История Китая с древнейших времен до наших дней

Заключительный этап антияпонской войны (март 1944 — сентябрь 1945 г.) - страница 2

Неспособность гоминдановского командования организовать эффективное сопротивление японцам вызвала резкую критику в адрес Чан Кайши со стороны главного американского военного советника в Китае генерала Стилуэлла, требовавшего объединения усилий вооруженных сил гоминдана и КПК в войне против Японии. Это привело к открытому конфликту между Чан Кайши и Стилуэллом, в результате чего последний в октябре 1944 г. был отозван и заменен реакционным генералом Ведемейером.

Во второй половине 1944 г. США предприняли ряд мер для укрепления пошатнувшегося положения правительства Чан Кайши. Летом 1944 г. Китай посетил вице-президент США Уоллес, пытавшийся добиться от Чан Кайши реорганизации правительства с учетом требований демократической оппозиции, чтобы поднять его престиж. В сентябре 1944 г. в Чунцин прибыли глава управления по делам военного производства США Нельсон и личный представитель Рузвельта, миллионер, генерал Хэрли, ставший вскоре послом в Китае.

Основная цель миссии Хэрли, по его словам, состояла в том, чтобы «воспрепятствовать крушению национального правительства» и «укрепить положение Чан Кайши». Американские представители сделали Чан Кайши далеко идущие экономические и военно-политические предложения: значительное расширение деятельности американских монополий в Китае под предлогом «содействия Б развитии промышленности», назначение американского главнокомандующего китайских вооруженных сил и их реорганизация по американскому образцу и т. д. Большинство предложений было принято Чан Кайши (кроме назначения американского командующего).

Гоминдановские заправилы готовы были пойти на серьезные уступки американскому капиталу лишь бы получить от США помощь для сохранения своей власти. Одновременно американские дипломаты усилили контакты с руководством КПК, пытались склонить его к уступкам и компромиссному соглашению с Чан Кайши. Американское вмешательство оказало определенное влияние на ход политической борьбы, развернувшейся в Китае во второй половине 1944 г.

Фактически летом — осенью 1944 г. в Китае разразился острый политический кризис, непосредственной причиной которого были поражения гоминдановской армии. Недовольство и возбуждение охватило самые широкие слои китайского общества — от рабочего класса до национальной буржуазии и ряда видных деятелей гоминдана. Оживилось рабочее движение, бурлило студенчество, множились оппозиционные выступления буржуазных партий, вспыхивали восстания на национальных окраинах.

В сложившейся кризисной обстановке единственной в Китае массовой партией, отстаивавшей общенациональные интересы, интересы всех антиимпериалистических и антифеодальных сил, была коммунистическая партия. К этому времени КПК, используя благоприятную для нее обстановку, сумела восстановить и расширить территорию освобожденных районов, увеличить численность своих рядов и народной армии. Партия смогла возглавить борьбу за ликвидацию однопартийной диктатуры гоминдана, оказывать возраставший политический нажим на гоминдановские власти.

В мае 1944 г. правительство Чан Кайши по совету американских дипломатов возобновило переговоры с КПК (сначала в Сиане, затем в Чунцине). Делегация КПК во главе с Линь Бо-цюем вначале выдвинула довольно умеренные предложения, предусматривавшие официальное признание правительством Чан Кайши фактического положения, сложившегося в освобожденных районах, а также частичную демократизацию гоминдановского режима (легализацию всех антияпонских партий и организаций, включая КПК, освобождение политзаключенных и др.).

Гоминдановцы не только отвергли все предложения коммунистов, но и предъявили компартии требования, означавшие, по существу, ликвидацию освобожденных районов (упразднение особого статуса Пограничного района Шэньси — Ганьсу — Нинся, назначение в нем гоминдановской администрации, утверждение его бюджета Чунцином, запрещение выпуска местных денег, подчинение 8-й и Новой 4-й армий гоминдановскому главному командованию, ликвидацию партизанских войск и местного народного ополчения). Подобные требования были совершенно неприемлемы для КПК. Переговоры зашли в тупик и в середине августа были прерваны.

Непримиримость Чан Кайши и дальнейшее падение престижа его правительства вследствие продолжавшегося бегства гоминдановских армий побудили КПК в сентябре 1944 г. открыто поставить вопрос о власти в Китае. На 3-й сессии Национального политического совета в Чунцине Линь Бо-цюй от имени КПК потребовал немедленной ликвидации однопартийной диктатуры гоминдана, созыва общекитайской политической конференции с участием всех демократических партий и групп с целью создания коалиционного правительства и объединенного верховного командования всех вооруженных сил страны.

Лозунг коалиционного правительства означал призыв не к свержению существовавшего в Китае общественно-политического строя, что было тогда нереально, а к его частичной демократизации, к ограничению буржуазно-помещичьей диктатуры путем включения в гоминдановское правительство Чан Кайши коммунистов и представителей буржуазных демократических партий и проведения соответствующих демократических преобразований. Речь, таким образом, шла о правительстве национального единого фронта.

Предложения КПК встретили широкую поддержку в Китае. 24 сентября на митинге в Чунцине требования КПК открыто поддержали видные деятели гоминдана Фэн Юй-сян и Шао Ли-цзы, руководители буржуазных демократических партий и групп, деятели культуры и искусства. Съезд Демократической лиги Китая, основной оппозиционной партии национальной буржуазии, состоявшийся в сентябре 1944 г., принял программу, включавшую требования ликвидации однопартийной диктатуры гоминдана.

10 октября Демократическая лига заявила о необходимости создания коалиционного правительства, а 15 января 1945 г. потребовала немедленного созыва конференции представителей всех партий, созыва национального собрания и введения демократической конституции. Таким образом, основные политические лозунги, сформулированные КПК, встретили поддержку даже буржуазных демократических партий. С этим Чан Кайши и его американским союзникам приходилось серьезно считаться.

