История Германии

Восточнокаролингская Германия

Значение страсбургской клятвы 842 г. состоит в том, что она наглядно продемонстрировала факт реального существования языковых границ и реального непонимания населением зарейнской Германии романского наречия. Но это вовсе не говорит о возникновении средневековой немецкой народности и о ее самоидентификации.

Современники называли Карла Лысого «rex Galliae» (король Галлии), а Людовика Немецкого — «rex Germaniae» (король Германии). Последний был назван восточнокаролингским историком Ноткером как «король или император всей Германии и Реций и древней Франкии, а также Саксонии, Тюрингии, Норика, Панноний и всех северных племен».

Во времена «Каролингского возрождения», в 786 г., на латыни язык англосаксов обозначат как «lingua theodisca» (народный язык, от герм. Thiot — «народ»). Это язык тех лиц, которые не могут изъясняться не только на церковной или светской письменной латыни, но и на языке романского простонародья.

Существительное «theodiscus» (принадлежащий к народу) в источниках IX-X вв. постепенно применяется к саксам, тюрингам, баварам, аламаннам в тех случаях, когда точная этническая принадлежность лица либо группы лиц не была необходимой.

Таким образом, в восточнокаролингском государстве «theodiscus» было аппелативно-обиходным, а не собственным этнонимом. Население сответстующих регионов так и называло себя: саксы, бавары, вестфалы и т. д. Официальная терминология для обозначения общности подданных вплоть до 911 г. использовала имперское «восточные франки».

В правление Саксонской династии произошла искусственная филологическая метаморфоза, уравнявшая германского «theodiscus» с латинским «teutonkus». В найденных в 1921 г. «Больших Ювавских Анналах» под 919-920 гг. упоминается «regnum Teutonicorum» (королевство тевтонов), однако критика быстро указала на то, что это единичный случай в рукописи XII в. В 1901 г. немецкий филолог Ф. Фигенер, исследуя германские этнонимы, пришел к выводу, что слово «тевтоны» в качестве общего обозначения населения Германии впервые было употреблено в Италии.

Несомненно, у такого употребления был политический контекст: неоднократные вторжения германских войск при Оттонах и Салиях, присутствие германских гарнизонов, засилье германского епископата — все, что в историческом сознании образованных итальянцев ассоциировалось с тевтонским нашествием древнеримской эпохи.

Принятие этнонима «тевтоны» для немцев на территории Италии обусловливалось чувством единения и самосохранения. В самой Германии понятия общеэтнической народности в период раннего Средневековья так и не выработалось.

Более того, в ходе германской агрессии на восток и завоеваний земель славян появлялись новые этнонимы: мекленбуржцы, померане, мейсенцы и т.д. Ощущение некоторого единения возникало в периоды масштабных внешних угроз и обязательно при сильных королях как главных гарантах права и мира во всем государстве.

Тем не менее при сильном давлении латыни на традиционный германский фольклор единичные экземпляры германских героизированных сказаний в письменной форме существовали. Речь идет, прежде всего о хранящемся в библиотеке Кассельского университета обширном фрагменте «Песни о Хильдебранде», повествующей о распре германских вождей на фоне борьбы между Теодорихом Великим и Одоакром.

Время записи в Фульдском монастыре оживленно дискутируется (вероятнее всего, начало IX в.), равно как и региональная принадлежность диалекта. Современная филология признает, что древневерхненемецкий язык как предшественник широко распространившегося и понятного широким слоям населения в раннее Средневековье верхнемецкого — не более чем условный термин; на деле существовали франкское, саксонское, баварское и другие «наречия», зачастую малопонятные разным их носителям, особенно в том, что касалось правового лексикона: многие обычаи, зафиксированные в диалектах «варварских правд», свидетельствуют о серьезной этнической обособленности германских этносов.

Фульдский монастырь, однако, в восточнофранкскую эпоху был центром создания литературы на народных «языках». Около 830 г. была переведена «Евангельская гармония» сирийца Татиана, апологета 11 в. н. э., крайне популярная в античности.

В 844 г., после встречи Людовика Немецкого и настоятеля Фульдского монастыря Рабана Мавра, на древнесаксонский была переведена «Книга Бытия» и написан «Спаситель», в эпической форме представляющий жизнь Христа и его юных верных спутников. Несомненно, что оба произведения предназначались к прочтению их саксонской знатью в целях более глубокого усвоения христианских канонов и усиления политической лояльности.

Сам Рабан Мавр (776-856) оставил в своем творческом наследии латинско-германский словарь к Библии и духовные гимны на народных диалектах. Будучи крупным теологом, он много заботился об усилении монастырской школы Фульды, положив в основу образования грамматику и диалектику.

Его ученик Отфрид Вайсенбургский (ум. 875) между 863 и 871 гг. сочинил на франконском языке поэму «Книга Евангелий, написанная Божьей милостью на thcodisce», целью которой, по словам автора, было создание христианского художественного эпоса в противовес «мерзкому пению мирян».

Нисколько не стесняясь признавать в качестве образцов для своей поэзии Вергилия и Овидия, Отфрид ввел в народную поэзию новую рифму. Людовика Немецкого он прямо называет «франкский король», чья держава «Восточное королевство»; говорит он «франкском», в том числе и в подвластном ему в Саксонском королевстве.

Воттоновский и раннесалический период в связи с официальным возрождением каролингско-имперской идеи традиция народной литературы прервалась. Замечание биографа Оттона Великого, что император, хотя и приказывал все писать на латыни, сам говорил на «собственном саксонском языке», который так же как и франконский не имел шансов стать надплеменным. Не возникало, следовательно, лингвистической предпосылки для генезиса «общенародного» самосознания.

Формирование отдельных анклавов немецкой народности и более или менее устойчивого разговорного языка приходится на развитое Средневековье и раннее Новое время, однако даже в рамках будущих «Deutsche» существовали и существуют баварцы, саксонцы, швабы.

Политические процессы в Восточной Франции также препятствовали складыванию немецкой народности, с одной стороны, хотя с другой — вели к все более глубокому размежеванию обеих частей империи. Подсчитано, что за 840-899 гг. произошло более 80 встреч и взаимных посещений правителей обоих государств, чем поддерживалась фикция единства империи; в X в. — только 14, из них 9 — в правление Оттона Великого.

После долгого правления Людовика Немецкого восточнокаролингское королевство было разделено на три удела. Усиление знати в это время было таково, что она стремится уничтожить сам династийный принцип властепреемства, избирая себе королей по своему усмотрению.

В 854 и 858 гг. западные франки изгоняли Карла Лысого, приглашая одновременно восточного Каролинга — Людовика Немецкого. В 879 г. из Восточной Франкии в Западную был приглашен Карл III Толстый (839-888), низложенный знатью за просчеты в обороне Парижа от норманнов.

Западнофранкским королем был избран в 888 г. граф Одон Робертин; в то же время знать Германии выдвинула Арнульфа. «Хроника королевства франков» по поводу этих событий констатировала: «Так свершился раздел между тевтонскими франками и латинскими франками».

В период борьбы за инвеституру папа Григорий VII в 1074 г. назовет немецкого короля Генриха IV «rex Teutonicorum». «Regnum Teutonicum» в качестве государственно-правового термина будет закреплен и Вормским конкордатом 1122 г. К этнической самоидентификации это не привело. В середине XII в. Оттон Фрайзингский, отстаивавший имперскую идею Штауфенов, подчеркнет, что тевтонская империя есть продолжение империи франкской и эта эстафета началась с избрания королем Генриха I.

MaxBooks.Ru 2007-2017