История книги

От переписчиков к печатникам

В Средние века в монастырях существовала практика священного письма, аккуратного, расположенного ровными линиями одинаковой высоты, — как отражение безмятежности тех, кто писал, и их жизни.


Веками все, кто умел писать в Европе, писали только по-латыни. И когда распространилось христианство, там по-прежнему писали и переписывали по-латыни.

В 842 г. «Страсбургская клятва» отмечает в первый раз появление «вульгарных (народных) языков в официальном документе. Два внука императора Карла Великого, Карл Лысый и Людовик Немецкий, поклялись друг другу в верности против третьего, Лотаря, при помощи этого трактата, произнесенного и записанного на языке тудеск (старогерманском) и романском (старофранцузском).

Но еще очень долго романская письменность будет очень робко появляться рядом с латынью.

Более тысячи лет письменность была пререгативой монахов.

Немногие из мирян умели писать. Так. Карл Великий, который, несомненно, был самым могущественным человеком своего времени, не умел писать. Он подписывал императорские указы крестиком, который помещал среди завитков подписи, подготовленной переписчиком.

Создание инициала (буквы-миниатюры) проходило в несколько этапов; сначала делали набросок карандашом всех элементов изображения (буква, орнамент, персонажи). Потом переходили к чернилам, далее наносили позолоту и краски, которые подчеркивались темными тонами. Широко использовался красный цвет. Его получали смешиванием сурика и белил или яичного желтка, который придавал глянцевый блеск. Из-за применения сурика (minium — лат.) происходят термины «миниатюра и «миниатюрист.

В отличие от писцов Месопотамии или Древнего Египта, средневековые монахи-переписчики в Европе нс занимались творчеством и не имели власти: они писали, но не сочиняли. Их творчество, скорее проявилось в другом: они выработали, особенно в эпоху царствования Карла Великого, удивительный вид искусства — искусство каллиграфии. Это прекрасный почерк рукописей, украшенных изумительными раскрашенными иллюстрациями, делающими особенно ценными первые книги, которые именно поэтому и называются «манускриптами».

Древние писцы, например те, кто копировал тексты Библии, писали на свитках папируса, которые по-латыни назывались «volumen». Эти свитки имели много неудобств, поскольку папирус был слишком дорогим, слишком хрупким, его можно было использовать только с одной стороны. С ним трудно было обращаться, и читать тексты, написанные на нем, было не так просто.

Если бы не изобрели пергамент, высокое искусство иллюстрации никогда не обрело бы такого блеска.

Широкое распространение нового носителя — пергамента — полностью изменило искусство письма и чтения. Это изобретение было, вероятно, сделано в Пергаме в Малой Азии. Слово «пергамент» происходит от греческого «пергамен», что означает «кожа из Пергама». В II в. до н.э. Египет отказался поставлять Пергаму, своему конкуренту, нужное количество папируса, и писцам Малой Азии пришлось найти новый носитель: кожу. Они заявили об изобретении пергамента. Возможно, что шкуры животных использовались и в более отдаленные времена и именно египтянами.

Пергамент делали обычно из овечьих, телячьих или козьих шкур, но кожа газели, антилопы и даже страуса тоже могла быть исходным материалом. Овечья и телячья шкуры имеют существенное преимущество — на них можно писать с двух сторон.

Велень — пергамент высшего качества, полученный при обработке шкур мертворожденных или совсем молодых телят. Название происходит от старофранцузского слова «veel» — теленок. Он отличается тем, что не впитывает излишнее количество чернил или краски и лучше сохраняет начальный цвет. Именно поэтому самые красивые иллюстрации выполнялись на велене.

Громоздкий папирус уступил место листам пергамента, соединенным в форме римского кодекса: так родилась книга.

Для изготовления пергамента шкуры вымачивали в теплой воде, потом отрубали голову и очищали от любых следов шерсти и мяса. Перед просушкой на плетне их посыпали толченой известью, которая поглощала остатки жира. После этого их снова скребли шпателем.

