совещаниях Политбюро ЦК КПК, состоявшихся в декабре 1937 г. и в конце февраля — начале марта 1938 г., были приняты конкретные решения, предусматривавшие расширение военного сотрудничества КПК с гоминданом и намечавшие возможные организационные формы единого фронта вплоть до вхождения коммунистов в гоминдан (как это было в 1924-1927 гг.).

Эти предложения были переданы КПК чрезвычайному съезду гоминдана, созванному в апреле 1938 г. Для укрепления руководства партийной работой на гоминдановской территории и расширения практических связей с гоминданом в конце 1937 г. в Ханькоу было создано авторитетное Центральнокитайское (Чанцзянское) бюро ЦК КПК, в которое вошли Бо Гу, Ван Мин и другие деятели партии, отстаивавшие линию Коминтерна в едином фронте. Чанцзянское бюро проделало большую работу, направленную на разъяснение и претворение в жизнь тактики единого фронта, координировало боевые действия Новой 4-й армии с гоминдановскими войсками на фронте.

Под непосредственным, руководством Чанцзянского бюро издавались ежедневная газета «Синьхуа жибао» и теоретический журнал «Цюньчжун», пользовавшиеся большой популярностью среди населения, особенно в гоминдановских районах. На страницах этих изданий доходчиво разъяснялась и обосновывалась политика КПК в период войны против японских захватчиков, разоблачались и подвергались принципиальной критике происки прояпонских капитулянтских группировок. Деятельность Чанцзянского бюро содействовала значительному росту политического авторитета и влияния КПК, сплочению единого фронта, служила серьезным противовесом «лево»-сектантским тенденциям в партии.

Целеустремленная работа коммунистов — сторонников линии Коминтерна на укрепление единого фронта, давление народных масс и поражения на фронте побудили руководство гоминдана предпринять новые шаги навстречу требованиям КПК. Это нашло свое отражение в решениях чрезвычайного съезда гоминдана. В «Программе войны сопротивления и строительства страны» и манифесте, принятых съездом, говорилось о необходимости сплочения сил всего китайского народа в войне против японских захватчиков, укрепления единства страны на основе «трех народных принципов» Сунь Ятсена, о развитии экономики и подъеме благосостояния народа.

Эти документы могли стать основой для общей политической платформы единого фронта в период борьбы против японских захватчиков. Теоретический орган ЦК КПК журнал «Цюньчжун» в связи с решениями съезда писал: «Мы одобряем и поддерживаем политический курс нашей страны на период войны сопротивления, выраженный в манифесте и «Программе войны сопротивления и строительства страны». Он совпадает с основным направлением политической программы на период войны сопротивления, неоднократно провозглашавшейся ЦК КПК».

Съезд гоминдана принял также решение о создании совещательного органа при гоминдановском правительстве — Национально-политического совета Китая. Совет формировался путем консультаций из представителей различных политических партий и общественных организаций страны. Его состав утверждался гоминдановским правительством. В функции совета входило обсуждение важнейших политических решений и законодательных актов. Аналогичные национально-политические советы предполагалось создать также на провинциальном и районном уровнях.

При благоприятных условиях эти советы могли стать одной из организационных форм единого фронта и первым шагом на пути к демократизации страны, поэтому КПК поддержала это мероприятие. Хотя подавляющее большинство в совете принадлежало гоминдановцам, коммунисты первое время принимали активное участие в его работе, способствуя тем самым укреплению единого фронта. Еще ранее, в начале 1938 г., коммунистам был открыт доступ также в отдельные правительственные учреждения гоминдана. Группа коммунистов во главе с Чжоу Эньлаем и Го Мо-жо, привлеченная к работе политотдела Национального военного совета, сыграла заметную роль в развертывании антияпонской пропаганды в гоминдановских войсках.

Политические итоги первого этапа антияпонской войны были подведены на состоявшемся в октябре — ноябре 1938 г. 6-м расширенном пленуме ЦК КПК, созванном вместо намеченного ранее VII съезда партии. Внимание пленума сконцентрировалось на проблеме развития и расширения единого антияпонского национального фронта на основе укрепления сотрудничества между КПК и гоминданом. «Сотрудничество гоминдана и КПК является основой единого национального антияпонского фронта, гарантией победы в антияпонской войне и государственном строительстве», — говорилось в резолюции пленума.

