История Китая с древнейших времен до наших дней

Вступление Советского Союза в войну против империалистической Японии. Завершение освободительной войны китайского народа

На Ялтинской конференции глав правительств СССР, Англии и США в феврале 1945 г. наряду с другими проблемами обсуждались также вопросы, связанные с подготовкой разгрома Японии. Стремясь сократить сроки мировой войны, помочь борющемуся народу Китая и других стран, правительство СССР обязалось вступить в войну против Японии на стороне союзников через два-три месяца после разгрома фашистской Германии.

Тогда же Советский Союз выразил готовность заключить «пакт о дружбе и союзе между СССР и Китаем для оказания ему помощи своими вооруженными силами в целях освобождения Китая от японского ига». 5 апреля Советский Союз денонсировал договор 1941 г. с Японией о нейтралитете. Сразу же после победы над Германией СССР стал готовиться к выступлению против Японии.

В соответствии с ялтинским соглашением в июне 1945 г. в Москве начались советско-китайские переговоры, завершившиеся 14 августа подписанием Договора о дружбе и союзе между СССР и Китаем, а также ряда соглашений. Договор предусматривал военное сотрудничество СССР и Китая для победы над Японией и гарантии против повторения агрессии с ее стороны, а также экономическое сотрудничество для восстановления хозяйства обеих сторон.

Советский Союз и Китай договорились о совместной эксплуатации в течение 30 лет Китайской Чанчуньской железной дороги на правах общей собственности, о совместном использовании военно-морской базы Порт-Артур и объявлении порта Дальний свободным портом с передачей в аренду СССР ряда пристаней и сооружений. Советский Союз признавал суверенитет Китая над Маньчжурией и заявлял о невмешательстве во внутренние дела Китая. Правительство Китая выразило готовность признать независимость Внешней Монголии (т. е. МНР), если ее население подтвердит желание независимости плебисцитом (такой плебисцит был проведен 20 сентября 1945 г.).

Договор был встречен с одобрением китайской демократической общественностью. Он укреплял международные позиции Китая и явился существенной поддержкой национально-освободительной борьбы китайского народа. Оценивая значение советско-китайского договора, орган ЦК КПК газета «Цзефан жибао» 27 августа 1945 г. писала: «Китайский народ вместе с советским народом сплотился в дружеский славный союз. Мы считаем, что этот договор является одним из проявлении той политики равноправия, которую всегда проводил Советский Союз по отношению к нам».

Несмотря на поражение германского фашизма, японский империализм отказался сложить оружие и взял курс на затягивание войны. В мае 1945 г. на заседании японского Высшего совета по руководству войной был выдвинут лозунг «столетней войны за империю». Японское правительство отклонило Потсдамскую декларацию США, Англии и Китая от 26 июля с требованием о безоговорочной капитуляции Японии.

Японские правящие круги не изменили своей позиции и после атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. Принимая решение о затягивании войны, японские милитаристы рассчитывали добиться развала антифашистской коалиции и тем самым избежать безоговорочной капитуляции. Для таких расчетов у Японии имелись определенные основания. К началу 1945 г. японская сухопутная армия насчитывала млн. человек, из которых около 2 млн. находились в Китае и Корее.

К августу 1945 г. японские вооруженные силы были увеличены до млн. человек, в том числе сухопутная армия до 5,5 млн. Главные свои надежды японский генеральный штаб возлагал на хорошо обученную и вооруженную Квантунскую армию в Маньчжурии и мощную группировку сухопутных сил в самой Японии. Летом 1945 г. большинство соединений японской экспедиционной армии в Китае были переброшены на северный берег Хуанхэ и в случае необходимости могли быстро передислоцироваться к границам СССР и МНР.

Установка японских милитаристов на затягивание войны принимала также во внимание расчеты американского командования и состояние китайских вооруженных сил. Американская разведка весной 1945 г. считала, что без вступления СССР в войну японцы смогут воевать на континенте (даже после оккупации основных Японских островов) до конца 1946, 1947 или 1948 гг. «Решающие» операции против Японии верховное командование США и Англии планировало провести только в 1946-1947 гг. Черчилль заявил в палате общин, что никто не может определить, сколько потребуется времени для проведения этих «решающих» операций.

Что касается вооруженных сил Китая, то они практически даже не планировали стратегических наступательных операций против Японии в ближайшем будущем. В Китае продолжал развиваться острый политический кризис, грозивший в любой момент перерасти в открытую гражданскую войну. Единый антияпонский фронт фактически существовал лишь номинально и почти перестал выполнять свою роль одного из мощных факторов антияпонского сопротивления.

Китай был расколот на две самостоятельные и непримиримо враждебные друг другу силы — гоминдан и компартию. Обе эти силы, как показали VII съезд КПК и состоявшийся почти одновременно с ним VI съезд гоминдана, готовились не столько к решающим сражениям с японцами, сколько к предстоящей борьбе за власть после разгрома Японии силами союзников Китая — СССР и США.