Очень важно, чтобы дубление было выполнено тщательно, иначе пергамент сохранял отвратительный запах. Первая работа переписчика состояла в выглаживании листа пергамента лезвием ножа или пемзой, чтобы удалить пятна и неровности и получить гладкую, слегка зернистую поверхность, которая поглощает чернила, но не дает им слишком сильно расползаться.

Для изготовителя пергамента самым главным была полировка. Он обычно выбирал наружную поверхность шкуры, которая имеет более плотно лежащие волокна, они лучше выдерживают декапирование — легкое травление и выскабливание лезвием, Внутренняя поверхность для этого неудобна — она махрится от ножа и пемзы.

Появление пергамента привело к двум несомненным достижениям: во-первых, эго позволило применять гусиные перья, что давало гораздо более разнообразные возможности, чем кисточка или хрупкий тростниковый стержень, во-вторых, листы можно было складывать и сшивать, и это привело к повсеместному распространению кодексов, предков книг, которые состояли из листов, сложенных друг на друга и соединенных.

Начиная с IX или X вв. каждое аббатство, каждый монастырь имел свой скрипторий.

Скрипторий обычно находился рядом с библиотекой, в нем переписывали, украшали и брошюровали манускрипты. Это мог быть, в зависимости от религиозных установлений, отдельный зал, называемый «теплым». Это была единственная отапливаемая комната или несколько отдельных маленьких келий. В самых бедных монастырях его устраивали в монастырской галерее. Каждый переписчик имел сиденье, хотя некоторые виды работ он выполнял стоя, и пюпитр, который иногда можно было наклонять в обе стороны, если работа велась над двумя манускриптами, Писали гусиным пером, которое регулярно оттачивали, но не всегда одинаково, это зависело от желаемого вида письма. Каждый переписчик мог в среднем написать четыре листа ин-фолио вдень.

Пергаментный лист ин-фолио был эквивалентен листу бумаги высотой от 35 до 50 см. и шириной от 25 до 30 см.

Рождению манускриптов предшествуют безошибочная организация работы и четкое разделение процессов.

Кропотливая работа по переписыванию прерывалась только на время молитвы. Если судить по орфографическим ошибкам и несоответствиям записей в одном и том же манускрипте, переписчики, вероятно, работали под диктовку, по нескольку человек над одним и тем же произведением... Нередко они сотрудничали и с монашенками, смешанные общины были распространены в Средние века.

Между нанесенными линиями на пергаменте можно видеть полоски, на которых переписчик размещал буквы. Инструмент, который он держит в правой руке, служит для нанесения линий. Некоторые специалисты по письменности могут по характеру манускрипта определить, кто из переписчиков был левшой, благодаря так называемому ductus - манере соединения букв, которое зависит от того, как срезано перо.

Послушники, ученики и начинающие, должны были наносить линии, «предварительные наметки, по которым переписчики ровняли свои буквы.

Сохранилось много манускриптов, где эти предварительные линии не были стерты. Начинающие выполняли и другую работу, которая не требовала большого прилежания и которой было достаточно много, поскольку переписка была хорошим источником дохода для монастырей.

Каллиграфы, иллюстраторы, миниатюристы и переплетчики — монахи-переписчики становятся художниками, а их работы — шедеврами.

Эти рисованные инициалы, выполненные вручную в Германии в середине XIII и., представляют нам различные характерные стадии создания книги: выдача монаху пергамента, нанесение линий учеником, обрезка листов велени и выполнение портрета.

Лучшим каллиграфам поручали выполнять самые почетные работы, обычно по приказанию знатных аристократов или церковников. Но талант этих анонимных художников нс всегда подчинялся золотому правилу смирения, и некоторые монахи не избежали искушения тщеславием, подписывая своим именем то, что они считали своими шедеврами. Иногда из-за этого его заставляли оставить работу. Он мог снова взяться за нее, только если соглашался отдать свой труд исключительно служению Богу и своему религиозному ордену.

Украшение было делом специалистов-миниатюристов и иллюстраторов. Они были гениальными художниками, способными выполнить не только инициалы, увитые золотыми листьями, с которых начинались каждый параграф или глава, но также изобразить цветы, людей, яркие цветные пейзажи на миниатюрах. Сюжет сначала набрасывали в виде эскиза шилом, потом детали обозначали гусиным пером и чернилами, используя при необходимости циркуль, линейку и угломер. Цветные контуры также выполняли пером, только закрашивание делали тонкой кисточкой.

