Историческая география

Предмет исторической географии

Историческая география — отрасль исторической науки, изучающая главные характерные черты географической, пространственной стороны исторического процесса. Она конкретизирует наши представления о исторических событиях и явлениях, связывает их с определенными территориями, изучает географию исторического прошлого человечества, в том числе в плане взаимодействия и взаимовлияния природы и общества. Иными словами, историческая география — это география определенной территории на определенном этапе исторического развития ее населения.

Для географической характеристики того или иного района, как правило, необходимо знать его физическую географию (рельеф, климат, растительность, животный мир, полезные ископаемые и т. д.); политическую географию (территория и границы политических образований, их территориально-административная структура, локализация мест, связанных с различными событиями, и т. п.); географию населения с точки зрения формирования его состава, размещения и передвижений; экономическую географию, т. е. географию производства и хозяйственных связей с порайонной и отраслевой характеристикой.

На этих же основных элементах базируется и историческая география, однако их содержание нередко отличается от того, которое вкладывает в них современная география. И это отличие объясняется не только тем, что историческая география изучает хронологически иной этап развития человечества, чем география современности. Дело в самой географии, географии как науке: география прошлого резко отличается от современной.

Так, например, в первобытном обществе фактически не существует географии (точнее — районирования) производства и торговли, и в то же время там особенно большая роль принадлежит физико-географическим факторам. Нередко в исторической географии той или иной эпохи значительную роль играют такие факторы, которые практически не учитываются современной географией: география народных движений, ареалы распространения основных типов орудий производства, сферы культурного влияния и т. д. Вообще определение круга проблем исторической географии каждой эпохи зависит от особенностей данной общественной формации, от основных закономерностей ее исторического развития. Именно поэтому историческая география является вспомогательной исторической дисциплиной, тесно связанной с историей данной формации.

Однако в отличие от основной массы вспомогательных исторических дисциплин историческая география не обладает специальными методами и приемами исследования, не имеет отдельных источников знания. Конкретный фонд этой науки, фактический материал, на котором она базируется, предоставлены ей другими науками, в первую очередь историей, а затем и дисциплинами, нередко от истории очень далекими.

Так, для изучения проблем, связанных с физической географией прошлого, историческая география использует данные исторической климатологии, геологии, дендрохронологии, почвоведения, астрономии, исторической ботаники, географии растений, исторической картографии, гляциологии и многих других отраслей науки, включая этнографию, археологию и непосредственно историю (сведения летописей, мифы, легенды и пр.).

Историческая география широко пользуется также выводами таких дисциплин, как топонимика, историческая демография, историческая статистика, нумизматика, история цен и денежного обращения, антропология, география болезней, историческая топография, лингвистика, антропонимика, история военного искусства, история градостроительства. Но подавляющая масса сведений, большая часть научного багажа исторической географии черпаются из исторических источников методами и приемами собственно исторического исследования.

Ведь сведения историко-географического порядка дают не только карты и географические описания, но главным образом и прежде всего хроники, актовый материал, картулярии, политики и т. д. Практически любой письменный источник может дать сведения по исторической географии своей эпохи. Поэтому, естественно, исторический географ должен быть в первую очередь историком.

Такая широта «источниковедческой базы» исторической географии, обобщающий характер научной деятельности историко-географа вовсе не означают, что историческая география занимает особое положение среди других исторических дисциплин. Напротив, она сохраняет свой вспомогательный характер, раскрывая только одну — пространственную — сторону исторического процесса.

Тесная связь исторической географии с историей определяет еще одну особенность этой дисциплины — ее прямую зависимость от исторической науки, от уровня ее развития, от ее потребностей и задач: пока история сводилась к истории войн, правлений, событий, т. е. политической истории, историческая география также ограничивалась проблемами политической географии (границы государств, локализация сражений и т. п.), и лишь за последнее столетие она приобрела свой современный вид (география населения, экономическая география эпохи и пр.). Наконец, основные направления историко-географических исследований всегда совпадали с потребностями собственно истории.

Еще одно обстоятельство придает исторической географии как науке своеобразный оттенок. Как уже говорилось, большинство проблем, составляющих ее содержание, в той или иной степени являются объектом исследования других наук. Проблема «среда и общество», например, интересует географов, социологов, философов; вопросами размещения населения как в настоящем, так и в прошлом занимаются кроме историков демографы, экономисты, этнографы, антропологи, специалисты по топонимике, ономастике и т. д.

Практически всем разделам исторической географии можно найти соответствующие аналоги в собственно истории: история ремесла и промышленности, торговли, транспорта и т. п. Поэтому перед историческим географом встает очень сложная задача — отталкиваясь от всей суммы знаний, накопленных другими специалистами, определить свой собственный, специфический историко-географический подход к этим проблемам, останавливая главное внимание на территориальных аспектах исследуемых вопросов.

Такой своеобразный ракурс при взгляде на, казалось бы, давно разработанные вопросы нередко приводит к новым наблюдениям и выводам, дает возможность сделать на общеизвестных посылках новые заключения, расширяющие наши представления об определенной эпохе. Один пример. Общеизвестно, что в средневековых городах и деревнях существовало множество церквей, посвященных различным святым; хорошо известно также, что многие из этих святых по традиции считались покровителями различных ремесел. Но вот простое нанесение на карту церквей и часовен, посвященных св. Николаю (патрону купцов и торговцев), показывает нам скопления очагов этого культа, т. е. торговые центры и наиболее распространенные маршруты купцов данной территории.

MaxBooks.Ru 2007-2017