Историческая география

Торговля позднего феодализма

В позднее средневековье география европейской торговли претерпела значительные изменения: резко расширились ее пределы и масштабы, изменился удельный вес различных ее ареалов, произошли перемены в направлении и характере грузопотоков. На протяжении последних столетий феодальной эпохи менялось также соотношение водной и сухопутной торговли за счет неуклонного роста последней, но несмотря на это морская торговля продолжала играть ведущую роль.

В Средиземноморье в XVI-XVII вв. морская торговля продолжала доминировать. Главными торговыми центрами на востоке этого региона были Венеция и Дубровник (Рагуза), занявший в результате покровительства турок важное место в посреднической торговле с Ближним Востоком; на западе (с последней четверти XVI в.) — Марсель, благодаря соглашениям французской короны с Турцией установивший активные связи с Левантом и Гарбо (Североафриканское побережье).

Генуя, окончательно потеряв свои позиции в Восточном Средиземноморье, несколько компенсировала их установлением прямых отношений с Севильей; однако теперь она вышла из разряда великих торговых держав. Повышается значение Ливорно (морских ворот Тосканы), Барселоны, Картахены, Мессины и Палермо, хотя масштабы их торговли уступали венецианской.

Меняется и характер грузов. Транспортировка продуктов становится одной из главных задач флота; Венеция, например, ежегодно тратила на приобретение продуктов около 8 млн. дукатов. Главную роль в перевозках играет зерно. В XVI в. в Средиземноморье ежегодно транспортировалось около 50 тыс. т. зерна — как местного, так и из других районов (Причерноморье, Балтика и пр.). Значительную часть его (около 10 тыс. т) давала Сицилия, а затем Балканы и Египет; роль Апулии, Калабрии, Романьи, Прованса была гораздо меньшей.

В XVII в. в хлеботорговле произошли большие изменения: в Средиземноморье хлынул на английских, а затем голландских судах балтийский хлеб; это было вызвано падением местного производства (после 1592 г. Сицилия, как уже говорилось, превратилась из экспортера в импортера хлеба; в это же время снизилось производство зерна в Апулии, еще раньше — в Провансе). Из других продуктов, транспортировавшихся морем, важную роль играли сыр (итальянский и южно-французский), соль, северная сельдь.

Значительное место в перевозках занимало различное сырье — квасцы, добывавшиеся в районе Чивитавеккья (Средняя Италия), английские свинец и олово, сода из Алеппо и особенно шерсть и кожа. Кожа пользовалась в ту эпоху большим спросом; она шла на одежду и обувь, упряжь и разнообразные поделки, на винные мехи и предметы роскоши. Много ее производилось в Испании, но там же она в основном и расходовалась; другие средиземноморские страны ввозили кожу из Северной Африки, Восточной Европы, а с конца XVI в. и из Нового Света (через Испанию).

Итальянская шерстяная промышленность использовала главным образом испанскую шерсть. Со второго десятилетия XVII в. итальянцы вынуждены были искать рынки шерстяного сырья в других местах: флорентийцы — в Сирии, Тунисе, Алжире, венецианцы — на Балканах, — хотя это и была шерсть более низкого качества, чем пиренейская.

В позднее средневековье прямой путь с Востока на Запад (правда, теперь уже не через Ближний Восток, захваченный турками, а через арабское Красное море) временами продолжал функционировать, и по нему европейские страны снабжались восточными специями, и драгоценностями, китайским и персидским шелком в те периоды, когда португальцы, атакуемые арабами и турками, временно теряли контроль над торговлей в Индийском океане.

Однако по этому пути удавалось провозить сравнительно мало товаров (в 1550-1570 гг., например, 1,5-2 тыс. т. специй в год), и они теперь уже не могли удовлетворить возросшие запросы европейского общества и не играли заметной роли в торговом обороте средиземноморских стран.

Для торговли этого региона характерна возрастающая роль сухопутных путей: увеличиваются масштабы и степень регулярности в отношениях посуху между отдельными районами внутри страны и особенно между Средиземноморьем и остальной Европой. Дело в том, что испанцы, обладавшие почти на всем протяжении XVI в. самым крупным военным флотом, практически закрывали доступ в Средиземноморье своим постоянным противникам — англичанам, голландцам — и перекрывали выход из него периодическим недругам — венецианцам, французам, Дубровнику.

Естественным выходом из этой ситуации было развитие сухопутного пути через Альпы. Лишь к концу века, после сокрушительного разгрома испанской Армады, появилась возможность снять испано-португальскую блокаду, и Средиземноморье наводнилось голландскими, английскими, французскими купцами. Тогда же в связи с климатическим сдвигом усложнился и альпийский путь, но это уже не могло решающим образом повлиять на развитие сухопутной торговли.

Из международных ее артерий важнейшей была линия Венеция — Южная Германия, из внутренних— дорогие Пиренеев к северному побережью, в бискайские порты, где концентрировалось более половины всего экспорта испанской шерсти. Возрастает роль ярмарок в городах, стоящих в стороне от проторенных торговых путей, например, в Италии — Синегалья, Пьяченца и Больцано.

Со средиземноморским торговым регионом в позднее средневековье тесно связывается еще один район — Южная и Юго-Западная Германия. Она поставляла в романские области хлеб и другие продукты, сельскохозяйственное сырье, льняные ткани, изделия металлопромышленности. Обратным потоком на север шли промышленные изделия итальянского производства и восточные товары. Однако в XVII в. из-за ухудшения условий альпийской торговли связи этих районов несколько ослабли и южно-германская торговля стала ориентироваться на Нидерланды по рейнскому речному пути.

В целом южно-европейская торговля в эпоху позднего феодализма несколько возросла, главным образом за счет изменения характера товаров, однако в сравнении с быстро развивающейся торговлей североевропейских стран она явно проигрывала. Особенно-резко разница в торговой активности этих районов стала проявляться со второй половины XVI в., когда в результате развития заокеанской торговли Средиземноморье постепенно превращалось в захудалую торговую периферию. На первое место выходят страны, непосредственно связанные с колониями, в первую очередь Португалия и Испания, затем Нидерланды, Англия и Франция.

В 1503 г. в Лиссабон пришел первый крупный караван с индийскими пряностями; после этого связь Португалии с Юго-Восточной Азией становится регулярной. И хотя эта торговля сопровождалась большими жертвами (в первой половине XVI в. в кораблекрушениях и стычках погибал каждый восьмой, а в 1550-1650 гг. — даже каждый пятый корабль), прибыли от нее были чрезвычайно высоки и нередко достигали нескольких тысяч процентов.

В Лиссабонский порт широким потоком шли кофе, перец, опиум, индиго, чай, корица, жемчуг, золото и многие другие ценные товары из Индии и Малакки, черное дерево, слоновая кость и рабы — из Африки, сахар и кофе — из Бразилии. Большинство этих товаров, не задерживаясь в Португалии, сразу же переправлялось в другие страны, особенно в Голландию и Венецию.

После открытия в 40-х годах XVI в. серебряных рудников в Потоси наладилась регулярная связь Испании с Новым Светом. С 1543 г. монопольным центром торговли с испанскими колониями становится Севилья, и это делает ее крупнейшим портом Атлантики. Одновременно поднимаются другие портовые города Андалузии — Кадис, Палое, Сан-Лукар. Расположенная в 60 км от устья Гвадалквивира, Севилья поначалу сохраняет свое монопольное положение, но к середине XVII в. на первое место постепенно выдвигается Кадис.

MaxBooks.Ru 2007-2015