История Китая с древнейших времен до наших дней

Раскольническая деятельность группы Мао Цзэдуна в социалистическом содружестве и мировом коммунистическом движении

Вместо того чтобы учесть уроки провалов, вызванных ревизией генеральной линии партии 1952 г. и отказом от политики дружбы с СССР, сделать выводы из того факта, что товарищеские советы КПСС и других коммунистических партий оказались своевременными, группа Мао Цзэдуна стремилась использовать националистические чувства для оправдания своих действий. Выступая на 9-м пленуме ЦК КПК в начале 1961 г., Мао Цзэдун игнорировал советы КПСС и мирового коммунистического движения, назвав их «ревизионизмом».

В материалах китайской печати принципы и методы коммунистического и социалистического строительства в Советском Союзе и других социалистических странах представлялись как «ревизионистские», ведущие к «буржуазному перерождению» и т. п.

Нагнетание антисоветизма, борьба против КПСС и других марксистско-ленинских партий во внешнеполитическом плане определялись националистическими, гегемонистскими претензиями маоистской группировки. Осуждение научных методов строительства социалистической экономики в СССР и других социалистических странах как «ревизионистских» велось в целях закрепления и пропаганды маоистских установок. Всякий отход от этих установок объявлялся «ревизионизмом», а носители этих взглядов — «агентами ревизионизма».

Постепенно маоисты переносили разногласия по идеологическим вопросам на межгосударственные отношения. С 1960 г. китайские военнослужащие и гражданские лица стали нарушать советскую границу. В 1961 г. правительство КНР в одностороннем порядке трижды меняло условия действующих советско-китайских экономических соглашений и в конце года вообще отказалось от импорта комплектного оборудования из СССР на 1962-1963 гг., не считаясь с материальным ущербом, причиняемым советским предприятиям, выполнявшим китайские заказы. По инициативе китайской стороны началось сокращение научно-технического сотрудничества, культурных связей; почти наполовину уменьшился в 1961 г. объем торговли между СССР и КНР.

Враждебный СССР характер политики маоистского руководства наглядно проявился во время XXII съезда КПСС, принявшего новую Программу партии. В дни работы съезда и после него группа Мао Цзэдуна развернула антисоветскую кампанию в Китае и за границей, на СССР возлагалась ответственность за экономические трудности КНР.

ЦК КПСС и Советское правительство выступали за нормализацию отношений с КПК и КНР. В феврале и мае 1962 г. ЦК КПСС обращался к ЦК КПК с предложениями, направленными на улучшение отношений между двумя партиями и странами, на восстановление единства действий в борьбе против империализма, на предотвращение углубления разногласий. Однако китайское руководство отвергло эти предложения.

Для усиления антисоветской кампании маоисты использовали стихийный переход весной 1962 г. в Советский Союз свыше 60 тыс. жителей Синьцзяна. Там проживало несколько сот тысяч выходцев из России (преимущественно казахов и уйгуров), большинство их имело советское гражданство. Начиная с 1958-1959 гг. советских граждан, проживавших в Синьцзяне, начали всячески ущемлять при решении имущественных, правовых и других вопросов, увольнять с работы, подвергать национальной дискриминации и преследованиям.

Когда же многие жители Синьцзяна перешли в СССР, правительство КНР стало требовать насильственного их возвращения и провело серию провокаций <в отношении работников советских консульств в Синьцзяне, а затем и в Харбине. В результате Советское правительство решило осенью 1962 г. закрыть все имевшиеся в КНР консульства и отделения торгпредства СССР.

В 1962 г. количество спровоцированных китайской стороной пограничных инцидентов превысило 5 тыс. При этом китайские власти предъявили притязания на советскую территорию. Так, в директиве Народного комитета провинции Хэйлунцзян (Северная Маньчжурия) говорилось: «Предлагаем продолжать производство лова рыбы на спорных островах, а советским пограничникам говорить, что указанные острова принадлежат Китаю».

Мао Цзэдун и его сторонники добились решения 10-го пленума ЦК КПК (сентябрь 1962 г.) об усилении борьбы против «современных ревизионистов», под которыми лидеры КПК подразумевали СССР, другие социалистические страны и марксистско-ленинские партии. В коммюнике пленума содержались особые установки маоистов по основным проблемам современности. В нем впервые говорилось о необходимости отстаивать не Декларацию (1957 г.) и Заявление (1960 г.) Московских совещаний представителей коммунистических и рабочих партий, а «революционные принципы» Декларации и Заявления.

