История Китая с древнейших времен до наших дней

Усиление реакционных тенденций в гоминдане. Обострение отношений между КПК и гоминданом

Кратковременный период некоторой либерализации гоминдановского режима после образования единого фронта закончился к 1939 г., уступив место новому усилению реакционных тенденций в гоминдане. Ухудшение международного положения накануне и после начала войны в Европе, временные успехи фашистского блока усугубляли капитулянтские настроения в гоминдане.

Новая японская тактика «политического наступления» на чунцинское правительство активизировала происки японской агентуры в гоминдане. Тяжело сказывались последствия утраты приморских районов, наиболее развитых в экономическом и социально-политическом отношениях, резкое сокращение связей с внешним миром. Гоминдан испытывал растущее давление реакционных феодальных сил и воззрений. К этому добавились отрицательные левацкие моменты в политической линии руководства КПК, недостаточно учитывавшего всю сложность обстановки и реальное соотношение сил внутри единого фронта.

Участие гоминдана, руководимого Чан Кайши, в антияпонском едином национальном фронте и некоторые шаги навстречу требованиям демократических сил антияпонского сопротивления отнюдь не изменили, реакционного характера гоминдановского режима. Прекращение японского наступления и стабилизация фронта позволили поднять голову наиболее реакционным антикоммунистическим элементам, видевшим свою главную задачу в подавлении возросшей военно-политической активности демократических сил китайского народа.

Ярыми поборниками антинародной и антинациональной политики выступали основные гоминдановские группировки: «Си-Си», «Вампу», «политических наук»; важную роль играли родственники Чан Кайши — Сун Цзы-вэнь, Кунь Сян-си. Вся эта камарилья, представлявшая интересы различных групп крупной буржуазии и помещиков и возглавлявшаяся Чан Кайши, держала в своих руках ключевые посты в партийном, военном, государственном и экономическом аппарате гоминдановского Китая.

Гоминдановские лидеры, стоявшие у власти в Чунцине, не порывали связи с Ван Цзин-вэем и другими предателями, перебежавшими к японцам. Гоминдановская верхушка прежде всего стремилась не допустить ослабления однопартийной диктатуры гоминдана, сохранить в неприкосновенности полуфеодальные порядки в Китае. Она страшилась всенародной антияпонской борьбы и роста влияния КПК и наносила удары по наиболее последовательным патриотическим силам.

Уже в конце 1938 г. обозначились первые симптомы поворота вправо в политике гоминдана. В 1939 г. его реакционный курс определился окончательно. Формально оставаясь.в рядах единого фронта и продолжая войну с Японией, гоминдан повел борьбу против демократических сил страны, прежде всего против КПК. Гоминдан стремился «поглотить» КПК, ограничить ее деятельность, воспрепятствовать росту партии и ее вооруженных сил.

Предложение о вступлении коммунистов в гоминдан было воспринято его руководством как готовность КПК отказаться от своей политической и организационной самостоятельности. Поэтому 5-й пленум ЦИК гоминдана (январь 1939 г.) в качестве предварительного условия вступления коммунистов в гоминдан выдвинул требование выхода из КПК и отказа от коммунистической идеологии.

Таким образом, гоминдан практически отверг предложение компартии. Тот же пленум принял решение «О мерах по ограничению деятельности чуждых партий», а в феврале 1939 г. руководство гоминдана издало секретную директиву «О мероприятиях по ограничению деятельности КПК». В июле 1939 г. гоминдановское правительство потребовало установления строгого контроля над деятельностью КПК, над освобожденными районами, 8-й и Новой 4-й армиями.

Еще в 1938 г. правительство Чан Кайши распустило все негоминдановские молодежные организации, поставив фактически вне закона патриотическое движение студентов. Осенью 1938 г. было совершено первое вооруженное нападение чанкайшистских войск на народную армию. В 1939 г. произошла целая серия таких «конфликтов». Нападения гоминдановцев на части 8-й и Новой 4-й армий не прекращались до конца войны и временами переходили в крупные военные операции.

Гоминдан развернул планомерную пропагандистскую кампанию против КПК, обосновывая военные нападения на войска освобожденных районов. Руководство гоминдана явно готовилось к гражданской войне с коммунистами. К весне 1939 г. гоминдановское командование сняло с фронта и сформировало специальную группу войск (более 30 дивизий), которую сконцентрировало у границ Пограничного района Шэньси-Ганьсу-Нинся. Прекратилось снабжение 8-й и Новой 4-й армий вооружением, денежным и вещевым довольствием.

