Книга и графика

Эпоха красивой книги - страница 2


Разумеется, издания У.Морриса, печатавшиеся на ручном прессе в его маленькой типографии тиражом обычно в 300 экземпляров, при вложенной в них массе любовного художественного труда, были дорогими любительскими книгами. Между тем они оказали огромное влияние на культуру книги конца XIX — первых десятилетий XX в., в первую очередь — английскую и американскую. В Англии в эти годы складываются и работают несколько небольших издательско-типографских предприятий, ориентированных на художественно-цельную книгу. В той или иной мере они вдохновлены идеями У. Морриса и культивируют выработанные им приемы, стилистику, характер декора. Структура и стиль моррисовских книг заметно отразились в первой большой работе О.Бердсли — иллюстрациях и украшениях к роману Т. Мэлори «Смерть Артура» (1893). В их основе — также итальянская книжная гравюра XV в., претворенная под влиянием прерафаэлитских стилизаций

Однако Бердсли отказывается от гравирования, он рисует пером, вполне доверяя цинкографской технике воспроизведения. И перо его остро и капризно, гораздо более современно, чем штихель в сознательно архаизированных изданиях «Кельмскотт-Пресс». Не удивительно, что У. Моррис почувствовал в ней этот новый и чуждый ему индивидуалистический дух и отнесся к творчеству двадцатилетнего художника отрицательно. В самом деле, в последующих работах рано умершего рисовальщика эти новые черты выступили с полной ясностью: капризная подвижность извилистых тонких и твердых линий, вырезные контуры черных заливок, манерная изломанность пикантных образов, изящная и дразнящая эротика. Отточенная, плоскостная, орнаментально-нарядная, изысканно-ироничная графика О. Бердсли оказала огромное влияние на книжную и графическую культуру рубежа веков во многих странах, в том числе и в России. Под ее обаянием складывалась иллюстрационная, а отчасти и орнаментальная книжная графика стиля модерн.

Стиль этот, порожденный сознательным стремлением к целостности, преодолению эклектики, яснее всего проявил себя в декоративной сфере. В искусстве книги он распространился широко, но почти не затронул ее структуру, отразившись главным образом в орнаментах, отчасти в начертании шрифтов, в том числе и наборных, в иллюстрациях, становящихся плоскостными и манерно-линейными, наконец, в характерной асимметрии титульных листов и обложек. Графике модерна, изобразительной и орнаментальной, свойственна напряженная подвижность гибких или остро ломающихся линий, своевольная изменчивость ритмов, свобода композиции. В орнаменте сильно выражено активное эмоционально-волевое начало, стремление не к рациональности, а к воплощению таинственных духовных сил. Многозначительный, он полон символами этих сил (Мировое Древо, Вечная женственность в образах томных масок с прядями распущенных волос и т.п.). В рисованных шрифтах нарушаются конструкция и пропорции знаков, прямые гнутся, округлые линии выпрямляются, пластика преобладает над конструкцией буквы, строка сливается в ритмически сложную орнаментальную ленту, пренебрегая удобочитаемостью.

Интернациональный по духу, модерн был в некоторых ответвлениях все же окрашен попытками возрождения национального духа, фольклорными, сказочными стилизациями.

Особое, небывало значительное место в книжной культуре рубежа XIX и XX вв. получила богато иллюстрированная детская книга, точнее говоря — многокрасочная «книжка-картинка» для маленьких. Это был совершенно новый тип высокохудожественного и в то же время относительно массового, рассчитанного на довольно широкий спрос издания.

В эти годы возникает активный и устойчивый интерес к психологии раннего возраста, к проблемам художественного воспитания детей. Детство осознается как богатый, красочный мир, наделенный способностями своеобразного и необычайно яркого переживания жизненных и художественных впечатлений. Благодаря этому нарядная детская книжка познает свой первый расцвет, оказываясь желанным полем деятельности не случайных ремесленников, а изысканнейших мастеров декоративной и повествовательной книжной графики. «Книжка-картинка» обретает, наконец, характерную только ей принадлежащую форму.

Как правило, это тоненькие, но большого формата тетрадки, где не меньше, а порой и много больше места, чем текст занимают иллюстрации — цветные, очень подробные, повествовательные и в то же время декоративные. Наряду с традиционными сказками все больше места в книжках для детей отводится картинам современного быта, уютного, несколько идеализированного, но зримо-конкретного — например, в иллюстрациях шведа К. Ларссона. Появляются красочные изображения исторических событий. Старинная битва до краев заполняет собой плоскость целого разворота с захватывающими подробностями, во всей красочности экзотических костюмов и причудливости форм древнего оружия. Технически цветовое богатство этих книжек передавалось обычно очень качественной литографской печатью.

MaxBooks.Ru 2007-2015