История Китая с древнейших времен до наших дней

«Движение за исправление стиля в партии» и «борьба против буржуазных правых элементов»

В первой половине 1957 г. Мао Цзэдун и его сторонники перешли в контрнаступление, использовав движение «за исправление стиля» в партии. В своем выступлении на 2-м пленуме ЦК КПК 15 ноября г. Мао Цзэдун призвал, «используя те же методы, которые в свое время применялись для исправления стиля в работе партии, бороться с уклонами субъективизма, сектантства и бюрократизма».

Упоминание Мао Цзэдуном методов движения «за исправление стиля», как и то обстоятельство, что одновременно отмечалась 15-я годовщина движения «за исправление стиля», проводившегося накануне VII съезда КПК, указывало на цель кампании, — как и 15 лет назад, укрепить позиции Мао Цзэдуна и его сторонников в КПК.

В феврале 1957 г. Мао Цзэдун выступил на Верховном государственном совещании с докладом «К вопросу о правильном разрешении противоречий внутри народа», в котором даже не упомянул о VIII съезде КПК и его решениях, показав тем самым свое отрицательное отношение к ним. Классовые понятия и определения VIII съезда были подменены в этом докладе рассуждениями о «противоречиях между нами и нашими врагами» и «противоречиях внутри народа».

27 апреля г. ЦК КПК принял «Указания о движении за исправление стиля». Партийные организации обязывались «в качестве идейного руководства» в этом движении использовать не решения VIII съезда, а доклады Мао Цзэдуна, сделанные «от имени ЦК» на Верховном государственном совещании (февраль 1957 г.) и на совещании по пропагандистской работе (март 1957 г.).

Цели движения заключались «в том, чтобы проверить, как обстоит дело с разрешением противоречий внутри народа», с осуществлением курсов «пусть расцветают 100 цветов, пусть соперничают 100 школ», «длительное сосуществование и взаимный контроль», «трудолюбие и бережливость в строительстве страны», «вскрыть проявления бюрократизма (отрыв от масс), сектантства (нежелание добиваться сплоченности всего народа, всех национальностей, всех партий и беспартийных масс, сплоченности КПК), субъективизма (игнорирование реальной обстановки)». В решении ЦК говорилось о поощрении деловой критики, а также добровольного участия беспартийных в движении «за исправление стиля».

В то же время руководящих работников — партийных, административных, военных — призывали заниматься физическим трудом вместе с рабочими и крестьянами, «чтобы укрепить связи партии с широкими трудящимися массами». 10 мая 1957 г. ЦК КПК принял специальные «указания об участии руководящих работников всех ступеней в физическом труде».

В обоих решениях подчеркивалась необходимость вернуться к традициям 30-40-х годов. Впоследствии Мао Цзэдун, выступая в августе 1958 г. на совещании Политбюро ЦК КПК, разъяснил, что речь шла и должна идти о возвращении к порядкам «военного коммунизма», к «деревенскому стилю и партизанским привычкам» вместо «буржуазного стиля», якобы свойственного СССР. Он ратовал за отказ от ленинского принципа материальной заинтересованности, за введение уравниловки, за отказ от использования советского опыта строительства социализма.

В движении «за исправление стиля» приняли участие не только коммунисты и беспартийные трудящиеся, но и деятели буржуазных демократических партий. Участвуя в собеседованиях, организованных партийными органами КПК, публикуя статьи в газетах, некоторые из этих деятелей не только критиковали те или иные недостатки в работе организаций КПК, но и выдвигали требования, по существу направленные на ослабление и даже ликвидацию народно-демократического строя: введение в Китае двухпартийной системы по англо-американскому образцу путем создания мощной буржуазно-демократической партии (предполагалось, что такая партия попеременно с КПК формировала бы правительство КНР); создание в Китае двухпалатного парламента; общий пересмотр всех дел лиц, осужденных за контрреволюционную деятельность.