В конце 1939 г. гоминдановские реакционеры, начав боевые действия против освобожденных районов, поставили Китай на грань гражданской войны. Главный удар намечался по Пограничному району Шэньси-Ганьсу-Нинся, вокруг него было сосредоточено более 200 тыс. гоминдановских войск под командованием генерала ХуЦзун-наня. Одновременно генерал Янь Си-шань провел наступательные операции против Утайшаньской и Тайханшаньской партизанских баз.

Вначале гоминдановцам удалось захватить несколько уездов в освобожденных районах. Командование 8-й армии спешно перебросило в район боев дивизии Хэ Луна и Лю Бо-чэна и соединения Новой армии под руководством Бо И-бо. Невступая во фронтальное столкновение с гоминдановскими войсками, народная армия в начале 1940 г. нанесла ряд ударов по наиболее слабым соединениям противника и вынудила его прекратить наступательные операции. Попытка военного нажима на КПК в Северном Китае была сорвана. Столь же неудачными оказались неоднократные попытки гоминдановцев окружить и уничтожить части Новой 4-й армии, которые уклонялись от боя и с помощью населения ускользали от преследования. Военно-политическое наступление гоминдановцев против КПК в конце 1939-1940 гг. получило название «первой антикоммунистической кампании».

Японское командование всячески поощряло гоминдан к развязыванию гражданской войны. Авиация японцев неоднократно бомбила Яньань и колонны войск 8-й армии. Японские войска получили приказ не препятствовать передислокации гоминдановских дивизий к границам освобожденных районов. Японцы в этот момент не предпринимали крупных операций против партизанских баз, предоставляя китайцам истреблять друг друга. Провокационные действия гоминдана, вызвавшие ответную реакцию КПК, были только на руку японцам. Хотя единый фронт и не был сорван полностью, но агрессору противостояли теперь разрозненные силы, действовавшие независимо друг от друга и враждовавшие между собой.

Возмущение демократических сил Китая и умелые действия народных армий привели к провалу «первой антикоммунистической кампании». Этому способствовала также позиция Советского Союза, который в конце 1939 г. приостановил поставки вооружения правительству Китая, чтобы это оружие не было использовано против китайского народа. Гоминдановцы вынуждены были искать соглашения с КПК.

Весной 1940 г. в Чунцине начались переговоры между представителями гоминдана и компартии, завершившиеся в июле соглашением о границах Пограничного района Шэньси-Ганьсу-Нинся, численности и зонах боевых действий 8-й и Новой 4-й армий, а также о возобновлении их снабжения гоминдановским правительством. Это на время ослабило, но не прекратило борьбы внутри единого фронта.

Чтобы снять блокаду Пограничного района, командование 8-й армии организовало в августе — декабре 1940 г. партизанскую операцию, которая вошла в историю под названием «битва ста полков». Это было единственное с начала войны и до августа 1945 г. крупное наступление народных армий против японских захватчиков.

В нем участвовали подразделения 115, 120 и 129-й дивизий и партизанские отряды общей численностью более 400 тыс. бойцов. Наступление имело ограниченную оперативную задачу: внезапным одновременным ударом по гарнизонам и коммуникациям противника дезорганизовать его силы, нарушить связь, создать возможность для расширения территории освобожденных районов и взаимодействия между ними.

За три с половиной месяца боев народные армии вывели из строя более 20 тыс. японских солдат и офицеров, освободили от противника территорию с населением более 5 млн. Учитывая размах и продолжительность операции, это был довольно скромный успех. В ноябре — декабре 1940 г. японцы развернули контрнаступление и вынудили народные армии отойти на исходные позиции. Тем самым военные результаты операции были сведены к нулю. «Битва ста полков» не привела к желаемым политическим последствиям. Гоминдан не только не снял блокады с Пограничного района, но и, напротив, развернул в январе 1941 г. «вторую антикоммунистическую кампанию».

На этот раз гоминдановцы решили нанести удар по Новой 4-й армии и партизанским базам в Центральном Китае. В конце 1940 г. Чан Кайши отдал приказ Новой 4-й армии передислоцироваться на север, в междуречье Янцзы и Хуанхэ. К концу декабря ее основные силы (около 40 тыс. человек) перебазировались на северный берег Янцзы. На южном берегу остались штаб, тылы, часть обоза, раненые и больные — всего 10 тыс. человек. 6 января 1941 г. эта колонна была внезапно атакована гоминдановцами и понесла большие потери.

