История Китая с древнейших времен до наших дней

VIII съезд Коммунистической партии Китая

VIII съезд КПК состоялся в сентябре 1956 г., через 11 лет после VII съезда. В его работе приняли участие свыше 1000 делегатов. В жизни китайского народа VIII съезд КПК явился крупным событием. Он обобщил опыт деятельности ведущей силы трудящихся масс КНР за длительный период, когда в Китае победила буржуазно-демократическая революция и были достигнуты первые успехи в развитии страны по пути социализма.

К VIII съезду КПК пришла как крупнейшая политическая партия, насчитывавшая 10 730 тыс. членов и кандидатов. Рабочая прослойка в ней увеличилась до 14%, но КПК продолжала оставаться преимущественно крестьянской по своему составу: к 1956 г. крестьяне составляли 69% ее численности, интеллигенция — 12, прочие — 5%. Такой состав не мог не сказываться на ее идеологии, политике и практической работе. Как показали события 1955-1956 гг., мелкобуржуазные, националистические тенденции в КПК продолжали существовать и развиваться, а иногда даже брали верх над тенденциями пролетарскими, интернационалистическими.

От конечного результата борьбы этих двух тенденций зависели дальнейшие судьбы социализма в Китае. Исход этой борьбы не мог не затрагивать интересов всего международного коммунистического движения, братских партий, приславших на VIII съезд КПК своих представителей.

Соотношение сил в КПК и стране, обстановка в мировом коммунистическом движении сложились тогда таким образом, что позволили одержать верх на съезде здоровым силам партии, способным правильно решать сложнейшие теоретические и практические проблемы строительства социализма в огромной слаборазвитой стране, противостоять мощному давлению мелкобуржуазной стихии и великоханьского шовинизма.

Несмотря на обстановку культа личности Мао Цзэдуна, созданную в предыдущие годы, на съезде преобладало стремление объективно разобраться в прежних достижениях и ошибках, трезво оценить имеющиеся возможности и трудности, определить перспективы развития страны на научной основе.

В основных докладах и выступлениях многих делегатов, а также в решениях съезда прозвучал призыв к «скромности и осмотрительности», к развертыванию критики и самокритики, были осуждены «зазнайство, самоуправство, грубость, самомнение, нежелание советоваться с массами, навязывание другим своего мнения, отстаивание ошибок в целях сохранения своего авторитета». Такой подход позволил съезду принять решения, реально отражавшие объективные внутренние и международные условия строительства социализма в Китае.

VIII съезд заслушал и обсудил политический отчет ЦК КПК (Лю Шао-ци), доклады об изменении в уставе партии (Дэн Сяопин), о предложениях по второму пятилетнему плану развития народного хозяйства (Чжоу Эньлай), принял соответствующие решения и избрал руководящие органы партии. Главное в решениях съезда заключалось в том, что он подтвердил правильность генеральной линии КПК 1952 г. и тем самым фактически осудил попытки ее пересмотра Мао Цзэдуном.

Вместе с тем съезд не подверг открытой критике мероприятия, проведенные в 1955—1956 гг. под давлением Мао Цзэдуна и шедшие вразрез с генеральной линией. В сущности, съезд был поставлен группой Мао Цзэдуна перед совершившимся фактом. Указывая на достигнутые крупные успехи, резолюция допускала переоценку результатов преобразований в экономическом строе КНР. Так, говорилось, что в Китае «в основном разрешено противоречие между пролетариатом и буржуазией создан социалистический общественный строй».

Съезд выдвинул в качестве основной цели экономической политики КПК и государства социалистическую индустриализацию страны, чтобы создать необходимую материальную базу для технической реконструкции народного хозяйства и повышения жизненного уровня народа. При этом съезд, рассматривая экономику Китая как часть единой экономической системы мирового социалистического содружества, указал, что развитие промышленности в КНР будет иметь большое значение «и для укрепления кооперации между странами социалистического лагеря, для содействия общему подъему экономики всех социалистических стран».

Съезд дал установку на комплексное развитие народного хозяйства, чтобы предотвратить неоправданное форсирование развития одних отраслей в ущерб другим, возникновение опасных диспропорций и расстройство хозяйственного организма страны. Подтвердив курс на преимущественное развитие тяжелой промышленности, съезд в то же время подчеркнул необходимость «активно развивать легкую промышленность», транспорт, торговлю, а также «приложить еще больше усилий к развитию сельского хозяйства», обеспечить «постепенное улучшение жизни народа».

Большое внимание съезд уделил развитию всех областей культуры, просвещения и здравоохранения. Предусматривались крупные мероприятия по ликвидации неграмотности. Принципиальное значение имели указания съезда о том, что наряду с усиленным развитием отечественной науки и технической мысли «необходимо широко применять новые успехи науки и техники Советского Союза, стран народной демократии и других стран мира».

