История Китая с древнейших времен до наших дней

Кооперирование крестьянства. Национализация частной промышленности и торговли. Попытка Мао Цзэдуна ревизовать генеральную линию КПК - страница 2

Вслед за форсированием кооперирования китайского крестьянства началось в 1956 г. сплошное поотраслевое преобразование частнокапиталистической промышленности и торговли в госкапиталистическую высшей формы (как писала и пишет китайская печать), а фактически— национализация частных предприятий за выкуп. Задача социалистического преобразования частной промышленности и торговли стояла в связи с тем, что вслед за победой народной революции национальная буржуазия не была экспроприирована. Устранение конкуренции иностранных монополий и «бюрократического капитала» облегчало рост частного предпринимательства.

КПК и народное правительство ограничивали развитие капиталистического уклада, используя различные политические и экономические рычаги, в том числе налоговую политику, монополию внешней торговли, господство государственного сектора в кредитно-финансовой системе, тяжелой промышленности, транспорте, внешней торговле. Подготовка к преобразованию частнокапиталистического сектора получила большой импульс в результате двух крупных кампаний: борьбы против «пяти злоупотреблений» (1952 г.) и установления в 1953-1954 гг. государственной монополии на закупки зерна, масличных культур, хлопка, тканей и других товаров с одновременным введением нормированной продажи этих товаров населению государственными торговыми организациями.

Широко распространились низшие формы госкапитализма (скупка государством продукции частных предприятий, обеспечение их сырьем или заказами на переработку сырья, принадлежащего государству, и т. п.). В 1955 г. ими было охвачено более 80% частных предприятий. В 1954-1955 гг. 90% крупных частных предприятий (с числом рабочих более 500) были превращены в смешанные (государственно-частные), ведущая роль в их управлении принадлежала государству.

Считая, что условия созрели для следующего шага, ЦК КПК в ноябре 1955 г. принял решение (утвержденное 24 февраля 1956 г.) о сплошном поотраслевом преобразовании частной промышленности и торговли. Оно предусматривало переход частных предприятий под непосредственное управление государственных отраслевых кампаний, выплату капиталистам за принадлежавшие им средства производства 5% в год от их капитала в течение семи лет (в дальнейшем этот срок был продлен и выплата продолжается), предоставление им работы. В крупнейших городах (Пекин, Шанхай, Нанкин, Ухань, Чунцин, Сиань, Шэньян, Гуанчжоу) преобразование частной промышленности было осуществлено в январе 1956 г. К июню оно было закончено по всему Китаю. В розничной торговле доля частного капитала к концу 1956 г. составляла 3%.

КПК при проведении поотраслевого преобразования частной промышленности и торговли осуществляла политику выкупа частных предприятий и раскола буржуазии, привлекала на сторону преобразований более дальновидных ее представителей, многих членов буржуазно-демократических партий, молодежь, которая стыдилась своей принадлежности к эксплуататорскому классу.

Мао Цзэдун так разъяснял политику выкупа средств производства, принадлежавших буржуазии: «За эти небольшие деньги мы покупаем целый класс (насчитывавший 8 млн. человек, включая его интеллигенцию, демократические партии и группировки); это класс, который обладает довольно высокими знаниями».

В превращении частнокапиталистической промышленности и торговли в государственную (как и в кооперировании крестьянства) были допущены левацкие ошибки. Стремление искусственно форсировать решение задач социалистического строительства привело к тому, что постепенность, последовательность мероприятий была нарушена, а это вызвало отрицательные последствия. Нехватка опыта и кадров, нарушение сложившихся хозяйственных связей между государственными и частными предприятиями отразились на экономическом положении.

Кооперирование сельского хозяйства и преобразование частной промышленности предопределили сравнительную легкость перевода кустарей на социалистический путь через производственную кооперацию. К июлю 1956 г. в кооперативы объединились около 90% кустарей.

Преобразования в деревне и городе осуществлялись одновременно с задачами создания основ индустриализации страны. Выполнение первой пятилетки шло успешно, хотя и требовало напряжения всех сил народа.

Эти успехи породили у Мао Цзэдуна и его сторонников неверные представления о неограниченных возможностях субъективного фактора, т. е., в понимании маоистов, волевых административных методов решения сложных социально-экономических проблем страны. Это сказалось при определении темпов и масштабов строительства, способствовало принятию волюнтаристских решений левацкого характера. К ним относится, прежде всего, попытка организовать «скачок» в промышленности.