Командующий армией Е Тин был взят в плен, его заместитель и политкомиссар Сян Ин зверски убит. 18 января Чан Кайши отдал приказ расформировать Новую 4-ю армию и предать Е Тина военному суду. Генералу Ли Цзун-жэню, назначенному главнокомандующим «антикоммунистическими» армиями (350 тыс. человек), было поручено истребить основные силы Новой 4-й армии на северном берегу Янцзы. Одновременно гоминдановская печать начала травлю коммунистов, требуя удаления представителей КПК из Национально-политического совета и их ареста, закрытия газеты «Синьхуа жибао», повсеместного разгрома коммунистических и антияпонских организаций.

Новая военная провокация Чан Кайши против КПК, служившая на руку японцам, вызвала массовые протесты в Китае. 22 января 1941 г. ЦК КПК опубликовал обращение к ЦИК гоминдана, в котором потребовал прекратить провокации против народных армий; отменить приказ о расформировании Новой 4-й армии; наказать организаторов событий на юге провинции Аньхуй; освободить Е Тина и восстановить его в должности; вернуть всех пленных и оружие; снять блокаду с Пограничного района. ЦК КПК потребовал также освобождения всех политзаключенных и упразднения однопартийной диктатуры гоминдана. Народно-революционный военный совет при ЦК КПК назначил нового командующего (Чэнь И) и политкомиссара (Лю Шао-ци) Новой 4-й армии.

Требования КПК были отклонены Чан Кайши, который, однако, обещал «расследовать» события в пров. Аньхуй. В связи с этим коммунисты отказались участвовать в мартовской сессии НПС. Предательские действия чанкайшистов усилили настроения, оппозиционные гоминдану, даже среди национальной буржуазии. В марте 1941 г. представители различных буржуазных партий и групп создали политическую организацию Лигу демократических партий, реорганизованную в 1944 г. в Демократическую лигу Китая.

В лигу вошла значительная часть представителей национальной буржуазии, интеллигенции и студенчества, объединявшихся на основе программы единого антияпонского фронта. Лига осудила реакционную политику гоминдана и выступила за укрепление единого фронта. Эта позиция была поддержана Сун Цин-лин, Фэн Юй-сяном и другими прогрессивными деятелями гоминдана, которые 15 августа 1941 г. направили Чан Кайши телеграмму с требованием прекратить антикоммунистическую кампанию. Все это свидетельствовало о дальнейшем падении политического влияния гоминдановской верхушки и росте оппозиционных настроений.

Это, однако, не остановило Чан Кайши. Блокада Пограничного района продолжалась, а весной 1941 г. сюда были переброшены дополнительные дивизии. Примерно в то же время к границам освобожденных районов была подтянута 350-тысячная марионеточная армия Ван Цзин-вэя, готовившаяся вместе с японцами к наступлению против партизан. В мае 1941 г. японское командование, используя благоприятную ситуацию, отдало приказ о начале широкого наступления на «фронте партизанских районов» с применением тактики «последовательного вгрызания».

Народные армии не смогли противостоять этому наступлению. В 1941-1942 гг. территория и численность населения освобожденных районов сократились вдвое (со 100 млн. до 50 млн. человек). Большие потери понесли народные армии, их бойцы были крайне измотаны и истощены. Освобожденные районы оказались в очень трудном положении.

Главной причиной резкого обострения внутриполитической обстановки в Китае в 1939-1941 гг. была реакционная антинациональная политика гоминдана, действия которого во многом отвечали планам японской военщины, добивавшейся раскола сил национального сопротивления. Антикоммунистические маневры реакции облегчались также некоторыми негативными моментами в политике КПК. Выступая за укрепление единого национального фронта, подчинение всего интересам национально-освободительной войны и предупреждая на словах против постановки «задач, относящихся к другому этапу», руководство КПК все чаще допускало отступления от этого курса.

В ряде выступлений Мао Цзэдуна настойчиво выдвигались требования немедленной демократизации гоминдановского режима, ликвидации однопартийной диктатуры гоминдана, введения «новодемократического конституционного правления», призванного сменить существовавшую власть крупной буржуазии и крупных помещиков. Это были явно преждевременные требования, не отвечавшие реальному соотношению классовых сил в Китае и политике единого фронта. На практике они вели к осложнениям внутриполитической обстановки в стране.

MaxBooks.Ru 2007-2017