История Германии

Вестготский племенной союз в IV в.

В конце III в., в результате противоборства готов с карпами, империи удалось заключить в 297 г. с готами (неясно, однако, с какой их частью) федератский договор, который более чем на 20 лет обеспечил относительное спокойствие в Среднем и Нижнем Подунавье.

В начале IV в. римляне вмешиваются в готско-сарматский конфликт, не желая его разрастания. Константин Великий построил систему земляных валов между Дунаем и Тисой, ряд мостов и переправ через Дунай. В 323 г. готы форсировали плохо укрепленный участок границы и ограбили Фракию и Мезию, но были быстро разбиты Константином.

В новом витке войны готов с сарматами римляне оказали последним помощь. В 332 г. готы были разбиты, и с ними был заключен типичный договор (ежегодные денежные выплаты и разрешение торговать на Дунае в обмен на отряды воинов), подкрепленный выдачей заложников. В числе последних был сын готского конунга Ариариха Аорих.

X. Вольфрам полагает, что заложников сопровождал будущий епископ готов Упьфила (ок. 311 — ок. 383). Аорих провел юность при дворе Константина Великого и Констанция II и по возвращении домой убеждал своего сына Атанариха никогда не ступать на римскую территорию. Другой готский конунг Геберих (видимо, принадлежавший к королевскому роду Балтов), не желая становиться федератом империи, разгромил вандалов, разместившихся в долинах рек Марош и Кереш.

Политическая организация вестготского племенного союза мало чем отличалась от франкских и аламаннских аналогов. Сформировалась наследственная власть конунгов по типу «Heereskonigtum», военный нобилитет (optimates).

Латинские источники называют Атанариха «судья», однако его реального верховенства в союзе не было. Предположение X. Вольфрама о том, что Атанарих был «thiudans» (народный король), не согласуется с наличием других конунгов — Гебериха, Фритигерна, Алавива — и их довольно автономными действиями. Союзные связи были более слабыми, чем у аламаннов: вестготские конунги самостоятельно избирали приоритеты своей деятельности.

Это объясняется расселением вестготских племен на гораздо более обширном пространстве в Подунавье. У вестготов продолжало су-ществовать народное собрание, в компетенции которого находились вопросы войны и мира, переселения на новые земли и даже избрание конунгов.

Несомненно, тон в народном собрании задавал военный нобилитет, опиравшийся на свои дружины. Родственные отношения в вестготском обществе находились в стадии деформации, но не были разрушены окончательно. Этому процессу мешали развиваться постоянные миграции и конфликты с соседями, а серьезно его затормозило гуннское нашествие. Сведения о социальном и хозяйственном строе вестготов в этот период крайне скудны и ненадежны.

До 365 г. в Нижнем Подунавье царил мир между готами и империей, но не внутри готского союза. В 341 г. в Антиохии в сан епископа был рукоположен Ульфила, начавший проповедовать в Готии христианство в форме арианства, господствовавшего тогда в Восточной Римской империи. В 348 г. Атанарих изгнал готов-христиан из Готии, усмотрев в миссионерской деятельности Ульфилы прямую угрозу традиционным племенным культам.

С разрешения Констанция II, Ульфила и так называемые малые готы поселились в Нижней Мезии. Там Ульфила начал переводить Новый Завет на готский язык, для чего изобрел готский алфавит. Дошедшие до нас фрагменты перевода Ульфилы являются первым памятником письменности древних германцев.

В 365 г. константинопольский узурпатор Прокопий потребовал от Атанариха военную помощь по условиям федератского договора 332 г. и получил в результате 3 тыс. готских воинов. Победивший узурпатора император Валент отказался вернуть готских федератов на родину, обратив их в рабов. В 366-369 гг. Валент провел ряд карательных операций против готов Атанариха на дунайском левобережье.

Отсутствие единства в вестготском союзе по вопросу об отношениях с Восточной Римской империей определило отступление Атанариха в труднодоступные местности и подписание тяжелого мира с Валентом в 369 г., по условиям которого империя отказывалась от ежегодных поставок продовольствия и ограничила торговлю в приграничье лишь двумя городами. Атанарих возобновляет преследования готов-христиан, многие из которых во избежание мученической смерти бегут к Ульфиле.

Иной позиции придерживался конунг Фритигерн. Ориентируясь на союз с империей, он и его соплеменники принимают арианство. Христианизация готов осуществлялась, таким образом, не только по убеждениям, но и по политическим мотивам. В IV в. арианству не удалось стать консолидирующей этническое единство силой у вестготов.

Более того, литургия на готском языке, отказ от богослужения на греческом или латыни затрудняли восприятие духовной культуры римского мира, большая часть которого, после Второго Вселенского собора, считала арианство ересью. Однако миссионерская деятельность Ульфилы и его последователей дала импульс к христианизации (также в арианской форме) остготов, вандалов, свевов и бургундов. С другой стороны, «германское арианство» стало существенным тормозом на пути этнического сближения германских племен и римлян.