В предисловии к сборнику «Социалистический подъем в китайской деревне» Мао Цзэдун требовал «осудить и преодолеть» «порок» «недооценки возможностей» в области сельскохозяйственного и промышленного производства, капитального строительства и т. п. Он писал, что «сейчас вопрос упирается в то, что во многих областях нам пока мешают правоуклонистские взгляды, из-за которых работа в этих областях не поспевает за изменением объективной обстановки.

Сейчас вопрос упирается в то, что многие считают неосуществимым то, что можно сделать при соответствующих усилиях. Вот почему постоянная критика действительно существующих правоуклонистских консервативных воззрений является совершенно необходимой». Следовательно, в партии было немало работников, считавших «скачок» авантюрой, выступавших за осуществление генеральной линии, против ее ревизии. Однако они не смогли противостоять Мао Цзэдуну и его сторонникам, которые использовали многомиллионную мелкобуржуазную массу для массированного давления на КПК.

В закрытых выступлениях первой половины 1956 г. Мао Цзэдун противопоставлял генеральной линии КПК националистический и волюнтаристский комплекс «китайских методов» решения внутри- и внешнеполитических задач. В этот период были сформулированы тезисы о преимуществах бедности, отсталости и неграмотности (Китай как чистый лист бумаги, на котором можно рисовать самые прекрасные иероглифы), «закон волнообразного развития» (скачок — спад — новый, еще больший скачок), курсы «пусть расцветают 100 цветов» и «длительное сосуществование и взаимный контроль» КПК и демократических партий.

Навязывание этих методов сочеталось с призывами бороться против «северного ветра» и «догматизма», т. е. против влияния опыта СССР и международного коммунистического движения. В это же время Мао Цзэдун призвал «иметь собственную атомную бомбу».

Мао Цзэдуну удалось навязать партии организацию «скачка» в промышленности. В 1956 г. прирост валовой продукции промышленности по сравнению с 1955 г. вместо запланированных 18,6% составил 28,2%, в том числе машиностроения — 90, производства стали — 50, проката — 56, а тяжелой промышленности в целом — 40%. Если для легкой и пищевой промышленности большой прирост продукции в 1956 г. в значительной степени объяснялся хорошим урожаем 1955 г. (после двух неурожайных лет), то резкое увеличение объема производства в тяжелой промышленности было вызвано, прежде всего, стремлением Мао Цзэдуна совершить «скачок», который подкрепил бы его авангардистский курс. Чтобы обеспечить продолжение «скачка» и в дальнейшем, на 1956 г. был запланирован большой рост капиталовложений (на 60-70%).

Волюнтаристская политика Мао Цзэдуна привела к серьезным диспропорциям и другим отрицательным последствиям в экономике: обнаружилась острая нехватка оборудования и стройматериалов, возрос удельный вес незавершенного строительства, что приводило к замораживанию средств; штурмовщина и погоня за количественным перевыполнением плана вели к снижению качества продукции, авариям, простоям.

Выступая в июне 1956 г. на 3-й сессии Всекитайского собрания народных представителей, председатель Государственного экономического комитета Бо И-бо говорил, что «план 1956 г. составлен на основе указаний ЦК КПК и Председателя Мао Цзэдуна о борьбе против правоуклонистских консервативных взглядов и о необходимости больше, быстрее, лучше и экономнее осуществлять дело социалистического строительства». В то же время он отмечал, что «после борьбы против правоуклонистских консервативных взглядов возникли стремления к торопливому забеганию вперед без учета реальных возможностей». Таким образом, в завуалированной форме признавалось отрицательное влияние «скачка» на экономику Китая.

Экономические трудности ослабляли позиции инициатора «скачка»— Мао Цзэдуна накануне VIII съезда КПК, подготовка к которому проходила в обстановке воздействия решений XX съезда КПСС на международное коммунистическое движение. Критика культа личности, развернутая КПСС еще до XX съезда, укрепляла интернационалистские тенденции в КПК в ущерб влиянию мелкобуржуазных националистов во главе с Мао Цзэдуном. В руководстве Коммунистической партии Китая, по-видимому, шла скрытая борьба, которая приводила к тому, что одновременно принимались решения противоречивого характера.

