Историческая география

Предмет исторической географии - страница 2

Все эти особенности присущи и исторической географии средневековой Западной Европы. Она, как и историческая география любой другой эпохи, состоит из физической географии, политической географии, географии населения и экономической географии. Под первым разделом подразумевается физико-географическая характеристика региона, причем главное внимание здесь должно быть уделено таким вопросам, как отличия климата, рельефа, флоры и фауны средневековья от современных, и проблеме влияния этих особенностей окружающей среды на историческое развитие данной территории. Политическая география западноевропейского средневековья помимо обычных вопросов (границы и внутренняя структура государств) включает в себя и церковную географию.

Необходимость этого дополнения вытекает из особенностей истории феодального общества, поскольку административная структура католической церкви наложила значительный отпечаток на политическую и экономическую географию своей эпохи: многие церковные магнаты были одновременно светскими сюзеренами, монастыри и аббатства — центрами внешней и внутренней колонизации, а пути паломничеств в крупнейшие религиозные центры постепенно превращались в торговые маршруты. Воздействие церкви на географию эпохи сохранялось и в более позднее время.

Достаточно вспомнить, как религиозные преследования позднего средневековья отразились на численности и размещении населения Нидерландов, Франции, Германии, Ирландии. Не меньший отпечаток наложила на политическую географию средневековья и военно-историческая география, однако эта тема столь обширна, что требует специального рассмотрения. По этим же соображениям из текста пособия выпущены и другие аспекты политической географии эпохи, среди них — связь территориально-политических изменений с генеалогическими факторами.

Наибольшей спецификой по сравнению с современной наукой обладает география средневекового населения. Она, как и современная, интересуется численностью, составом, размещением населения и в этом смысле во многом совпадает с демографией. Но в то же время некоторые ее направления играли в средневековье гораздо большую роль, чем они играют сейчас. Так, характер сельского поселения в средние века зависел от многих социально-экономических факторов: условий колонизации данной местности, типа хозяйственных отношений, господствующих в округе, т. е. историко-географических особенностей этой территории. Еще больший отпечаток на историю феодальной формации наложила география средневековых городов: место их возникновения, их топография нередко дают решающие аргументы для понимания многих проблем западноевропейской истории. Поэтому интерес исследователей к географии феодального города столь велик, что некоторые из них даже выделяют ее в самостоятельный раздел исторической географии.

Значительный интерес представляет также география средневековой культуры. В средние века территориальные границы между разными сферами культурных влияний (христианская и арабская культура, светская культура Южной Франции XII-XIV вв.) прослеживались довольно четко. Вместе с тем культура средневековья обнаруживает довольно тесную связь с остальными элементами исторической географии эпохи: в раннее средневековье — с монастырями, в эпоху возникновения университетов и книгопечатания — с городами.

Однако проследить картографически развитие европейской культуры — задача чрезвычайной сложности. Поэтому из большого круга вопросов, характеризующих территориальные особенности культуры западноевропейского средневековья, мы выбрали наиболее, на наш взгляд, важные; субъективность этого отбора оправдывает лишь то, что любой другой его вариант также был бы неполным.

Важное место в понимании характера географии населения Западной Европы принадлежит этническим проблемам. Эпоха феодализма — время становления основных этнических объединений, и хотя в истории средневековья национальные и этнические мотивы не всегда играли первостепенную роль, именно в это время происходит формирование современной этнической карты Европы.

Содержание экономической географии феодализма в целом соответствует принципам современной географии: здесь характеризуются промышленность, сельское хозяйство, торговля, транспорт и пути сообщения. Однако, естественно, методика этих вопросов кардинально различна; так, например, специфика цехового ремесла не дает возможности его порайонной характеристики и позволяет выделить лишь области особого развития его отдельных отраслей (шерстяное дело, горнорудное производство). Из других вопросов, позволяющих более полно представить территориальные особенности хозяйственной жизни эпохи, нами выделен вопрос о сферах распространения различных монетных систем.

И еще одна важная проблема включена нами в круг интересов исторической географии — географические представления и открытия той эпохи. Строго говоря, эти вопросы не относятся к компетенции исторической географии — это есть история географии, история географической науки. Однако проблемы географии играли в средневековье принципиально важную роль: землеведение тесно смыкалось с космогонией и влияло на решение основных вопросов теории и практики. Вместе с тем многие географические представления и открытия непосредственно сказались на истории и географии своего времени; достаточно здесь вспомнить колонизацию скандинавами северных островов или настойчивые поиски европейцами западного пути в Азию и мифической Южной земли.

Еще большую роль сыграл этот фактор в эпоху позднего феодализма, когда географические открытия не только изменили традиционные представления о Земле, но и оказали решающее воздействие на политическую, экономическую, торговую карту Европейского континента, не только на численность и состав, но и на характер всей жизни европейского населения. Поэтому, с нашей точки зрения, географические представления и открытия эпохи феодализма являются неотъемлемой частью исторической географии западноевропейского средневековья.

Естественно, что перечисленные нами проблемы не отражают всей полноты предмета исторической географии феодализма западноевропейских стран. В частности, по причине недостаточной разработанности нами в значительной мере опущены вопросы социальной географии; постановка и решение этих вопросов — одна из самых насущных задач современной науки. Но вместе с тем мы убеждены, что именно всемерно расширительное толкование предмета данной дисциплины более всего отвечает потребностям как самой исторической географии, так и учебной практики.

MaxBooks.Ru 2007-2017