Кроме того, американское военное командование стремилось получить доступ для американской авиации и военно-морского флота в Северный Китай, на что требовалось согласие коммунистов, контролировавших значительную часть этого обширного района. Поэтому американская дипломатия предложила свое «посредничество» на переговорах между гоминданом и КПК.

Руководство КПК охотно откликнулось на это предложение. К тохму времени в руководстве КПК во главе с Мао Цзэдуном сложилось убеждение, что Советский Союз выйдет из войны с Германией чрезвычайно ослабленным и будет неспособен играть значительную роль на международной арене, что главной и решающей силой после второй мировой войны станут США. Поэтому было принято решение попытаться наладить сотрудничество КПК с США.

В июле 1944 г. в Яньань была приглашена специальная американская миссия (так называемая союзническая группа наблюдателей) в количестве 18 человек, состоявшая в основном из работников американских разведслужб. В Яньане американцам был оказан радушный прием и предоставлены широкие возможности для ознакомления с положением в освобожденных районах и сбора разведывательных данных о японцах. Входивший в состав миссии третий секретарь американского посольства в Чунцине Дж. Сервис имел продолжительные беседы с Мао Цзэдуном.

В ходе этих бесед Мао Цзэдун пытался убедить американцев, что «американская дружба и помощь для Китая более важны, чем русская», что китайские коммунисты «независимы от Москвы» и не ждут «русской помощи», что «китайские и американские интересы сходны и взаимосвязаны», что «они согласуются друг с другом экономически и политически», что «Америка и Китай дополняют друг друга экономически» и не будут конкурировать между собой.

Мао Цзэдун утверждал, что «у Китая нет потребности в развитии крупной тяжелой промышленности, Китай нуждается в создании легкой промышленности», что Америка — «самая подходящая страна для оказания помощи в экономическом развитии Китая». Стараясь убедить американцев, будто «политика китайских коммунистов является только либеральной», Мао Цзэдун заявил Сервису, что «мы, китайцы, считаем американцев идеалом демократии», и рекомендовал американским солдатам и офицерам, находившимся в Китае, всячески пропагандировать американскую демократию.

Мао Цзэдун высказался также за объединенное американо-китайское командование на китайском фронте во главе с американским генералом и за ввод американских войск в Китай, против чего возражало даже правительство Чан Кайши. Из бесед с Мао Цзэдуном Дж. Сервис вынес впечатление, что, несмотря на приверженность к «марксистской терминологии», руководители КПК являются не коммунистами в подлинном значении этого слова, а националистами с антисоветской окраской.

В связи с пребыванием американской миссии в освобожденных районах ЦК КПК 18 августа 1944 г. разослал партийным комитетам «Директиву о дипломатической работе». В этом документе приезд американцев был расценен как «первоначальное признание» освобожденных районов со стороны США и как «начало нашего участия в интернациональном антифашистском едином фронте».

Однако сам этот единый фронт рассматривался в директиве лишь под углом зрения «совместной борьбы против Японии» и послевоенного «демократического сотрудничества» с США. В целях установления тесных внешнеполитических и экономических связей с США ЦК КПК считал возможным допустить на территорию освобожденных районов «военный персонал и вооруженные силы союзных государств», разрешить учреждение там дипломатических миссий и агентств печати, содействовать миссионерской деятельности, иностранным капиталовложениям и техническому сотрудничеству.

Благожелательная реакция руководства КПК на первые контакты с американцами побудила дипломатию США сделать следующий шаг. Американский посол в Китае Хэрли 7 ноября 1944 г. прибыл в Яньань. В результате состоявшихся переговоров 10 ноября Хэрли и Чжоу Эньлай подписали коммюнике из пяти пунктов об условиях создания коалиционного правительства и объединенного командования. В декабре Хэрли вернулся в Чунцин вместе с Чжоу Эньлаем для продолжения переговоров. Тем временем Чан Кайши по совету американцев предпринял ряд политических маневров, призванных сбить волну недовольства, угрожавшую устоям гоминдановского режима.

Была, в частности, проведена «реорганизация» гоминдановского правительства, которая свелась к перетасовке министерских портфелей и ничуть не меняла общего направления чунцинской политики. Поскольку в декабре японское наступление прекратилось и положение на фронте снова стабилизировалось, Чан Кайши опять занял жесткую позицию, отказавшись присоединиться к соглашению Хэрли — Чжоу Эньлая. Хэрли, в свою очередь, также отрекся от яньаньского соглашения, заявив, что предварительным условием его осуществления должно быть подчинение освобожденных районов и их вооруженных сил чунцинскому правительству.

Таким образом, новый тур переговоров между КПК и гоминданом опять закончился безрезультатно. 16 февраля 1945 г. Чжоу Эньлай вернулся в Яньань, а Хэрли вылетел с докладом в Вашингтон. 2 апреля Хэрли выступил в Вашингтоне с официальным заявлением, что впредь США будут сотрудничать только с Чан Кайши. Вслед за этим генерал Ведемейер отдал американским офицерам в Китае приказ «не оказывать помощи лицам и организациям, не принадлежащим к чунцинскому правительству».

Это означало, что кратковременный период американского заигрывания с китайскими коммунистами в условиях второй мировой войны окончился и что правящие круги США сделали бесповоротную ставку на Чан Кайши, содействуя тем самым дальнейшему обострению политического положения в Китае. Что касается КПК, то переговоры с гоминданом дали ей определенный политический выигрыш, позволив еще раз продемонстрировать свою волю к демократическому переустройству страны.

MaxBooks.Ru 2007-2017