Книга и графика

Книга XX века - страница 6


Прогресс фототехники и полиграфии сделал эту книгу к концу столетия по преимуществу цветной. Былой цветовой аскетизм, ахроматическая черно-белая гамма сдала позиции сперва в книгах по искусству, в видовых, а затем и репортерских альбомах, в иллюстрированных журналах, ставших своего рода экспериментальной лабораторией новейшей фотокниги. Совершенствующаяся техника цветной репродукции отозвалась во второй половине XX в. быстрым прогрессом в области изданий, посвященных изобразительному искусству: ростом тиражей и числа издаваемых названий, появлением множества специализированных издательств. Отрабатывались характерные типы книг и альбомов этого рода, определился новый адрес и назначение таких изданий: быть составными частями некоего «домашнего музея», позволяющего постоянно общаться с любимыми произведениями, в какой-то степени — подменять собою труднодоступные подлинники

Отсюда и интерес к факсимильности, все более частое использование крупных фрагментов, позволяющих ощутить фактуру живописной поверхности, разглядеть и ощутить важную деталь. Появились и издания, целиком посвященные таким фрагментам. Искусство выразительного фрагментирования (порожденное фотографией и наиболее органичное именно для нее) становится характерной областью современного книжного дизайна. К середине столетия выработался и закрепился характерный тип дешевой массовой книги, ориентированный на многосоттысячные и даже миллионные тиражи: «карманный» небольшой формат, тесноватая некрупная печать на простой и тонкой не очень белой бумаге, отсутствие внутри книги каких-либо украшений и иллюстраций — все крайне экономно, расчетливо и деловито. Но в контраст этому — обязательно многоцветная и глянцевая, «завлекательная» обложка откровенно рекламного характера. Считается, что начало подобным изданиям было положено выходящей с 1935 г. серией английского издательства «Пингвин», облик которой вырабатывался при участии одного из ведущих мастеров книги XX в. Я. Чихольда. Таким образом издавалась литература не только массовая развлекательная, но и серьезная — классика, научно-популярная, справочная. С проникновением подобных изданий в небывало широкие читательские слои связывались разного рода просветительские утопии и их появление было даже объявлено «революцией в мире книг».

Бумажная цветная обложка такой книги, заметно обособленная, как уже сказано, от ее чисто функциональной внутренней организации, превращается вскоре в особый жанр печатной мас-совой графики, родственной рекламному плакату, упаковке, конверту для долгоиграющей пластинки (оформление которого тоже переживает расцвет во второй половине нашего века). Здесь ценится лаконичная острота композиции, выразительность остроумной графической метафоры, охотно используются подходящие к случаю фрагменты известных произведений, применяются приемы монтажа — все то, что привлекает внимание, может заинтересовать, выделить серийную книжку из множества ей подобных. Став продуктом массового производства и сбыта, книга начинает жить в мире по законам торговой конкуренции и рядится в профессио-нально скроенный дизайнером костюм ходового товара.

Активно-волевые конструктивные тенденции 20-х гг. к концу десятилетия в значительной степени изживают себя в советской книге. Конструктивизм отступает в монтаж иллюстрированного журнала и фотокниги, свободное рисование пером теснит жесткую ксилографию. Оно несет в иллюстрацию живую непосредственность впечатлений — и жизненных, и литературных, подвижность и воздушную легкость. Кажется, что иллюстраторы из группы «13» (В. Милашевский, Н.Кузьмин и др.) рисуют, не отрываясь от чтения, боясь увести читателя от текста разглядыванием картинок. Быстрый темп рисования становится для них законом: очерк фигуры, абрис лица — дальше, дальше! Н. Кузьмин обильно иллюстрировал этими легкими набросками «Евгения Онегина» (1934), обращаясь не столько к сюжету, сколько к пушкинским отступлениям, подчеркивая постоянное присутствие в тексте самого автора.

В те же годы обогащается ансамбль материалов, красок и фактур книжного искусства, скромная обложка все чаще сменяется солидным переплетом. Издательство «Academia» — одно из куль-турнейших в стране, ориентированное на издание русской и мировой классики, в особенности культивирует богатое, комплексное оформление, нарядную книгу. Со временем декоративное и нередко стилизованное оформление отчетливо обособляется от иллюстрации, воспринимается как иной вид искусства, другая творческая профессия.

Художественная цельность книги, к которой так стремились мастера 20-х гг., нарушается. В свою очередь иллюстрация заметно обособляется внутри книги. Она занимает теперь нередко целый лист и может печататься на вклейках другой бумаги, в иной, чем текст, полиграфической тех-нике. Это нужно, чтобы точнее воспроизвести тоновый светотеневой, а иногда и цветной рисунок, считающийся с этих пор почти обязательным условием художественной полноты изображения, его «реализма». Именно это направление усиленно поощрялось художественной политикой с середины 1930-х и вплоть до 1950-х гг.

MaxBooks.Ru 2007-2015