Китайские вооруженные силы имели почти трехкратное численное превосходство над японцами (5,5 млн. бойцов против 2 млн. японских солдат в континентальном Китае, Корее и на Тайване), но они были не в состоянии нанести решающее поражение Японии. Гоминдановская армия насчитывала весной 1945 г. 4600 тыс. человек, но она была серьезно потрепана и деморализована в результате японского наступления 1944 г. и не была готова к широким наступательным операциям. Гоминдановское командование, впрочем, и не намечало таких операций.

Наиболее боеспособные гоминдановские дивизии, обученные и вооруженные американцами, находились не на фронте, а в глубоком тылу и готовились к борьбе не с японцами, а с вооруженными силами КПК. Более того, гоминдановцы продолжали отступать на центральном и юго-восточном участках фронта, где японские войска в январе — апреле захватили несколько мест расположения крупных американских аэродромов.

8-я и Новая 4-я армии, руководимые коммунистами, вместе с партизанскими отрядами насчитывали около 1 млн. бойцов. От гоминдановских войск их отличали высокое моральное состояние, дисциплинированность, выносливость. Однако они были рассредоточены на обширной территории Северного и Центрального Китая и к тому же испытывали острую нехватку вооружения, боеприпасов, обмундирования, транспортных средств: одна винтовка приходилась на трех, один пулемет — на сто бойцов; на каждую винтовку имелось по 30 патронов, т. е. на один серьезный бой; тяжелое вооружение практически отсутствовало.

Хотя VII съезд КПК принял по докладу Чжу Дэ решение начать подготовку к этапу «стратегического наступления», такая подготовка требовала значительного времени, большого количества вооружения и средств, которыми КПК не располагала. Пока же народные армии продолжали придерживаться тактики пассивной войны.

Во время перегруппировки японских сил весной — летом 1945 г. войска КПК ограничивались наблюдениями, несмотря на то что главные коммуникации, ведущие к Маньчжурии и МНР, находились вблизи или даже проходили по территории основных партизанских баз в Северном Китае. Накануне вступления Советского Союза в войну 8-й армии была поставлена задача активизировать боевые действия не в северном, а в южном направлении с целью соединения с частями Новой 4-й армии, действовавшими в нижнем течении Янцзы.

Таким образом, японское, командование имело достаточную возможность строить планы длительной обороны как на самих Японских островах, так и в Китае и прилегающих к нему странах Азии. Эти планы были сорваны вступлением в войну Советского Союза. 8 августа 1945 г. Советское правительство заявило о присоединении СССР к Потсдамской декларации США, Англии и Китая и объявило войну Японии. 9 августа началось стремительное наступление Советской Армии во внутренние районы Северо-Восточного Китая. Одновременно она наносила мощные удары японским вооруженным силам на Сахалине, Курильских о-вах и в Корее. 10 августа вступила в войну с Японией Монгольская Народная Республика.

20 августа советские войска освободили крупнейшие города Северо-Восточного Китая — Харбин, Шэньян, Цзилинь, Чанчунь, а 23 августа — Порт-Артур. После этого в конце августа американские войска высадились на Японских островах. Продолжение сопротивления японской армии стало невозможным. 2 сентября 1945 г. Япония капитулировала.

Наступление Советской Армии в корне изменило военно-стратегическую обстановку в Китае, создав исключительно благоприятные условия для революционных сил китайского народа, руководимых КПК.

10 августа народные армии получили приказ предъявить расположенным в районах их действия войскам противника требование о сдаче, а в случае их отказа капитулировать — решительно уничтожать. И августа Чжу Дэ отдал приказ о переходе в наступление всех вооруженных сил освобожденных районов. Три группы войск под командованием Хэ Луна, Не Жун-чжэня и Линь Бяо общей численностью более 100 тыс. человек выступили из провинций Шаньси, Суйюань, Хэбэй и Чахар на соединение с частями советских и монгольских войск во Внутреннюю Монголию и Маньчжурию.

Остальным частям народных армий ЦК КПК поставил задачу: до подхода гоминдановских войск занять основные линии коммуникаций, а также часть средних и мелких городов и обширные сельские районы в Северном Китае (в провинциях Хэбэй, Чахар, Жэхэ, Шаньси, Шаньдун и в северной части Цзянсу); захват крупных городов ЦК КПК считал невозможным. Действия народных войск планировались таким образом, чтобы создать мощные плацдармы в Северном Китае и Маньчжурии для последующей борьбы с гоминданом.

13 августа 1945 г. в речи на собрании кадровых работников в Яньане Мао Цзэдун заявил, что «война сопротивления японским захватчикам как определенный этап уже миновала; новая обстановка и новая задача — это борьба внутри страны». Ближайшей целью этой борьбы внутри страны Мао Цзэдун считал завоевание «плодов победы» над Японией.

Выполняя эту задачу, 8-я армия без особого труда заняла важные стратегические пункты Шаньхайгуань, Циньхуандао, Чифу, Вэйхайвэй, Чэндэ, Чжанцзякоу и др. Ошеломленные разгромом Квантунской армии, японские войска в Северном Китае не оказали серьезного сопротивления. За два месяца, с августа по 10 октября 1945 г., народные армии освободили в Северном Китае территорию в 315 тыс. кв. км с населением около 19 млн. человек.