Если среди членов общины не оказывалось художника, монастырь нанимал талантливого мирянина с хорошей репутацией.

Точно так же дело обстояло с переплетчиком, который должен был соединять листы, делать перелет из кожи и замок, часто украшенные тонкой работой.

Вплоть до царствования Карла Великого переписчики пользовались некоторой свободой в выборе шрифтов.

Манускрипт VII в., «Трактат Сент-Илера», написан унциальным письмом.

Вначале монахи использовали все шрифты римского периода: «маюскульный курсив», называемый также «унциальное (уставное) письмо», «полуунциальное» письмо, в котором буквы меньше и круглее, а также «капитальный» — «маюскульная квадрата» — шрифт для надписей на монументах. Иногда использовали также более «деревенский» прописной шрифт на религиозных монументах, называемый «рустика». Вплоть до изобретения книгопечатания унциальное письмо использовало округленные буквы для написания пером.

В каролингском письме прописные буквы очень четкие и правильные, а строчные более квадратные и тонкие, чем унциальные. Этот латинский манускрипт Сульпиция Севера трактует жизнь святого Мартина, он датируется IX в. Строгоость украшенной буквицы очень характерна для манускриптов этой эпохи.

Вскоре после воцарения Карла Великого в 768 г. появилось новое, происходящее, вероятно, от полуунциального; каролингское письмо. Очень четкое и красивое по форме, оно и распространилось впоследствии по всей средневековой Западной Европе.

Царствование Карла Великого также отмечено массовыми поправками. С течением времени в оригинальных текстах оказалось, бесчисленное множество ошибок. Из-за незнания или небрежности монахов эти ошибки повторялись и возникали от копии к копии и в конце концов полностью искажали смысл рукописи. Карл Великий заказал новые, выполненные со всей тщательностью, копии с источников, которые были наиболее точно идентифицированы. Каролингские манускрипты, упорядоченные таким образом, называются аутентичными.

То, что письменность стала светской, позволило появиться новым мастерам.

В конце XII в. почти полная монополия Церкви в области образования пошатнулась, и светские писцы постепенно объединились в мастерские и гильдии. Они писали официальные документы для появившейся новой торговой буржуазии, но сочиняли также и книги.

До этого времени книги создавались только для знати и служителей религии. Роскошные фолианты, молитвенники и теологические трактаты — вот и все книгоиздание прежних времен.

Иллюстратор (сидит справа), светский человек, как часто бывало, встречает в своей мастерской благородного покровителя. Перед ним лежат его рабочие инструменты. Большая часть позолоты на иллюстрациях выполнялась путем наклеивания тончайшей золотой фольги смесью извести, сахара и свинца. Эту смесь сначала наносили на страницу и давали чуть подсохнуть. Она должна была остаться достаточно мягкой, чтобы прилипнуть к странице, не образуя трещин, а смешанная с водой и яичным белком легко стекала с пера.

Теперь эта область стала расширяться за счет новых произведений: появились трактаты по философии, логике, математике или астрономии, а некоторые авторы, например Данте, начали писать на своем родном языке книги, которые предназначались для широкой публики. Они были образованны, но не знали латыни. Буржуазия впервые получила доступ к литературе и книгам.

Спрос был так велик, что мастера едва могли его удовлетворить.

Перо очиняли в несколько этапов. (1) Кончик пера срезается наискосок. (2) Делается разрез посреди трубки. (3) Формируется кончик, срезая его одинаково с обеих сторон. (4) Если нижняя часть острия слишком выпуклая, ее делают более плоской, срезав у самого кончика. (5) Чтобы очинить кончик, нижняя часть острия кладется на гладкую и твердую поверхность.

Чтобы отвечать этим новым потребностям, во множестве создавались лавки переписчиков, их продукция стала более разнообразной. Теперь можно было найти всевозможные руководства — по кулинарии, воспитанию, медицине, астрономии, а также романы.

