История Германии

Римская империя и германцы в конце I-II в.

При Домициане, после тяжелой войны с хавками, с 83 г. начинается строительство ретийско-германского лимеса (технологически сложного и весьма дорогостоящего фортификационно-пограничного комплекса), соединившего цепью оборонительных сооружений территорию от Аргентората (совр. Страсбург) до Могонциака (совр. Майнц). На защищенных лимесом землях проводится административное обустройство: Домициан учредил провинции Верхнюю (центр — Майнц) и Нижнюю Германию (центр — Кёльн), прилегающие к Белгике (центр — Реймс).

Территории римской Германии стали самым милитаризированным регионом империи, в котором были расквартированы от 8 до 10 легионов, т. е. вместе со вспомогательными частями до 120 тыс. солдат. К Верхней Германии и Реции отошли так называемые «десятинные поля», праворейнские земли со смешанным кельтско-германским населением.

Одним из следствий строительства лимеса стало сокращение в античных источниках сведений о германцах, что не удивительно в условиях резко сократившихся проникновений германцев на римские территории.

После умиротворения левобережной и зарейнской Германии началась ее экономическая, социальная и политическая романизация. В провинциальной Германии римляне быстро втянули кельтское и германское население в структурные формы своей цивилизации. В аграрной экономике благодаря лучшей технической оснащенности римлян, резко возросла урожайность всех известных тогда зерновых; в хозяйствах германских общин появляются овощные и фруктовые культуры; в животноводстве происходит замена традиционных для германцев пород скота на более продуктивные италийские.

Аграрные отношения были подчинены римскому правовому режиму: императорские земли, территории легионов, частные поместья-виллы различной площади (до 400 га). Мелкое и среднее свободное крестьянское землевладение группировалось в небольшие сельские поселения.

Основным потребителем сельскохозяйственной продукции в высокомилитаризированных провинциях Германиях были военные. Вокруг лагерей легионов складывались поселки торговцев и ремесленников (канабы). Римское правительство в I-II вв. н. э. постепенно предоставляло ранг муниципиев разраставшимся поселениям, особенно колониям ветеранов, среди которых было немало отслуживших в римской армии германцев.

Социальная структура провинциальной прирейнской Германии стремительно уподоблялась римской: германский нобилитет получал права римского гражданства, статус римского всадничества, видные посты в гражданском управлении и армии. По римскому праву, обезземелившиеся германцы превращались в колонов, зачастую обрабатывая поля своих знатных соплеменников. В целом уровень интеграции левобережных германцев в имперское общество к началу III в. н. э. был довольно высоким.

Больший прогресс прослеживается в применении римских технологий в области металлообработки, особенно в том, что касалось оружия и украшений. Организация труда в ремесле, однако, осталась неизменной.

Торговля в период относительного мира первой половины II в. н. э. оживилась. Товары римского производства археологи находят на всей территории Германии, Дании, Южной Скандинавии: оружие, украшения, металлическая и керамическая посуда, культовые статуэтки. Наибольшее количество римского импорта приходилось на земли квадов и маркоманнов. Последние были тогда главными партнерами империи по поддержанию внутреннего мира в свободной Германии.

Начиная с середины I в. н. э. и вплоть до середины II в. н. э. нарастает наплыв римских монет, что втягивало германцев, особенно приграничных, в денежные отношения и одновременно служило средством римской политической пропаганды.

В 166 г. н. э. мир на северных границах империи был нарушен: на римские территории вторглись лангобарды и обии. Начался период Маркоманнских войн (166-180), которые более поздние авторы IV в. (Евтропий) сравнят по тяжести с Пуническими. Причины Маркоманнских войн в историографии дискутируются давно.

Очевидно, что их был целый комплекс: тяжелое продовольственное положение германских племен вследствие климатических изменений и неурожаев; демографический рост и перенаселение; хорошая осведомленность варварских вождей о сложностях во взаимоотношениях империи с Парфией (161-162 гг. — вторжение парфян в Армению, поражение римских войск в Каппадокии), повлекших за собой переброску легионов с Рейна и Дуная на Восток; недовольство римской системой контроля над варварским миром с помощью системы клиентских, буферных племен.