Правительство Чан Кайши при поддержке США прилагало все силы к тому, чтобы воспрепятствовать распространению власти коммунистов на Северный Китай и Маньчжурию, парализовать действия народных армий. 11 августа Чан Кайши отдал приказ 8-й и Новой 4-й армиям «оставаться на местах в ожидании дальнейших указаний» и не предпринимать «самовольных действий против японских и марионеточных войск». Японским войскам была дана директива капитулировать только перед командованием правительственных чунцинских армий.

В тот же день гоминдановские генералы Фу Цзо-и, Янь Си-шань и Ху Цзун-нань получили приказ Чан Кайши «об очищении Северного Китая» от японцев и коммунистов. Американские самолеты и корабли начали спешную переброску гоминдановских дивизий в Нанкин, Шанхай, Пекин, Тяньцзинь и другие крупные города. В течение августа — сентября 1945 г. к границам Освобожденных районов было придвинуто 49 гоминдановских армий общей численностью более 1 млн. человек.

В сентябре — октябре американская морская пехота высадила десанты в портах Северного и Северо-Восточного Китая. Общая численность американских войск в Китае была доведена до 100 тыс. Это было прямое вмешательство во внутренние дела Китая. «Задачи американской морской пехоты, — заявил впоследствии государственный секретарь США Ачесон, — заключались в том, чтобы оккупировать важнейшие морские порты и не допустить захвата их коммунистами, а также взять под контроль железнодорожные линии, идущие к этим портам».

КПК расценила действия гоминдана как национальную измену и провокацию гражданской войны. В статье, написанной Мао Цзэдуном 13 августа, Чан Кайши был заклеймен как «главарь китайских фашистов, тиран и душегуб». Обстановка в стране накалилась до крайности. Под флагом борьбы за «плоды победы» в Китае фактически начиналась гражданская война.

В создавшихся условиях правительство Чан Кайши при содействии американской дипломатии предприняло попытку изменить соотношение сил в свою пользу с помощью «мирных» политических маневров. Мао Цзэдуну было направлено приглашение прибыть в Чунцин для переговоров. 27 августа в Яньань в качестве посредника и гаранта безопасности делегации КПК на мирных переговорах вновь прибыл американский посол Хэрли.

Руководство КПК, считавшее гражданскую войну неизбежной, согласилось тем не менее на мирные переговоры, чтобы взять в свои руки политическую инициативу и завоевать поддержку как мировой общественности, так и всех демократических сил внутри страны. Делегация КПК в составе Мао Цзэдуна, Чжоу Эньлая и Ван Жо-фэя вылетела в Чунцин. В декларации ЦК КПК, опубликованной 25 августа, заявлялось о «готовности прийти к соглашению с гоминданом и другими демократическими партиями «и группировками Китая для того, чтобы быстро решить различные насущные проблемы, установить прочное и длительное сплочение и единство и полностью осуществить три народных принципа Сунь Ятсена».

В то же время народным войскам была дана закрытая директива продолжать наступление и «не щадить усилий, чтобы завоевать все, что можно завоевать» в Северном, Центральном и Северо-Восточном Китае. Таким образом, несмотря на переговоры о мире, вооруженная борьба между КПК и гоминданом не прекратилась.

В послевоенной политической борьбе революционные силы Китая, возглавляемые КПК, получили братскую интернациональную поддержку со стороны Советского Союза. В Маньчжурии, освобожденной Советской Армией, появилась возможность для установления народной власти во главе с коммунистами. Компартия вышла из подполья, стали возрождаться профсоюзы, создаваться массовые демократические организации.

Советское командование позаботилось о снабжении населения продовольствием, об открытии школ. Части 8-й армии, пришедшие в Маньчжурию, получили значительное количество оружия, боеприпасов, запасов продовольствия Квантунской армии и войск Маньчжоу-го. В результате уже к концу 1945 г. КПК имела на Северо-Востоке хорошо вооруженную мощную группу войск численностью в 300 тыс. человек, способную успешно отразить начавшееся наступление гоминдана.

В ходе восьмилетней антияпонской войны произошли важные изменения во внутреннем и международном положении Китая в пользу сил революции. За годы войны под руководством КПК были созданы крупные народные вооруженные силы и их опорная база — освобожденные районы, в которых проживало около четверти населения страны. В то же время углубился экономический и политический кризис реакционного гоминдановского режима.

Антинародная политика правительства Чан Кайши в годы войны, его неспособность организовать эффективное сопротивление захватчикам привели к значительному сужению социальной базы китайской реакции. Вместе с разгромом японского милитаризма полностью лишилась политического влияния и та часть китайских помещиков и буржуазии, которая ориентировалась на Японию. Особое значение для революционных сил Китая имело то обстоятельство, что империалистическая Япония была разгромлена при решающем участии Советского Союза.

Героическая борьба советского народа против германского фашизма и японского милитаризма явилась огромной помощью силам национально-освободительного движения в Китае, служила вдохновляющим примером для китайских коммунистов- интернационалистов, для всего китайского народа, создала необходимые международные условия для победы китайской революции после окончания второй мировой войны.

MaxBooks.Ru 2007-2017