«Песнь о Роланде», рассказы о куртуазной любви имели все большее распространение. Клиент выбирал каллиграфический стиль и иллюстрации, которые ему нравились, посещая многочисленные лавки или нередко обращаясь к изготовителю книг, который выполнял роль посредника.

В XII и XIII вв. рядом с университетами множились гильдии и братства.

К клиентуре из числа богатых торговцев прибавились студенты. Рождение светских университетов дало существенный источник работы переписчикам, которые воспроизводили разрешенные тексты. На самом деле только богатые студенты могли позволить себе обратиться к профессионалам, другим приходилось одалживать книги у доброго книготорговца и переписывать их самому, буква за буквой.

Учитывая объем работы, ремесленники все чаще объединялись и составляли братства для защиты своих прав и секретов техники. Обучение мастерству также велось под строгим надзором.

Как и их религиозные коллеги, кандидаты в каллиграфы начинали с выполнения более простых работ, нанесения линий или смешивания красок. Считалось, что для их полного обучения требуется не меньше семи лет. В обучение обязательно включалось создание «шедевра», который передавался на суд мастера и других компаньонов. Если работу находили достойной уровня корпорации, ученик получал звание независимого писца и право вести дело самостоятельно... при условии ухода из мастерской своего учителя, причем подальше, чтобы не создавать ему конкуренцию.

Исправления манускриптов иногда давали простор фантазиям порой сомнительного вкуса.

По данным Джона Дрейфуса, историка книгоиздания, кодекс обучения настоятельно рекомендовал ученикам переписчиков избегать чревоугодия и выпивки, а также слишком частых отношений с женщинами и чрезмерно утомительной работы, чтобы сохранять твердую руку!

Переписчик должен был, разумеется, уметь воспроизводить все стили письма и быть способным изобразить любой текст каллиграфически. Но он не должен был допускать ошибок. Мастерские часто прибегали к услугам корректора, которые указывали на полях ошибку. Если она была не очень серьезна, переписчик отскребал пергамент, потом писал правильно на очищенной поверхности. Когда было пропущено слово и его некуда вставить, его писали на полях и рисовали палец, который указывал, куда его нужно поместить в тексте. По если не хватало главы или строк, пропуск компенсировался удачной шуткой: забытый текст писали и нижней части страницы, и иллюстратор должен был тогда взять текст в рамку и нарисовать персонажи, которые делают вид, что карабкаются в нужное место текста!

В то же время, хотя выпуск рукописных книг постоянно увеличивался, а обучение переписчиков требовало от них все большего умения и некоторые из них создавали настоящие чудеса, эти ремесленники и художники не имели никакого общественного признания и зарабатывали столько, что едва хватало на жизнь. Дело доходило до того, что наиболее одаренные из них просто уходили в монастыри, чтобы заниматься там своим делом без материальных забот.

Отражая развитие культуры, готический шрифт уступил место гуманистическим шрифтам.

Этот фрагмент страницы из трактата «Реформа ордена святого Бенуа написан готическим шрифтом, который имел заостренные буквы. Он появился в XIII в.

Это расширение выпуска манускриптов логически сопровождалось изменением шрифтов: переписчики приобрели привычку прибегать к так называемым «готическим буквам, в которых чувствовалось немецкое влияние.

Для этого были и культурные, и материальные причины. Готическая буква была более узкой, чем каролингская, что позволяло сэкономить место.

В эту эпоху перья стали затачивать наискось, что мешало переписчикам держать перья боком, а не плоско, и это идеально подходило для «ломаного» остроугольного шрифта. Наконец в это же время начался «готический» период в архитектуре, и мы можем увидеть поразительные аналогии между формой пересекающихся стрельчатых сводов и изломами оконных арок и формой букв.

Этот латинский манускрипт итальянского происхождения датируется 1458 г., временем начала гуманистического письма.

В то же время, когда в Италии в XIV и XV вв. появились первые признаки того культурного расцвета, которым стало Возрождение, появился шрифт, который отбросил готические формы. Он был более круглым и менее узким и носил многозначительное название гуманистического. Эти буквы были, несомненно, самыми распространенными, когда произошло событие, имевшее беспрецедентное значение для европейской культуры: изобретение книгопечатания при помощи подвижных литер.