В 375 г. геополитическая ситуация в Юго-Восточной Европе обостряется в связи с переходом гуннов через Дон. Приазовские остготы, потерпев поражение, стали подданными гуннов, вынужденно влившись в состав их орд. Держава Эрманариха — полиэтническое формирование в Среднем и Нижнем Поднепровье под верховенством одной из ветвей остготов — была уничтожена.

Спасаясь от гуннского натиска, на запад бежали отдельные племена остготов-гревтунгов, аланов, сармат. Перед вестготским племенным союзом встала проблема выбора стратегии выживания: Атанарих решил бороться против гуннов на своей территории; Фритигерн предложил просить у Валента разрешения переселиться на имперские земли на условиях «deditio».

При дворе Валента просьбу Фритигерна обсуждали две группы советников: одни настаивали на запрете переправы вестготов через Дунай, другие указывали императору на очевидные финансовые и военные выгоды от присутствия варваров на римской территории. Валент, приняв аргументы последних, отдал приказ допустить вестготов во Фракию, а также предоставить им провиант и земли для обработки.

Переправа варваров через Дунай проходила при плохих погодных и технических условиях, что позволило вслед за вестготами Фритигерна, проникнуть на римский берег тайфалам, остготам, аланам, сарматам, гуннам. Точное число пересекших границу варваров определить трудно (преувеличения в источниках достигают цифры в 1 млн человек), но, очевидно, их было немногим более 200 тыс.

Огромное количество переселенцев римская провинциальная администрация была не в состоянии снабдить продовольствием, а вспыхнувший в среде варваров голод она использовала в собственных корыстных целях: хлеб в обмен на личную свободу.

Не желая портить отношений с Валентом, Фритигерн двинул вестготов к Марцианополю в надежде получить там продовольствие. В результате провокаций со стороны римских властей под Марцианополем в 377 г. варвары подняли мятеж, разбили римские войска и ограбили всю округу. Валент послал на подавление бунта несколько армейских формирований, которые варвары разбили.

К Фритигерну присоединились готские наемники на имперской службе, а также гревтунгско-алано-сарматская группировка. Западноримский император Грациан, с тревогой наблюдавший за разрастанием восстания, предложил Валенту военную помощь. Валент поспешил с отборной армией на Балканы, выбрав боевую позицию у Адрианополя (совр. Эдирне).

Отвергнув просьбы Фритигерна о расселении вестготов во Фракии, Валент ввязался в сражение 9 августа 378 г., которое закончилось для него катастрофой: две трети 40-тысячной армии пали на поле боя вместе с императором, остальные были рассеяны. Грабеж восточноримских Балкан, за исключением городов, было некому остановить.

19 января 379 г. Грациан назначил Августом Востока опытного полководца Феодосия, который приступил к восстановлению порядка, действуя военными и дипломатическими методами. После смерти Фритигерна полиэтническое войско варваров распалось. Аланы и сар-маты откочевали на запад, где в 380 г. заключили с Грацианом договор, получив земли и продовольствие в Паннонии; на сторону Феодосия перешел Модарес, «из царского рода скифов», нанесший своим соплеменникам ряд поражений. В 380 г. по приглашению Феодосия в Константинополь прибыл, спасаясь от заговора своих приближенных, Атанарих, принятый с большими почестями. После смерти в 381 г. он был с неменьшими почестями погребен. Эти события послужили началу переговоров готов с империей, которые 10 октября 382 г. увенчались заключением договора.

Отличие этого договора от прежних «deditio» подчеркивается в источниках тем, что готы выступили равноправной стороной, не вынужденной к заключению мира поражением от римлян. Из боеспособной части готов был сформирован федератский корпус, ежегодно оплачиваемый империей, как и другие части римской армии. Непосредственное командование федератами осуществляли их племенные вожди. Кроме того, для проживания и обработки им были предоставлены земли, видимо, во Фракии и Мезии.

Договор 382 г. стал поворотным пунктом в истории взаимоотношений империи и германцев: вестготы получили самую широкую автономию и налоговые иммунитеты, получив статус «внутриимперских федератов». В 80-90-е годы IV в. готы стали главной ударной силой Восточной империи в борьбе с узурпаторами.

После смерти Феодосия Великого в 395 г. с федератами начали обращаться много хуже, отправив их на дунайскую границу, даже не выплатив им денежных даров по случаю победы над узурпатором Евгением (394 г.), хотя эту победу они добыли, главным образом, ценой жизней 20 тыс своих соплеменников.

Антиримская группировка среди вестготов существовала еще при Феодосии, а в 395 г., усмотрев в пренебрежении к себе нарушение (или даже разрыв) договора, она избрала рексом Алариха из знатного рода Балтов. Восстановленная королевская власть (Фритигерн и Алавив были дуксами) была уже иного качества — «Stammeskdnigtum», власть от имени и над всем племенным союзом с выраженными монархическими элементами.

Из вождя федератов империи Аларих превратился в ее грозного врага, немедленно начав против нее боевые действия. Последовавшие за ним вестготы не вернулись на свою задунайскую родину. Их исторические судьбы были связаны отныне не с Германией, а с Италией, Галлией, Испанией, где они создали «варварские королевства», поглощенные позже франками, арабами, византийцами.

MaxBooks.Ru 2007-2015