Этот важный политический вывод основывался на реальном положении в Китае. Гоминдан во главе с Чан Кайши являлся в то время главной политической силой в едином фронте, в войне против японских захватчиков. Гоминдановские войска вели активную борьбу на фронте, приняли на себя удар основных сил японской армии, упорно защищали некоторые города (Шанхай и Ухань), одержали победу под Тайэрчжуаном. Гоминдан легализовал деятельность КПК, оказывал определенную помощь 8-й и Новой 4-й армиям, сделал некоторые шаги по пути демократизации страны (созыв Национально-политического совета, принятие «Программы войны сопротивления и строительства государства»).

И хотя все эти меры еще не обеспечивали развития действительно всенародной войны, не меняли характера диктатуры гоминдана, тем не менее КПК активно поддерживала их, надеясь всеми средствами воздействовать на эволюцию гоминдана в нужном направлении. КПК в этот период признавала руководящую роль гоминдана в едином фронте и антияпонской войне. В резолюции 6-го пленума по докладу ЦК подчеркивалась необходимость «поддерживать Национальное правительство, поддерживать тесное сотрудничество гоминдана и КПК».

На пленуме обсуждался также вопрос о выработке конкретных организационных форм единого фронта. Развивая прежнюю идею создания из представителей различных политических партий и групп национального революционного союза, пленум предложил превратить в такой союз саму партию гоминдан. В связи с этим пленум признал целесообразным вступление коммунистов в гоминдан и гоминдановскую молодежную организацию «трех народных принципов». При этом КПК оговаривала вступление в гоминдан непременным условием сохранения политической и организационной самостоятельности коммунистической партии.

В резолюции пленума указывалось на необходимость вести борьбу как против «левого» сектантства, проявлявшегося в непонимании того, что «единственным путем для освобождения китайского народа является укрепление и расширение единого национального антияпонского фронта, особенно организация длительного сотрудничества гоминдана и КПК», так и против правого оппортунизма, который мог привести к «утере партией политической и организационной самостоятельности в едином национальном антияпонском фронте», к тому, что «пролетариат и его политическая партия пойдут на поводу у буржуазии».

Все это были правильные, своевременные решения, тем более что на пленуме выявились опасные националистические тенденции. Так, в выступлении Мао Цзэдуна был выдвинут тезис о необходимости «китаизации марксизма», что на практике вело к подмене марксизма-ленинизма как теоретической основы деятельности партии «маоцзэдуновскими идеями» или так называемым китаизированным марксизмом. Несмотря на эти тревожные симптомы, 6-й расширенный пленум ЦК КПК имел большое значение для последующей деятельности партии. Он принял важные решения, способствовавшие укреплению единого фронта, сотрудничества КПК с гоминданом в антияпонской войне.

На первом этапе антияпонской войны патриотическим прогрессивным силам Китая во главе с коммунистами удалось добиться создания единого антияпонского национального фронта и ряда уступок со стороны гоминдановского правительства, способствовавших борьбе с японскими захватчиками. Но основы террористической диктатуры гоминдана остались незатронутыми. Политику правящих кругов Китая продолжали определять реакционные силы крупной буржуазии и помещиков, готовых на все ради сохранения своих классовых привилегий.

Итоги первого этапа войны были весьма неблагоприятными для Китая. Военно-экономическая слабость страны, противоречивость политики и колебания гоминдановского правительства, его неспособность организовать эффективный отпор японскому вторжению привели к тому, что агрессор захватил огромные территории в северной и центральной части страны, а также район Гуанчжоу на Юге. Это были наиболее развитые в экономическом отношении районы.

Китай утратил почти весь свой и без того слабый промышленный потенциал, понес огромные потери в живой силе и вооружении. Но, несмотря на тяжелые неудачи и огромные жертвы, китайская армия не была разгромлена и сумела остановить японское наступление. Японии не удалось добиться своей главной цели — капитуляции Китая.

MaxBooks.Ru 2007-2017