Книга и графика

Книга XX века - страница 9


Впрочем, издательская «самодеятельность» порождается различными, не только художественными причинами. «Тиражи должны быть не большие, а такие, какие нужны; для некоторых книг нужны малые, а малые тиражи, как известно, неприбыльны. Поэтому тех, кто пишет хорошо, но для немногих, печатать все равно не будут. Зато неожиданно обнаружилось, что они могут печатать себя сами. Компьютер — уже не машинка, тут возможностей побольше: и в плане качества (печати), и в плане количества (экземпляров)

Настольные мини-типографии разной мощности и стоимости, от простого агрегата «компьютер — принтер — ксерокс», стоящего в каждом офисе, до изощренных «печатных салонов», могут если не все, то почти все, и при этом доступны если не всем, то многим — во всяком случае есть из чего выбирать по запросам и по средствам. Раньше так не было», — отмечает исследователь. Современный автор констатирует таким образом совершенно новую ситуацию, складывающуюся в издательском деле и в производстве книг. Речь идет о том, что книга, не нуждающаяся в большом или, скажем, «среднем» тираже, обращенная к немногим, большей частью близким автору читателям, может теперь вообще не быть «изданием», т.е. чем-то отчужденным от автора, пропущенным в обязательном порядке сквозь чистилище редакционно-издательской подготовки и индустриализированного производственного процесса. Она может быть «самоделкой», имея при том все признаки настоящей печатной продукции, начиная от типографского шрифта и выключки строк, образующих ровные прямоугольники текста.

Разумеется, это чревато появлением большого количества книг, выполненных непрофессионально, без знания хотя бы основных норм полиграфической «грамоты», выработанных за столетия культурой печатной книги. И это уже происходит, в том числе и с довольно обильной продукцией мелких коммерческих издательств, пытающихся упростить процесс, обойдясь без специалистов. Но есть у этой новой возможности и другая, положительная сторона. Цитированный выше автор поясняет: «Компьютер не только обес-печивает красивую печать. Он позволяет — и это главное — сосредоточить в одних руках весь процесс производства книги: от замысла до верстки. Впервые в истории книгопечатания объединяются в одном лице автор и оформитель, в одном процессе сочинение и набор. Я не хочу сказать, что ныне непременно всякий автор должен быть еще и оформителем: большинству авторов, полагаю, это совсем ни к чему. Он не должен, он может, если захочет. <...> Технический прогресс, когда-то неразрывно сопряженный с разделением труда, а значит, с отчуждением, теперь воссоздает на новой ступени архаическую цельность (полторы тысячи лет назад все китайские поэты были каллиграфами и художниками), и кто-то сделает свой личный выбор в пользу этой цельности. Уильям Моррис был бы рад».

Вот здесь скромная самодеятельность, кое как имитирующая при помощи компьютерных программ профессионализм, встречается с безудержно-смелой свободой индивидуального творчества (о которой шла речь страницей выше), обогащающей будущее книги небывалыми художественными идеями и возможностями. А впрочем быстрый прогресс компьютерной техники судьбоносен для книги не только потому, что она заменяет и вытесняет традиционную полиграфию. Важнее, что с приходом электроники книга становится уже не единственным и возможно не главным средством накопления, хранения и передачи информации, как словесной, так и визуальной. Ее особая роль в развитии культуры оказывается поколебленной.

Все большее значение приобретает, говоря словами уже цитированного выше автора, творчество «непосредственно в электронной форме» — «фильмы, игры, гипертексты, все то, что не предполагает распечатку на бумаге и предназначено для восприятия только на экране монитора». Нет, книгу это в обозримом будущем, по всей видимости, не убьет (хотя недостатка в таких прогнозах нет). Ее глубинные связи со всей историей человеческой культуры дают этой несложной на вид конструкции еще не оцененную крепость. Да и веками выработанное удобство пользования этим простым устройством может за себя постоять. Однако книге предстоит еще приспособиться к своему новому положению, к иной роли в общей системе культуры. Она, несомненно, воспримет и прямые влияния становящихся привычными в обществе электронных средств коммуникации, в том числе и влияния художественные. Но эта глава ее истории будет написана уже не нами.

MaxBooks.Ru 2007-2015