Антисоветские выступления маоистов участились в связи с карибским кризисом осенью 1962 г. Их усилия были направлены на разжигание войны между СССР и США. В то же время, пользуясь тем, что внимание всего мира было отвлечено от других районов, они возобновили военные действия на границе с Индией. Убедившись, что не сможет вовлечь Советский Союз в военный конфликт, группа Мао развернула новый тур антисоветской кампании. В конце 1962 г. китайское руководство опубликовало серию директивных статей (их автором впоследствии был назван Мао Цзэдун), в которых клеветнические выпады против КПСС и других компартий сочетались с открытой ревизией принципиальных положений Декларации и Заявления Московских совещаний. В редакционной статье, опубликованной в «Жэньминь жибао» 8 марта 1963 г., был поднят вопрос об Айгуньском (1858 г.), Пекинском (1860 г.), Петербургском (1881 г.) договорах, которые определяют почти всю линию советско-китайской границы.

Группа Мао Цзэдуна выдвинула претензии на «право наследования» всех территорий, когда-либо захваченных монгольской, маньчжурской и другими династиями, правившими в Китае. Подготовка к территориальным притязаниям велась в Китае исподволь многие годы. Так, с первых лет существования КНР там печатались географические и исторические карты и учебники, в которых обширные территории Советского Союза обозначались как входившие в состав Китая.

Наконец, Мао Цзэдун в беседе с группой японских социалистов открыто выдвинул притязания на ряд советских территорий от Забайкалья до Камчатки и Владивостока, сказав, что КНР еще «не представляла счета по этому реестру». В 1964-1965 гг. пекинское руководство заявило, что «этот реестр» включает около 1,5 млн. кв. км советской территории. Еще в 50-х годах оно стало претендовать на поглощение МНР и территорий других стран.

Наряду с эскалацией враждебности в межгосударственных отношениях с СССР пекинские лидеры усилили раскольническую деятельность в международном коммунистическом движении. В июне 1963 г. руководство КПК опубликовало документ под претенциозным названием «Предложения о генеральной линии международного коммунистического движения» («25 пунктов»). Таким образом, всего лишь через два с половиной года после того, как Московское совещание представителей коммунистических и рабочих партий, в котором участвовала делегация КПК, выработало генеральную линию коммунистов всего мира, Мао Цзэдун и его группа выдвинули претензии на то, чтобы односторонне определять политику всех компартий.

В «25 пунктах» была сделана попытка ревизовать основные положения марксистско-ленинской теории о руководящей роли пролетариата в мировом революционном процессе, противопоставить национально-освободительное движение мировой социалистической системе и рабочему движению в капиталистических странах, отказаться от установок, выработанных Московскими совещаниями коммунистических и рабочих партий 1957 и 1960 гг., о характере современной эпохи, о путях и методах революционной борьбы, от критики идеологии и практики культа личности.

Несмотря на раскольнический характер «25 пунктов» и деятельности руководства КПК, ЦК КПСС продолжал добиваться сплочения стран социализма и мирового коммунистического движения, выступал за нормализацию отношений с КНР. Однако проходившая в июле 1963 г. советско-китайская двусторонняя встреча по вине китайской стороны не дала положительных результатов. Китайские лидеры отвергли неоднократные советские предложения о прекращении публичной полемики.

Они обрушились с клеветой на СССР и КПСС в связи с Московским договором о прекращении ядерных испытаний в трех средах, организовали антисоветские провокации, митинги и демонстрации, осенью 1963 г. вновь начали публикацию антисоветских статей. После октябрьского Пленума ЦК КПСС 1964 г. китайская делегация была приглашена на празднование 47-й годовщины победы социалистической революции в нашей стране. На переговорах в ноябре 1964 г. в Москве Советский Союз предложил исходить из того, что объединяет, а не разъединяет обе стороны.

Однако китайская делегация по указанию из Пекина отвергла такой подход, отказалась от прекращения открытой полемики и обсуждения вопросов советско-китайских межгосударственных отношений. Китайские лидеры заявили, что будут продолжать борьбу против КПСС, если наша партия сохранит верность решениям XX и XXII съездов КПСС, своей Программе.

Постепенно от попыток столкнуть СССР и США маоисты перешли к попустительству империалистической агрессии. В 1965 г. американские империалисты усилили свою агрессию в Юго-Восточной Азии. Не случайно систематические бомбардировки территории ДРВ авиацией США начались через месяц после того, как мировая печать сообщила об интервью Мао Цзэдуна американцу Э. Сноу в январе 1965 г., в котором он сказал: «Китайцы будут воевать лишь в том случае, если США нападут на Китай».

Мао Цзэдун и другие китайские лидеры заняли негативную позицию на встречах в феврале с советской правительственной делегацией, направлявшейся в ДРВ и КНДР и сделавшей остановку в Пекине. В марте была организована злобная антисоветская демонстрация перед зданием посольства СССР в Пекине. Усилилась антисоветская кампания в прессе. В опубликованной в ноябре 1965 г. в газете «Жэньминь жибао» антисоветской статье маоистская группа заявила о намерении «политически и организационно размежеваться» с КПСС и другими марксистско-ленинскими партиями.

MaxBooks.Ru 2007-2017