Историческая география

Развитие сельского хозяйства в раннее и развитое средневековье

В рабовладельческом Римском государстве сельское хозяйство достигло своего расцвета во II в. до н. э. — II в. н. э. Многократная вспашка земель, внесение удобрений, ирригация, развитие агрономических знаний и товарности хозяйства имели своим следствием значительный подъем земледелия и других отраслей сельского хозяйства — виноградарства, садоводства и оливководства, животноводства и приусадебного птицеводства.

Урожайность в большей части Италии к I в. н. э. достигала сам-10 (15 ц. пшеницы с гектара). Подъем сельскохозяйственного производства был неравномерным: в последние столетия до н. э. он наблюдался на территории самой Италии; в первые века н. э. на первое место в экономической жизни Империи выдвинулись провинции, сельское хозяйство метрополии постепенно приходило в упадок. Позже регресс охватил все земли Империи.

Дальнейшее падение уровня агрикультуры приходится на период «варварских» завоеваний. «Варвары» принесли с собой экстенсивные формы хозяйства (двуполье, а нередко еще более примитивный перелог); достижения римского земледелия были забыты. Резко (до сам-1,5, сам-2) падают урожаи, сокращаются посевные площади, пшеницу сменяют рожь, овес, полба и ячмень, приходит в упадок виноградарство, садоводство и другие отрасли хозяйства.

Однако уже во второй половине раннего средневековья (период так называемого Каролингского возрождения) наблюдается некоторый подъем сельского хозяйства: расширяются посевные площади, начинается переход к трехполью, все большее внимание уделяется садоводству и виноградарству, что связано с развитием социальных отношений — складыванием феодальных порядков и вотчины в некоторых районах континента (Центральная и Северная Франция, Рейнская Германия). Однако не следует преувеличивать масштабы этого процесса: подавляющая часть европейской территории в то время представляла собой огромные лесные пространства с редким населением; пахотные земли выглядели отдельными островками.

В XI-XIII вв. происходит массовый подъем европейского сельского хозяйства на основе дальнейшего развития производительных сил. Развивается сельскохозяйственная техника — широко распространяется тяжелый плуг с железным отвалом, не просто подрезающий, но и переворачивающий верхние пласты земли, возникает новый тип железного топора, более удобного для рубки деревьев. В качестве тягловой силы все чаще применяется лошадь, чему способствовало внедрение подков и появление новой сбруи с жестким хомутом, переносившим основные усилия с шеи животного на плечи, что в три-четыре раза повышало эффективность упряжки.

Развивается и техника производства: распространяется трехполье (в северной части континента), трехкратная вспашка земель, дренаж, расширяются посевы пшеницы, кормовых и технических культур; вводится практика стойлового содержания скота, что позволяет более регулярно унавоживать почву. Естественным результатом всех этих явлений было повышение средней урожайности: по последним данным, наиболее распространенные минимальные урожаи в рейнских землях XII-XIII вв. составляли сам-3 — сам-4, в Тоскане XIII-XIV вв. — сам-4 — сам-5.

Подъему сельского хозяйства способствовали и социальные факторы: повысившийся спрос на сельскохозяйственные продукты в результате роста численности населения, особенно городского, и развитие товарно-денежных отношений. Впрочем, зависимость между этими явлениями, несомненно, была взаимной: развитие сельскохозяйственного производства, с одной стороны, стимулировалось, с другой — само определяло указанные процессы.

В подъеме хозяйства важную роль сыграла «внутренняя колонизация» — расширение ареала обрабатываемых земель за счет освоения пустошей, осушения болот, корчевки и выжига леса. Этот процесс получил широкое распространение во всех странах Западной Европы. В некоторых из них колонизация носила чисто хозяйственный характер; в других же (восточные и юго-восточные земли Германии, отчасти Испания) она сопровождалась изгнанием и уничтожением местного населения.

Первые сведения о расширении ареала пахотных земель на континенте относятся еще ко временам Каролингов, однако в тот период попытки культивирования залежей не давали реальных результатов, так как новые земли не всегда даже компенсировали затраты труда и средств. Именно поэтому ранняя колонизация нередко проводилась по инициативе и силами крупных феодалов — королей, графов, епископов и монастырей (особенно цистерцианских, бенедиктинских, премонстранских). Наибольший размах колонизации приходится на XI-XIII вв., когда в ней стали участвовать многие крестьянские общины и отдельные семьи и хозяйства.