Одной из наиболее спорных проблем, связанных с началом второй фазы Великого переселения народов, является роль готско-вандальского союза племен, начавшего мигрировать на юг от нижнего течения Вислы, приведя тем самым в движение весь варварский мир. Около середины II в. н. э. союз раскололся: вандалы двинулись на запад к Эльбе, вступив в противоборство с лангобардами; готы — в направлении Карпат и черноморского побережья. В результате вытеснения со своих, родных мест другие германские племена были вынуждены искать земли для поселения на территории империи.

В прорывах на римские дунайские провинции в течение 14 лет участвовали более десяти племен, причем не только германского, но и алано-сарматского происхождения. Наиболее опасными были маркоманны и квады, которые через Рецию и Норик стремились достичь Италии.

После быстрого разгрома в 166 г. лангобардов и обиев маркоманны выступили гарантом дальнейших ненападений на империю. Взамен они просили для себя земель внутри дунайских провинций. Получив отказ, маркоманны, квады, языги и ряд других племен вторглись в Северную Италию, разрушили ряд мелких городов и осадили Аквилею.

В Риме вспыхнула паника, а при известии о том, что варвары штурмуют всю дунайскую границу вплоть до Черного моря, сложилось убеждение о заговоре всего племенного мира против империи. В 168 г. Северная Италия была очищена от квадов и маркоманнов.

Римляне заключили ряд договоров с неизвестными 11 племенами, очевидно, для сосредоточения сил против основных противников. В 171-173 гг. были одержаны победы над квадами и маркоманнами. По условиям мирных соглашений оба племени признавали верховную власть римлян, обязывались не поддерживать друг друга, вернуть военнопленных. Такие договоры в римском праве издревле назывались «deditio» — сдача на милость победителя и только на его условиях.

Частью Маркоманнских войн были более мелкие конфликты с другими германскими племенами (вандалы, буры), которые обращались к империи с той же просьбой — о предоставлении земель. Маркоманны и квады не раз нарушали мир, но в 177-179 гг. были вновь замирены. В ходе войн Марк Аврелий постепенно меняет тактику отношений с варварами: их начинают небольшими компактными группами селить внутри империи. В Паннонии были размещены 3 тыс. наристов, в Дакии — вандалы-асдинги, близ Равенны — маркоманны. Статус расселения предполагал, что германцы становятся колонами под прямой римской административной властью с обязательством поставлять рекрутов во вспомогательные войска. С основными варварскими приграничными племенами с 180 г. заключаются договоры.

По сути, политика дальнейшего поддержания буферного пояса клиентских варварских племен была не только продолжена, но и усилена.

Оценка мирного договора императора Коммода 180 г. с маркоманнами и квадами как крупной уступки варварам в настоящий момент пересмотрена. Реконструкция этого договора свидетельствует о том, что все обязательства несли побежденные германцы: признание римского верховенства; запрет поддерживать дипломатические отношения с врагами Рима; поставка в римскую армию 10 тыс. маркоманнов и 13 тыс. квадов; выдача римлянам захваченной добычи, пленных, перебежчиков, речных транспортных средств и даже части оружия; запрет строительства новых лодок.

Квады и маркоманны должны были очистить острова на Дунае и прибрежную полосу вглубь собственной территории шириной до 15 км. Впредь им запрещалось селиться на этих освобожденных землях и переходить границы империи для торговли на провинциальных рынках. Кроме того, они должны были выплачивать ежегодные репарации зерном.

И, наконец, племена обязывались проводить свои народные собрания в определенный день, не чаще одного раза в месяц, в определенном месте и под надзором римского центуриона. Квады и маркоманны не должны были воевать против языгов, буров и вандалов. В обеспечение исполнения договора в одностороннем, германском, порядке выдавались заложники.

Столь жесткие условия «deditio» можно было предъявить лишь сильно обескровленному побежденному. Со своей стороны римляне шли на некоторые уступки: поставки продовольствия, денежных сумм клиентскому германскому нобилитету. В качестве разовых мер вновь практикуются награждения правами римского гражданства, армейскими рангами, льготами в торговле.

MaxBooks.Ru 2007-2015