Книга и графика

Эпоха массовой печатной графики - страница 4


Русская графика середины и второй половины XIX в. шла в основном общими с Европой путями, оставаясь притом на ролях искусства второстепенного и служебного, более или менее приклад-ного. Она имела великолепных мастеров рисунка — от К.А. Брюллова и П.А. Федотова до И.Е. Репина, но почти не знала крупных художников, для которых бы имела самостоятельное творческое значение. Рисунок оставался интимной лабораторией живописца, средством накопления впечатлений и формирования образов, а печатная графика — виды городов, портрет, жанрово-сатирический, нередко полулубочный эстамп, не выходили далеко из своей информационно-документальной или развлекательной бытовой роли. В 1871 г. вслед за парижским было создано в Петербурге «Общество русских аквафортистов», издававшее свои альбомы. Самостоятельное значение здесь имели довольно многочисленные лесные пейзажи И.И.Шишкина — темноватые и углубленные, очень тщательно проработанные в деталях, обогащенные тонкими эффектами освещения. Чувство погружения в природу, непосредственного соучастия в ее тихой жизни (а не «вид» на нее откуда-то со стороны) выражено в них очень сильно

Лишь к концу века графическое начало в русском искусстве заметно усиливается. Острее выявляются индивидуальные почерки в рисунках крупнейших мастеров. Вибрирующий, нервный, будто электричеством заряженный карандашный штрих М.А. Врубеля, ритмичный иногда почти до орнаментальности, в то же время способен воплотить в своей острой чувствительности духовное напряжение портрета, передать трепетную легкость складок ткани, упругую нежность шелковистого лепестка неуловимые переливы перламутрового нутра раковины. Непринужденно свободна, разнообразна и подвижна уверенно точная графическая линия В.А. Серова. В их творчестве возникают задачи, для которых именно графическое, камерное разрешение оказывается не только естественным и достаточным, но часто и предпочтительным.

Психологически точному портретному рисунку или литографии небольшие размеры листа, быстрота исполнения и наглядная открытость техники придают особую интимность, сокращают дистанцию между моделью и зрителем. Обширная графическая галерея портретов Серова весьма разнообразна по технике и манере рисования, всегда примененным к данной конкретной модели. В его рисунках ясно воплощено личное отношение к человеку — не взгляд со стороны живая творческая беседа с ним. Впрочем, человеческая симпатия не мешает зоркости глаза, умению передать живой характер в движении, повадке, взгляде.

Особое обаяние излучают его детские образы, притом столь же многообразные и психологически насыщенные как и взрослые. Графический портрет этого типа популярен на рубеже веков, значительные его образцы дали, наряду с В.А. Серовым, Л.С. Бакст и другие рисовальщики из круга «Мира искусства», в котором графическое начало оказывается ведущим Наряду с свободно-пластичным и преимущественно натурным рисунком здесь культивируется собственно «графика» в узком тогдашнем смысле этого слова — строгая игра черного и белого, каллиграфически выисканных линий и контрастных силуэтов. Новые пути открыли мирискусники в графическом городском пейзаже. Красота классического Петербурга, считавшегося до них городом казенным и холодным, утверждалась в иллюстрациях А.Н. Бенуа; в рисунках М.В. Добужинского, порой до гротеска сгущавшего контрасты масштабов и стилей, обострявшего повседневную суету городского быта, наконец — в отточенно строгих и декоративно-нарядных черных и цветных ксилографиях А.П. Остроумовой-Лебедевой.

MaxBooks.Ru 2007-2015