При встречах между собой буржуазные политические деятели формулировали эти свои цели открыто и определенно. Буржуазные политики выдвигали антисоветский тезис о «равной опасности» для Китая политики СССР и США, доходили до открытых выступлений против дружбы с Советским Союзом, закрепленной в Конституции КНР. По существу, правые высказывали в то время мысли, которые в 60-х годах стали пропагандировать националистические силы, не осмеливавшиеся в 1957 г. прямо показывать свою враждебность по отношению к СССР. Публикация различных высказываний, в том числе и по существу антисоциалистических и антисоветских, продолжалась примерно месяц — с начала мая по начало июня 1957 г. Затем была объявлена кампания борьбы против буржуазных правых элементов. В «Жэньминь жибао» и других газетах с 8 июня 1957 г. печатались статьи, в которых разоблачались замыслы противников социалистического строя и разъяснялась политика КПК. 18 июня был опубликован текст речи Мао Цзэдуна («К вопросу о правильном разрешении противоречий внутри народа») на Верховном государственном совещании 27 февраля 1957 г., отредактированный и дополненный автором.

В речи говорилось, что КПК, выдвигая курс «пусть расцветают 100 цветов, пусть соперничают 100 школ», имеет в виду только те «цветы», которые способствуют социалистическому развитию Китая. Наряду с «благоухающими цветами» существуют «ядовитые травы», т. е. антисоциалистические взгляды и действия.

Мао Цзэдун назвал шесть критериев для распознавания «благоухающих цветов» и «ядовитых трав»: 1) за или против сплочения народа многонационального Китая; 2) за или против социалистических преобразований и социалистического строительства; 3) за или против демократической диктатуры народа; 4) за или против демократического централизма; 5) за или против руководства коммунистической партии; 6) за или против сплочения социалистических стран и миролюбивых народов. Он подчеркнул, что наиболее важными критериями являются вопросы о социалистическом пути и о руководстве Коммунистической партии Китая.

В сентябре — октябре 1957 г. состоялся 3-й пленум ЦК КПК, который обсудил доклад Дэн Сяопина «О движении за исправление стиля работы». В нем говорилось, что борьба против правого крыла буржуазии есть социалистическая революция на политическом и идеологическом фронте, что противоречия между народными массами и буржуазными правыми элементами носят антагонистический характер, следовательно, последних надо разоблачать, изолировать и подавлять.

Дэн Сяопин сказал, что «выступление правых против социалистического пути и руководства КПК имеет целью добиться реставрации капитализма и господства реакционных сил путем пропагандирования буржуазного экономического и политического строя, буржуазной культуры, борьбы против экономического и политического строя социализма и социалистической культуры; отрицания достижений революции и социалистического строительства, дискредитации руководства партии государственной работой, руководства партии во всех областях (в особенности в области литературы и просвещения, науки и техники).

Ядром буржуазных правых элементов в печати КНР был назван блок Чжан Бо-цзюнь — Ло Лун-цзи. Оба они являлись заместителями председателя Демократической лиги Китая, министрами КНР, депутатами ВСНП. Чжан Бо-цзюнь занимал также посты председателя Крестьянско-рабочей демократической партии и директора органа Демократической лиги газеты «Гуанмин жибао».

В ходе широкой политической кампании выявились и прямо контрреволюционные действия правых — создание подпольных организаций, подготовка восстаний против народно-демократической власти. Часть капиталистов, в 1956 г. согласившихся с фактической передачей своих предприятий в управление государства, пыталась саботировать социалистические преобразования, чтобы возвратиться к старым порядкам. Активизировались представители эксплуататорских классов в деревне — бывшие помещики и кулаки.

Борьба против правых, разоблачение их антисоциалистической программы имели большое значение для закрепления социалистических преобразований в Китае. Это была острая классовая борьба, в которой китайская буржуазия и ее идеологи потерпели поражение. Политическая и идеологическая изоляция правого крыла буржуазии подготовила и организационные меры 1958 г., которые выразились в снятии правых с руководящих постов в демократических партиях, в редакциях газет, с постов министров и лишении депутатских мандатов.

Вместе с тем группа Мао Цзэдуна использовала борьбу против правых и движение «за исправление стиля» для усиления культа личности Мао Цзэдуна, дальнейшего ужесточения режима в партии, нарушения принципов демократического централизма. В ходе этих кампаний правыми были объявлены многие коммунисты, в том числе известная писательница Дин Лин, литературовед и критик Фэн Сюэ-фэн, несколько кандидатов в члены ЦК КПК, руководящие работники провинциальных организаций КПК. Любой коммунист, известный своими симпатиями к СССР или недостаточно почтительный по отношению к Мао Цзэдуну, мог быть объявлен «правым элементом».