Весьма актуальным было также предупреждение съезда о том, что «принуждение и своеволие в отношении науки и искусства путем административных мер являются ошибочными». Подчеркнув необходимость и впредь подвергать критике феодальную и буржуазную идеологию, съезд вместе с тем отметил, что нужно «унаследовать и воспринять все полезное из прошлой культуры нашей страны и культуры зарубежных стран».

Все эти важнейшие положения экономической и культурной политики КПК были конкретизированы в принятых съездом предложениях по второму пятилетнему плану развития народного хозяйства КНР. Планом намечалось, в частности, увеличить промышленное производство вдвое по сравнению с заданиями первой пятилетки на 1957 г. Задания второй пятилетки в целом были достаточно обоснованы экономически и соответствовали реальным условиям и уровню экономического развития КНР. Выполнение широкой экономической программы, разработанной съездом, предполагалось осуществить путем использования всех внутренних ресурсов Китая в сочетании с помощью Советского Союза и других развитых социалистических стран.

Как указывалось в резолюции, благодаря этому Китай получал возможность высокими темпами развивать производительные силы своей страны. В то же время съезд счел необходимым особо предупредить КПК и народ об опасности «левацкой» авантюристической переоценки реальных возможностей страны: «Мы также должны учитывать объективные ограничения, существующие в настоящее время в области экономики, финансов и технических сил, учитывать необходимость постоянного сохранения резервных сил, мы не должны отходить от правильного соотношения в развитии экономики. Если не учитывать эту обстановку и установить слишком высокие темпы, то это, наоборот, помешает развитию экономики и выполнению плана и явится авантюристической ошибкой». События 1958 г. и последующих лет полностью подтвердили правильность и своевременность этого предостережения.

Таким образом, в основных экономических вопросах съезд занял позицию, прямо противоположную авантюристическому курсу группы

Мао Цзэдуна и противопоставил этому курсу научно обоснованную, продуманную, реалистическую программу строительства социализма в Китае.

То же самое относится и к решениям съезда по вопросам государственного и партийного строительства, внешней политики. Проблемы дальнейшего укрепления народно-демократического строя, развития социалистической демократии заняли в работе съезда значительное место. Съезд пришел к выводу, что, поскольку социалистическая революция в Китае «в основном уже завершена», на первый план выступили хозяйственно-организаторские и воспитательные функции государства, хотя функции подавления сопротивления эксплуататорских классов и обороны страны продолжали сохраняться.

В этих условиях еще большее значение приобрело дальнейшее расширение социалистической демократии. В докладах и выступлениях делегатов на съезде прозвучала глубокая тревога по поводу широкого распространения в Китае таких чуждых социалистическому строю явлений, как бюрократизм, голое администрирование, произвол и беззаконие. Съезд указал на необходимость усилить контроль над деятельностью государственных органов со стороны партийных организаций, собраний народных, представителей, а также широких трудящихся масс.

Крупные недостатки были вскрыты в работе государственных и партийных органов в национальных районах. Особую опасность в национальном вопросе представлял великоханьский шовинизм. «Партия,— говорилось в новом уставе КПК, — выступает против всякого шовинистического уклона, как большой национальности, так и местного национализма, которые препятствуют сплочению национальностей; особое внимание надо уделять предупреждению и преодолению великоханьского шовинизма среди членов партии и работников государственных учреждений ханьской национальности».

На съезде были рассмотрены вопросы международного положения.

В докладах Лю Шао-ци о работе ЦК КПК, Чжоу Эньлая о предложениях по второму пятилетнему плану развития народного хозяйства, в выступлениях Пэн Дэ-хуая и других делегатов, в документах, принятых съездом, отмечалось большое значение помощи Китаю со стороны СССР и других социалистических стран. Об этом же сказал и Мао Цзэдун во вступительной речи. Резолюция съезда обязывала ЦК КПК «продолжать укреплять и усиливать вечную и нерушимую братскую дружбу с великим Советском Союзом и всеми странами народной демократии».

Съезд подтвердил внешнеполитический курс КНР, основанный на укреплении единства стран социалистического содружества, решительной борьбе за мирное сосуществование, против империалистической политики агрессии и войны. Забота съезда об укреплении интернациональной солидарности коммунистов нашла свое отражение в новом уставе, где было сказано, что КПК «укрепляет солидарность пролетарского интернационализма, изучает опыт мирового коммунистического движения, поддерживает борьбу коммунистов, прогрессивных элементов и трудового народа всех стран, направленную на обеспечение прогресса человечества, воспитывает своих членов в духе интернационализма, выраженного в призыве «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»».

