Книга и графика

Фотография, фотомеханика, книга - страница 3


Фотография — тиражируемое искусство. Практически одновременно с дагерротипами (уникальными снимками на посеребренной металлической пластинке) появились и фотографии, печатаемые на бумаге с негатива (первоначально — тоже бумажного). Эта техника, поначалу менее совершенная, давала важную возможность многократно повторять отпечаток. Наряду с широко уже распространенными литографированными портретами, видами, репродукциями живописи в продажу начали поступать и фотографические изображения

Портреты известных лиц, деятелей культуры, политиков, актеров (в ролях и в собственном облике), архитектурные памятники и красоты природы, картины и статуи тиражировались фотографическими студиями, продавались в листах, наклеивались на паспарту или объединялись в альбомы. Возможность применения фотопроцессов в тиражной графике привлекла художников.

В середине XIX в. вошла в моду так называемая гелиография: рисунок процарапывался иглой на покрывающем стекло темном лаке, а потом печатался на фотобумаге, как с негатива. Такие работы делал, например, К. Коро. Уже в 1844 г. Ф. Тальбот, изобретатель, разделивший негатив-ный и позитивный процессы в фотографии, издал в Лондоне первую книгу «Карандаш природы», иллюстрированную вклеенными фотоснимками. Такого рода издания, иллюстрированные «натуральными» фотографиями, появлялись и позднее. Однако техника эта была все-таки слишком сложной и дорогой для массового применения при сколько-нибудь значительных тиражах. Нужны были способы перевода фотографии в печатаемое на обычной бумаге клише. Вначале это делалось ксилографами вручную, точно так же, как воспроизводились в гравюре графические оригиналы.

Уже в 1860-х гг. светочувствительный слой был нанесен прямо на торцовую доску, которая переходила с отпечатанной на ней фотографией в руки гравера. Выполнявшаяся таким образом ксилография получала, разумеется, свою, уже не фотографическую фактуру и попадала в ряд «обычных» гравюр. Между тем это было все-таки фотографическое в своей основе изображение — по композиции и пространственной структуре, по отношениям целого и деталей, по характеру передачи движения, наконец, по своей натурной, документальной основе. Вероятно, зрителями это в большинстве случаев не осознавалось. Но тем сильней оказывалось влияние фотографии на художественные особенности гравюры XIX в. Подобным же образом использовались фотооригиналы, портретные или видовые, и для литографирования. Тем временем на протяжении второй половины XIX в. велись бесчисленные опыты непосредственного (без участия глаза, руки и инструментов гравера или литографа) превращения фотоизображения в клише для печати. Некоторые из найденных техник (они станут впоследствии называться фотомеханическими) получили более или менее длительное и широкое применение в книге.

Уже в середине века была изобретена цинкография — способ обтравливания на цинковой пластинке штрихового изображения, перенесенного на нее сперва вручную, а вскоре и фотографически. Травление углубляло фон, защищенный от него рисунок превращался в выпуклое клише для высокой печати, которое можно было печатать вместе с текстовым набором. Но возможности применения этого относительно простого и дешевого способа ограничивались тем, что цинкография не могла передавать тоновые оригиналы. Зато легко стало воспроизвести живой, быстрый набросок пером, сохранив непринужденную подвижность линии и свободно выбрав масштаб его уменьшения или увеличения (это делалось при фотосъемке оригинала).

Тончайшие переходы тона позволила получать в оттиске фототипия, изобретенная в 1855 г. Печатной формой для нее служило толстое стекло, покрытое светочувствительным желатиновым слоем. После экспонирования негатива этот увлажненный слой приобретал способность неравномерно воспринимать жирную краску в зависимости от степени его засветки. Мельчайшее зерно фототипии заметно лишь при увеличении. Но способ этот дорогой, мед-ленный и сравнительно малотиражный: печаталась фототипия отдельно от книжного набора, в книге это всегда вклейка.

Примерно то же можно сказать и о гелиогравюре, изобретенной также в 50-х гг. Это техника глубокой печати, близкая к акватинте, но с фотомеханической обработкой металлической доски. Печатаемая лишь на ручном станке гелиогравюра способ еще более медленный и дорогой. Решающее изобретение, революционизировавшее фотомеханику и открывшее широчайший доступ тоновой фоторепродукции в массовую печать, было сделано лишь в 1880-х гг., когда немецкий гравер Г. Мейзенбах впервые применил растр — мельчайшую сетку, разбивающую при пересъемке оригинала изображение на регулярно расположенные точки, размеры которых соответствуют градациям тона. Цинкографское клише, выполненное с применением растра (эту технику стали называть автотипией), на многие десятилетия оказалось наиболее распространенным видом фотомеханической репродукции. С ней пришла в книгу характерная новая фактура изображения — серовато-зернистая с плавными переходами тонов, достаточно близко передающими еще более слитную поверхность фотографии, а также и любых других тоновых оригиналов.

Многочисленные дальнейшие изобретения и усовершенствования уже на рубеже веков и в начале нашего столетия обогащали возможности введения фотоизображения в книгу, делали его одним из главных ее формообразующих элементов. С широким применением фототехники были, вслед за высокой, механизированы глубокая и плоская печать, появилась многоцветная фотомеханическая репродукция. Во многих полиграфических процессах фототехника стала необходимым посредником в воспроизведении не только изображений, но и текстов. Ее экспансия изменила зримый облик книги новейшего времени, диктовала новые пропорции, иную, чем прежде, композицию разворотов. Но влияние ее было еще более глубоким. Она несла с собой новые представления о достоверности, документальности, факсимильности книжной иллюстрации, создавала новые формы иллюстрирования и визуального повествования, определяла дальнейшую визуализацию книги, открывая пути прямого отображения в ней многообразия зримого мира.

MaxBooks.Ru 2007-2015