Освоение новых земель шло в нескольких направлениях. Одно из них — отвоевание земель у болот, леса, основание на этих массивах новых деревень, заимок, хуторов. Чаще всего такой тип колонизации проводился силами приглашаемых на льготных условиях, нередко» издалека, поселенцев-госпитов. Такая практика была характерна для многих областей Франции (Гасконь, Нормандия, Фландрия), Северной Германии, а также заэльбских территорий, отчасти Англии (Йоркшир). Другой распространенный вариант колонизации — за счет внутренних резервов каждой деревни (пустоши, неудобные земли, альменды, пограничные с соседями территории и т. д.). Этот путь имел место практически во всех странах.

Колонизация резко увеличила количество обрабатываемых земель. По мнению К. Д. Авдеевой, в Англии за XII-XIII вв. было освоено около миллиона с четвертью акров (площадь Оксфордшира, Бэкингемшира и Бэдфордшира, вместе взятых). Резко возросло и количество населенных пунктов: к концу XIII в. появились почти все селения, которые можно найти на карте современной Англии. Сходная картина наблюдается и в Италии. По подсчетам Э. Серени, обследовавшего около 8000 населенных пунктов, более 42% их возникло в X-XIII вв. Внутренняя колонизация имела многочисленные последствия в экономической, социальной, политической областях. В географическом плане она сыграла огромную роль, наметив контуры современного ландшафта, изменив карту расселения производительного населения, внеся коррективы в экономическое развитие отдельных областей. В частности, в это время (XIV в.) возникает новое явление в европейском сельском хозяйстве — товарная специализация отдельных районов по некоторым продуктам: зерно, вино, оливы; нередко преимущественное производство какого-либо продукта стимулируется экспортом его на рынки соседних областей.

Правда, это явление еще не меняет натуральной основы самого хозяйства, в нем, как правило, производится все необходимое для потребления; возможность же появления монокультуры вызвана ее отсутствием или благоприятными условиями для ее сбыта в других местностях и с исчезновением этих условий ликвидируется. Подобная зависимость начавшейся товарной специализации сельского хозяйства отдельных областей от внешних факторов говорит о неустойчивости данного явления, отсутствии серьезных внутренних условий для его развития.

Во второй половине XIV-XV в. положение в европейском сельском хозяйстве меняется. Изменение форм эксплуатации крестьянства, разорение хозяйства в результате опустошительных войн, восстаний, эпидемий и пр. привели к снижению уровня сельскохозяйственного производства и относительному упадку агрикультуры. В некоторых районах эти явления приняли катастрофические размеры; так, в Гессене количество деревень с конца XIV до начала XVI в. уменьшилось почти наполовину.

Тяжелое положение сложилось и во Франции, где в период Столетней войны и после нее наблюдалось сокращение посевных площадей и развитие экстенсивных форм земледелия; по меткому, хотя и преувеличенному выражению историка XIX в. Флакка, население страны, спасаясь от бед, «вернулось к образу жизни номадов». Впрочем, упадок агрикультуры был характерен не для всех стран Западной Европы; в некоторых из них он или проявился в более мягких формах (Англия), или совсем не имел места (Италия).

Важное значение имеет вопрос об уровне развития европейского сельского хозяйства в средние века в сравнении с античным сельским хозяйством. Как известно, земледелие в Империи в период подъема было на очень высоком уровне; естественно, варвары не могли сразу воспринять античную агротехнику, и лишь постепенно отдельные ее элементы вошли в практику средневекового земледелия (многократная вспашка, удобрения, культивация паров и т. д.). На протяжении многих столетий сельское хозяйство средневековой Европы резко отставало от рабовладельческого.

Однако мы можем предполагать, что в эпоху наивысшего подъема средневекового сельского хозяйства (XIII-XIV вв.) общий уровень античного хозяйства был в целом достигнут. Такой вывод сделан даже применительно к сравнительно неразвитой территории Южной Италии. При этом нельзя просто говорить о достижении прежнего уровня развития: во-первых, речь идет об иной, гораздо более обширной территории, чем рабовладельческий мир, а во-вторых, о развитии на новой основе — на основе мелкого крестьянского хозяйства.

В некоторых местах, например в Центральной и Северной Италии, в XIV-XV столетиях сельское хозяйство не только практически переняло все лучшее из античной практики, но и пошло дальше. Однако далеко не все достижения античной агротехники нашли место в хозяйстве средневековых народов; например, уровень античного садоводства едва был достигнут в новое время.

MaxBooks.Ru 2007-2015