Отличительной чертой VIII съезда КПК было особое внимание к вопросам партийной жизни и партийного строительства, к преодолению и предупреждению опасных мелкобуржуазных, националистических тенденций в партии. КПК пользовалась большим авторитетом среди масс. Партийные организации имелись во всех уголках страны, они работали в гуще народа и были связаны с ним тесными узами. В борьбе за реализацию генеральной линии КПК повысился идейный уровень партии, выросли ее ряды, укрепились слабые прежде связи с рабочим классом. Вместе с тем на съезде были вскрыты сильные непролетарские тенденции в партии, служившие большим тормозом в ее работе. Главную опасность для КПК по-прежнему представляло давление мелкобуржуазной стихии.

Серьезный урон наносил культ личности Мао Цзэдуна. В докладе об изменениях в уставе КПК было сказано, что «культ личности как общественное явление имел длительную историю, и он не мог не найти некоторого отражения в нашей партийной и общественной жизни. Наша задача состоит в том, чтобы решительно продолжать проводить в жизнь курс ЦК, направленный против выпячивания личности, против ее прославления».

Съезд изъял из устава КПК упоминание об «идеях Мао Цзэдуна» как идейной основе партии. В новом уставе КПК, говорилось: «Коммунистическая партия в своей деятельности руководствуется марксизмом-ленинизмом. Только марксизм-ленинизм правильно объясняет закономерности развития общества, правильно указывает пути построения социализма и коммунизма».

Одним из крупнейших недостатков внутрипартийной жизни КПК съезд считал систематическое нарушение сроков созыва партийных съездов и пленумов ЦК. За 11 лет между VII и VIII съездами состоялось всего шесть пленумов ЦК КПК. Аналогичное положение создалось и в местных партийных организациях. Как следствие этих грубых нарушений внутрипартийной демократии получили широкое распространение канцелярско-бюрократические методы руководства, администрирование, раздувание аппарата, зазнайство, зажим критики и преследования за нее.

Однако критика недостатков в жизни партии, связанных с культом личности Мао Цзэдуна, была смягчена на съезде рядом оговорок и оправданий. Так, упомянув в докладе об изменениях в уставе партии о нарушении срока созыва партийных съездов, Дэн Сяопин тут же оговорился, что «отсутствие регулярного созыва партийных съездов не оказало серьезного влияния на внутрипартийную демократию». При этом он сослался на ряд совещаний, которые, как он сказал, «в значительной степени выполняли роль партийных конференций и даже съездов». Такая постановка вопроса ослабляла критику нарушений ленинских норм партийной жизни.

В другом месте доклада отмечалось, что КПК «отвергает чуждое ей обожествление личности». И в качестве доказательства приводилось принятие 2-м пленумом ЦК КПК (март 1949 г.) «по предложению товарища Мао Цзэдуна» решения, запрещавшего проведение юбилеев партийных руководителей, присвоение их имен местностям, улицам и предприятиям. Критика субъективизма Мао Цзэдуна велась приглушенно, ослаблялась ссылками ряда ораторов на его «мудрое руководство», не была подкреплена глубоким анализом причин ошибок и отрицательных явлений.

Двойственность и непоследовательность в постановке вопроса о культе личности была связана с большим влиянием Мао Цзэдуна в партии и стране, с нежеланием или неспособностью других руководителей КПК выступить открыто и решительно. Все же общее направление работы и решений VIII съезда КПК способствовало ограничению распространения культа личности Мао Цзэдуна.

Этому же был призван служить новый устав КПК, принятый съездом. В уставе подчеркивалась необходимость неуклонного соблюдения принципа демократического централизма и широкого развития внутрипартийной демократии, критики и самокритики. Особое значение устав придавал внедрению во всех партийных органах системы коллективного руководства.

Кроме того, в устав были внесены новые положения, которые повышали требования к членам партии и в то же время расширяли их права. Серьезное внимание в уставе уделялось сохранению чистоты рядов партии, повышению идейно-теоретического уровня всех ее членов, строгому соблюдению всеми членами партии, независимо от их положения, государственных законов и норм коммунистической морали.

Последовательное проведение в жизнь решений VIII съезда КПК могло обеспечить дальнейшее продвижение Китая по пути социализма, открывало новые возможности для роста производительных сил страны путем использования преимуществ социалистических форм хозяйства и улучшения на этой основе материального положения широких масс трудящихся.

Но вопреки решениям VIII съезда КПК группа Мао Цзэдуна не отказалась от своих планов подмены марксизма-ленинизма маоизмом, пролетарского интернационализма — шовинизмом, научно обоснованной генеральной линии партии — волюнтаристскими попытками перепрыгнуть через необходимые этапы социалистического строительства.

MaxBooks.Ru 2007-2017