Современники Гутенберга и не подозревали, каким важным событием окажется создание печатного станка.

В самом начале печатание появилось скорее как продолжение рукописного письма, а не как его ниспровержение, как мы оцениваем его теперь, по прошествии времени. Первой заботой печатника была конкуренция с переписчиком, он стремился сделать такие же великолепные издания, как и каллиграфические книги. На страницах с напечатанным текстом оставляли много места для рисунков, которые должны были выполнить иллюстраторы. При этом старались как можно точнее воспроизвести страницы манускриптов. Для этого придумали очень сложные заглавные буквы, много разных шрифтов и знаков.

Дошли даже до того, что стали применять группы знаков, соединенных друг с другом, чтобы это напоминало связки, соединяющие слова в рукописи.

Это настолько верно, что Джон Дрейфус смог написать: «Когда встал вопрос об изготовлении первой напечатанной книги, нужен был такой замысел и такое качество исполнения, которые были бы не ниже, чем у манускриптов, — а их качество было обычно очень высоким, с чтобы конкурировать с ними. Красота Библии, которую Гутенберг напечатал в 1450 г., многим обязано великолепию почерка и украшений библий того времени, написанных вручную».

Книгопечатание возникло не за один день, оно связано с некоторыми техническими изобретениями, которые нередко оставались малоизвестными.

В этой печатне конца XV в. каждый выполнял свою работу. Справа мастер-печатник возле пресса, который ученик опускает на бумагу. Над их головами сушатся отпечатанные листы. Слева два наборщика заполняют верстатку, читая страницу текста; на первом плане работник складывает уже использованные свинцовые литеры в ящик, а позади него корректор перечитывает первые оттиски. На заднем плане работник покрывает краской печатную форму с помощью кожаных тампонов, покрытых фетром. Можно видеть также конусообразные тампоны около пресса Гутенберга, который был реконструирован в XIX в. в Лейпциге.

Китайцы уже с XI в. знали подвижные литеры. «Винтовой пресс» был известен веками, его использовали до Гутенберга, и не только для того, чтобы давить виноград, но и для изготовления бумаги и чтобы делать набивной рисунок на ткани. В начале XV в. печатали «письма», выгравированные на дереве, с изображениями святых или библейских сцен. Но такое печатание выполняли, растирая обратную сторону бумаги, наложенной на дерево. Гутенберг был первым, кто механизировал процесс печатания.

Неспешность и скрупулезность при создании рукописных книг ускорились с изобретением бумаги.

Шеффер, друг Гутенберга, нашел способ отливать литеры из разных сплавов, в том числе из сплавов свинца и сурьмы.

Иоганн Генсфлейш, называемый Гутенбергом (1397-1468), поселился в Майнце в 1448 г., проведя до того 8 лет в Страсбурге. Он занял денег у банкира Фуста, но не смог их отдать. Банкир велел в 1455 г. арестовать все имущество должника. Когда в 1457 г. появилась первая работа с торговой маркой печатника, на ней было указано имя Фуста. Гутенберг был разорен и умер в нищете спустя десять лет

Наконец Гутенберг понял, насколько интересен материал, уже применявшийся в Китае: бумага. Точно неизвестно, когда китайцы изобрели ее, скорее всего во II в. н.э. Известно только, что они пытались делать ее из разных материалов, пока не остановились на льняном волокне. Разрушенное вымачиванием, размятое и измельченное, это волокно дает пульпу, которая при добавлении воды и крахмала становится тестом для получения бумаги.

Китайцы хранили секрет этого производства и передали его своим победителям — монголам — только в VIII в. Монголы, в свою очередь, передали его персам в Самарканде, а те научили арабских торговцев, которые принесли его в Испанию и на Сицилию. В XIII в. в Европе появились большие бумажные фабрики. За исключением некоторых усовершенствований процесс изготовления оставался тем же, что придумали китайцы.

История, которая теперь начинается, является не только историей письменности, но также и историей книгопечатания.

MaxBooks.Ru 2007-2015