Частью борьбы против правых явилась новая кампания по «проработке» интеллигенции с самобичеванием и взаимными «изобличениями» в дацзыбао (стенгазетах) и на собраниях, ссылкой на тяжелые физические работы для «перевоспитания» и пр. В борьбе против правых выдвигались взгляды, обосновавшие нарушения социалистической законности. Так, в середине сентября 1957 г. в «Жэньминь жибао» была помещена статья, в которой правым элементам среди юристов инкриминировалось требование «управлять на основе законов». В этой статье диктатура пролетариата и законность противопоставлялись друг другу.

В национальных районах под предлогом борьбы против буржуазного национализма шельмовались местные кадры. Особенно это ощущалось в Синьцзяне, где, в частности, были обвинены в националистической деятельности руководители комитета КПК Синьцзян-Уйгурского автономного района. На 3-м пленуме ЦК КПК была утверждена установка на необходимость «среди кадровых работников национальных меньшинств сделать упор на борьбу против местного национализма». Эта директива в действительности означала «упор» на преследование национальных кадров, сопротивлявшихся ассимиляторской политике великоханьского шовинизма.

Движение «за исправление стиля» и борьба против правых были названы руководством КПК «социалистической революцией на идеологическом и политическом фронте». При этом делалась оговорка, что речь не идет о захвате власти (в отличие от «культурной революции» 1965-1969 гг.). Это сомнительное с точки зрения марксистско-ленинской теории и международного революционного опыта определение усугублялось явно немарксистским определением классов КНР в данный период, по которому китайская национальная буржуазия делилась на два класса.

Одна ее часть — «буржуазные правые элементы» вместе с «низвергнутыми классами помещиков и компрадоров» и «другими реакционерами» составляли, по мнению руководителей КПК, один эксплуататорский класс. К другому была отнесена «национальная буржуазия, постепенно воспринимающая социалистические преобразования, и ее интеллигенция». Таким образом, вместо ленинского понимания классов выдвигалось другое, основанное на чисто политических моментах, что открывало простор для всевозможных субъективистских действий.

Характерно, что в публикациях прессы и в выступлениях против правых элементов почти не затрагивались их выпады против Советского Союза, против дружбы между народами КНР и СССР. Все это в сочетании с методами проведения этой кампании не дает возможности оценить борьбу против правых только как закономерное проявление острой классовой борьбы. К такой оценке необходимо добавить негативные стороны кампании, связанные с общим курсом группы Мао Цзэдуна. Этот курс проявился и в особенностях определения международной обстановки руководством КПК.

В конце 1957 г. Мао Цзэдун, игнорируя классовый анализ, заявил, что «ветер с Востока одолевает ветер с Запада». Делегация КПК на Совещании представителей коммунистических и рабочих партий, состоявшемся в Москве в ноябре 1957 г., участвовала в выработке Декларации Совещания представителей коммунистических и рабочих партий социалистических стран и Манифеста мира, принятого представителями 64 коммунистических и рабочих партий.

Мао Цзэдун выдвинул на Совещании пресловутый авантюристический тезис о том, что если в случае мировой термоядерной войны «половина человечества будет уничтожена, то еще остается половина, зато империализм будет полностью уничтожен и во всем мире будет лишь социализм, а за полвека или за целый век население опять вырастет даже больше чем наполовину».

Подчеркивая в соответствии с Декларацией Московского совещания, что правый оппортунизм-ревизионизм представлял собой главную опасность в международном коммунистическом движении, руководство КПК замалчивало положение Декларации о том, что «догматизм и сектантство могут представлять также основную опасность па отдельных этапах развития той или иной партии». Так, почти две трети резолюции 2-й сессии VIII съезда КПК (май 1958 г. ) «О совещаниях представителей коммунистических и рабочих партий в Москве» посвящены характеристике ревизионизма и ни слова не сказано о борьбе против догматизма и сектантства.

Но в то время группа Мао Цзэдуна еще не решилась выступить открыто на международной арене против марксизма-ленинизма, КПСС и других коммунистических партий, единства социалистических стран. Мао Цзэдун вместе с представителями других коммунистических партий социалистических стран подписал Декларацию, в которой давалась высокая оценка решениям XX съезда КПСС, содержалась марксистско-ленинская характеристика современной эпохи, определялись общие закономерности социалистической революции и социалистического строительства, говорилось о различных формах перехода от капитализма к социализму.

MaxBooks.Ru 2007-2017