Книга и графика

Фотография, фотомеханика, книга


На рубеже 40-х гг. XIX столетия родилась совершенно новая изобразительная техника, небывалый способ зрительного общения с миром, которому предстояло произвести настоящую революцию в визуальной культуре, — фотография. Новизна ее была отнюдь не только технической. Фотография давала, казалось, совершенно особые гарантии объективности, безусловного соответствия реальной натуре такого изображения, из процесса создания которого удалось с ее помощью исключить пристрастный глаз и неверную руку рисовальщика. Это качество ее отвечало настоятельной потребности времени, развивающемуся стремлению к полноте, достоверности и конкретности зрительной информации всякого рода. Такая потребность вызревала исподволь, на протяжении столетий. Наметившись еще в эпоху Возрождения, она вела от схематичного рисования по представлению, по традиционному образцу и по памяти к изучению натуры, к прямому ее закреплению в рисунке; от «двигательной» плоскости листа к иллюзии перспективной глубины изображения

Еще Дюрер изобретал оптические приспособления для легкого и точного рисования с натуры. В XVII—XVIII вв. известный издавна способ получения оптического изображения в затемненном помещении с небольшим отверстием в ставне стал применяться в художественной практике для точного срисовывания видов с помощью специального прибора — камеры-обскуры. В известном смысле это уже был способ фотографический. Ручная фиксация (обводка) оптического изображения сохраняла многие его особенности, не присущие обычному рисунку. Рука и глаз художника, перенося на плоскость его впечатление от натуры, неизбежно (и в большой мере нечувствительно для него) трансформируют изображение, подчиняют определенному порядку, существенно отличающемуся от того, в каком запечатлевает ее объектив камеры-обскуры, прототипа позднейшей фотокамеры. На ее экране возникают сложные, во многом случайные ракурсы, которые в рисовании на глаз значительно упрощаются, приводятся к плоскости листа. Камера создает иные соотношения близкого и далекого, целого и детали, главного и второстепенного, чем самый «объективный» и конкретный рисунок с натуры. Оставаясь «картинами» или «рисунками», сделанные с ее помощью изображения уже нечувствительно приучали зрителя к почти фотографическому восприятию пространства.

Всего этого было еще, однако, недостаточно. В XIX веке понадобилось надежное и быстрое средство документально-точного запечатления окружающего мира. В нем нуждались быстро развивающиеся естественные науки, нарождающиеся средства общественной визуальной информации и даже частный быт, которому стала нужна массовая и дешевая, но притом убедительно достоверная техника портретирования. Изобретение фотографии было поэтому не случайностью, а удовлетворением этой потребности, результатом целенаправленных упорных поисков многих людей в разных странах. Первой областью широкого практического применения новой техники стал портрет, первыми значительными мастерами — фотографы-портретисты. Однако блистательные снимки шотландца Д.О. Хилла, первого классика мирового фотоискусства, сделанные около середины 1840-х гг., были, по замыслу, всего лишь этюдами к большому групповому портрету, выполнявшемуся им в традиционной живописной технике.

Фотография начинала свой путь служанкой живописи, ее вспомогательным средством, позволяв-шим ускорить работу и добиться притом строгой достоверности портретирования. Но в историю искусства вошли именно эти «рабочие» фотографии, а не выполненный на их основе заурядный академический холст. Они вовсе не были сырым «чисто документальным» иконографическим материалом. Вопреки примитивнейшей фототехнике, чудовищным на позднейший взгляд выдержкам (до трех минут!) Хиллу удалось в них добиться полноты и цельности впечатления, свободной естественности поз и мимики, выразительной светотеневой лепки формы, точности и остроты психологических характеристик. В портретном искусстве середины XIX в. эти снимки занимают место, сравнимое со значением крупнейших работавших тогда в этом жанре живописцев.

В ближайшие затем десятилетия фотография удовлетворяла массовый и все растущий спрос на портрет, почти уничтожив своей быстротой, дешевизной, но в немалой степени и своей безусловной достоверностью прежние формы бытового миниатюрного портретирования. Ее безусловная натурность легко совмещалась с необходимым достоинством обобщенно-портретных поз, выработанных к тому времени живописцами.

Отточенные приемы передачи характера и манеры поведения модели, как и вся композиция снимков крупнейшего французского мастера Надара, вполне соответствовали методам современной ему портретной живописи или графики. Но он не имитировал их, а естественно следовал стилю времени, хотя и в иной технике. В свою очередь фотографический портрет, становясь со временем привычным массовым средством визуальной характеристики личности, не мог не оказывать воздействия на традиционные способы портретирования. Кисть живописца, карандаш рисовальщика и литографа должны были отвечать той мере непосредственной зрительной достоверности индивидуального облика портретируемого, какой без труда до-стигала даже заурядная ремесленная фотография.

MaxBooks.Ru 2007-2015