История Германии

Империя и князья после Аугсбургского мира

В условиях конфессионального раскола главной задачей императорской власти было обеспечение прочного «земского мира», что было невозможно без эффективного функционирования имперских и сословных институтов. Однако Фердинанду 1 Габсбургу (1503-1564), ставшему императором в 1556 г., удалось законсервировать положение в империи на условиях Аугсбургского мира 1555 г.

Стабилизирующую роль сыграли, в первую очередь, имперские структуры, в рамках которых обсуждались все актуальные, в том числе и религиозные вопросы. На рейхстаге в Регенсбурге в 1557 г. лютеранские князья попытались добиться отмены принятой в Аутсбурге «духовной оговорки». Фердинанд, блокируясь с католической партией, не позволил внести изменения в принятые статьи религиозного мира, и дело ограничилось лишь протестами лютеранских лидеров.

В дальнейшем Фердинанд неоднократно использовал тактику постоянных консультаций с лидерами протестантских и католических групп, что позволило поддерживать стабильность в империи. Имперские сословия при этом регулярно вотировали средства на борьбу с турками.

Его сын Максимилиан II (1527-1576), избранный императором в 1564 г., в целом продолжил политику отца. Достижение компромиссов с протестантами ему давалось даже легче, вследствие личных симпатий императора к лютеранству.

В своих политических решениях Максимилиан опирался на мнение рейхстага как высшего сословного форума. Ему также удалось повысить авторитет имперского камерального суда, ставшего после 1555 г. главным судебным органом по конфликтам на религиозной почве. Однако реальные возможности императорской власти были по-прежнему сильно ограничены.

Так, Максимилиан II на Шпейерском рейхстаге в 1570 г. получил отказ на предложение о реорганизации военно-административных структур империи. Император, полагавший, что практика вербовки наемников в Германии и их военная служба за рубежом истощает военные ресурсы империи, хотел организовать общеимперские контингенты, комплектовавшиеся на основе территориально-окружной системы под эгидой местных имперских чинов. Однако члены рейхстага посчитали, что реформа потребует слишком больших финансовых расходов.

В вопросах религиозной политики Максимилиану удавалось весьма эффективно сдерживать требование лютеранских князей о полной свободе религиозного вероисповедания. Император удачно манипулировал фактором кальвинизма, так как введение кальвинистского вероисповедания в Пфальце в 1563 г. пугало лютеранских богословов новым расколом.

Одновременно с этим Максимилиан пошел на компромисс с протестантами в своих наследственных землях, разрешив отправление евангелического культа дворянам в Верхней и Нижней Австрии.

Ведущим имперским учреждением оставался рейхстаг. Совместно с императором рейхстаг сыграл важную роль в стабилизации отношений в рамках империи. Для второй половины XVI в. были характерны частые созывы рейхстага, эффективность работы которого, в первую очередь, заключалась в нахождении компромиссов по рассматриваемым вопросам.

Так было, во всяком случае, до конца XVI в., пока религиозное противоборство князей в правление императора Рудольфа II не парализовало работу имперских учреждений.

Во второй половине XVI в. произошли существенные изменения в раскладе сил в рейхстаге. В результате Реформации резко усилились позиции княжеских фракций: коллегии курфюрстов, княжеской и графской курий. К концу XVI в. оформилась и отдельная фракция имперского рыцарства.

В этой ситуации мнение городов все реже учитывалось при решении ключевых проблем. Во-первых, статьи Аугсбургского мира давали свободу действий князьям и имперским рыцарям, поскольку в имперских городах зачастую закреплялся паритет между конфессиями.

Во-вторых, представители городов в отличие от князей, порой самостоятельно определявших вероисповедание своих подданных, вынуждены были оглядываться на мнение всех конфессиональных партий.

В-третьих, происходило усиление олигархического начала в рейхстаге, так как императору, стремившемуся найти компромисс между католиками и протестантами, в первую очередь приходилось добиваться согласия ведущих князей империи (курфюрста Саксонии, курфюрста Пфальца, герцога Баварии).

Параллельно с рейхстагом на основе статей Аугсбургского мира был создан еще один орган сословного представительства — съезд имперских депутатов. Он предполагался как более мобильный и эффективный орган контроля за соблюдением мира в империи. На заседаниях съезда, как правило, велись предварительные переговоры по вопросам, которые затем обсуждались на рейхстаге.

В частности, рассматривались проекты имперской монетной реформы, имперского уложения о поддержании порядка, реформы и визитации камерального суда и др. В состав съезда входило 16-20 членов, представлявших все имперские округа, но реально большинство голосов было за имперскими князьями, что «превращало съезды в настоящие ассамблеи княжеской олигархии» и вело к дальнейшему укреплению прерогатив княжеской власти.

Третьим по важности общеимперским органом являлся имперский камеральный суд, заседавший в Шпейере. Согласно положениям Аугсбургского мира, он превращался в главную судебную инстанцию империи при спорах и исках представителей католической и лютеранской конфессий. Суд основывал свою деятельность на юридическом подходе, что позволяло достигать решений на сугубо правовой основе в тех случаях, когда истец и ответчик принадлежали к разным вероисповеданиям.

Организация судопроизводства и процедура принятия решений основывалась на принципах равенства (сенат камерального суда состоял наполовину из католиков, наполовину из лютеран). Авторитет суда был довольно высок. Так, за период его работы с 1559 по 1589 г. было опротестовано только семь приговоров.

Продолжали функционировать и другие имперские институты (визитационная комиссия, имперские округа и имперские окружные съезды, имперские надворные и тайные советы). В целом же до конца XVI в. структуры империи были устойчивы и осуществляли свою деятельность на условиях конфессионального и политического согласия.

Однако при этом нельзя переоценивать степень централизации империи. Ее стабильность была результатом не только эффективной деятельности имперских учреждений, но и активно осуществляемой князьями, при попустительстве императора, политики по укреплению собственной власти.

К тому же усиление централизации в княжествах и концентрация основных ресурсов в руках князей вызвали обострение религиозных противоречий между католиками и протестантами на рубеже XVI-XVII вв.

Агрессивная политика князей в отношении своих религиозных оппонентов, однозначность решений императора в пользу католиков, складывание союзов на конфессиональной основе подорвали авторитет имперских структур в начале XVII в. и привели к их параличу. Поэтому решающее значение для политического развития германских земель играли процессы, происходившие на уровне княжеств.

MaxBooks.Ru 2007-2015