Так, Всекитайская конференция КПК 1955 г., подтвердив решение 4-го пленума ЦК о Гао Гане и Жао Шу-ши, в той же резолюции осудила идеологию и практику культа личности: «Партийные организации всех ступеней должны продолжать борьбу против тенденций к личной диктатуре и фракционизму, которые подрывают принцип коллективного руководства, борьбу против подавления внутрипартийной демократии и критики и борьбу против тщеславия и самодовольства и тенденции к культу личности».

В редакционной статье «Жэньминь жибао» от 10 апреля 1955 г., посвященной решению Всекитайской конференции КПК по делу Гао Гана — Жао Шу-ши, говорилось, что коммунисты «должны решительно бороться против зазнайства и благодушия, против индивидуалистических тенденций и преклонения перед отдельными личностями», что «партия должна осуществлять строгий, постоянный и систематический организационный контроль за работой всех членов партии, даже самых ответственных усилить марксистско-ленинское воспитание своих членов в духе коммунизма».

Итоги работы XX съезда КПСС способствовали активизации тех сил в КПК, которые выступали за марксистско-ленинские принципы руководства строительством социализма, за внимательное изучение и использование опыта Советского Союза, против идеологии и практики культа личности, против волюнтаризма. В то же время Мао Цзэдун и его приверженцы стремились ослабить влияние решений XX съезда КПСС на международное коммунистическое движение и Коммунистическую партию Китая.

На заседании Политбюро ЦК КПК в апреле 1956 г. Мао Цзэдун выступил против решений XX съезда КПСС и заявил, что китайская печать должна их замалчивать, чтобы не возбуждать в китайском народе «нездоровый интерес». Стремясь изобразить дело так, будто теперь Мао Цзэдун вносит главный вклад в разработку вопросов революционной теории и практики, руководство КПК выдвинуло в мае 1956 г. две установки: «длительное сосуществование и взаимный контроль» КПК и буржуазно-демократических партий, а также «пусть расцветают 100 цветов, пусть соперничают 100 школ». По существу, эти установки были отменены уже через год, когда развернулась так называемая борьба против буржуазных правых элементов.

Курс на «длительное сосуществование и взаимный контроль» означал, что демократические партии, заявившие в 1953 г. (в процессе изучения генеральной линии КПК в переходный период) о своей поддержке дела социализма, будут существовать длительное время и будут контролировать деятельность компартии (наряду с контролем над их деятельностью со стороны КПК). При разъяснении этого курса руководящие работники КПК подчеркивали, что компартия нуждается, прежде всего, в контроле со стороны народных масс.

Однако идея контроля за деятельностью коммунистической партии со стороны буржуазных партий в обществе, строящем социализм, противоречила в теоретическом отношении марксистско-ленинскому учению о переходном периоде, о руководящей роли коммунистической партии, а практически провоцировала буржуазных деятелей на выдвижение требований об отказе КПК от безраздельного руководства государством.

Курс «пусть расцветают 100 цветов, пусть соперничают 100 школ», как разъяснили работники КПК, был предложен для преодоления администрирования, поощрения споров в интересах развития науки и искусства. Говорилось о свободных дискуссиях между сторонниками материализма и идеализма, о том, что «каждый писатель может пользоваться любым методом творчества, который он считает наилучшим, и соревноваться с другими писателями».

Но вскоре обнаружилось, что эта установка способствует не перевоспитанию буржуазной интеллигенции, а защите буржуазных взглядов в искусстве, идеалистических концепций в науке. В результате Мао Цзэдун в речи, произнесенной в феврале 1957 г., а опубликованной в июне 1957 г., не отказываясь от самого лозунга, внес в него существенные коррективы: расцветать должны только «благоухающие цветы», а «ядовитые травы» надо выпалывать.

Ошибки в экономическом строительстве, в проведении социалистических преобразований, в идеологической работе и других сферах, которые допустило руководство КПК в 1955-1956 гг., были вызваны, прежде всего, отклонениями от марксистско-ленинской теории, гегемонистскими претензиями на лидерство в социалистическом содружестве, связанными с националистическими взглядами и культом личности Мао Цзэдуна. В преодолении этих отрицательных явлений, мешавших развитию Китая к социализму, большую роль сыграл VIII съезд Коммунистической партии Китая.

MaxBooks.Ru 2007-2017