История Германии

Повседневная жизнь

Структура питания немцев в XVI — первой половине XVII в. варьировалась в зависимости от района и принадлежности к социальному слою. Разнообразие и изобилие блюд (мясных и рыбных, дичи, напитков, пряностей) отличали питание социальных верхов — городского купечества, патрициата, светской знати, церковных иерархов.

В то же время в крестьянской среде сокращалось потребление мяса, а основной пищей были каша и хлеб. Аналогичные изменения происходили и в семьях горожан после 1550 г. У нобилитета высоко ценилось поварское искусство. Здесь сильно ощущалось итальянское и славянское влияние. В быту появляются индивидуальные ложки и столовые ножи, формируются правила этикета.

Подавляющая часть населения более половины своих доходов тратила на продукты питания. Основой питания широких слоев сельского и городского населения были зерновые, прежде всего рожь или ячмень, просо. Из зерновых готовили супы, каши, хлеб.

Сезонной добавкой к еде были овощи и зелень: шпинат, петрушка, чеснок, морковь, капуста, ягоды. В повседневном рационе незначительно выросла доля фруктов, из мясной продукции предпочтение отдавали свинине и говядине. Потребление домашней птицы росло, причем в городе сильнее, чем в деревне. Доля же дичи в рационе сокращалась, исключая стол нобилитета.

Рыба была одним из основных продуктов питания для проживавших по берегам рек, озер, вдоль морского побережья. Важность рыбы как источника белка определялась и тем, что католики ели ее в дни поста. Католическая церковь запрещала потребление мяса в течение 150 «постных» дней в году.

В повседневный рацион входили и хмельные напитки. Пивная культура получила распространение в Баварии и восточногерманских землях. В портовых и гарнизонных городах Северной Германии был популярен «шнапс». Жители Юго-Западной Германии предпочитали крепкие майнцские, мозельские и рейнские вина.

В повседневном рационе присутствовало большое количестве алкогольных напитков из фруктов: яблочные и грушевые вина, напитки. Алкогольные напитки были важным компонентом социальных коммуникаций и широко использовались при скреплении договоров и торговых сделок, помолвках, бракосочетаниях и т. п. частных, официальных, корпоративных застольях.

Патрициат, крупное купечество, представители университетов, юристы, разбогатевшие ремесленные мастера подчеркивали свой новый статус дорогостоящими костюмами, роскошью убранства покоев и изысканностью стола, престижными тратами «на нужды» города и благотворительностью. Они стали, наряду со знатью, потребителями продукции «индустрии роскоши» (шелк, бархат, атлас, кружева, фарфор, ювелирные изделия).

Семьи богатых бюргеров занимали, как правило, дом в несколько этажей. Его внутренняя планировка и мебель из дорогих пород дерева демонстрировали посетителям успешность жизненного пути хозяина. Для бюргерства торговля и промышленная деятельность рассматривались как источник материальных ценностей, открывающих путь к аристократическому образу жизни, к родству с аристократическими фамилиями.

Поведение и психология крестьян были тесно связанны с сельскохозяйственным трудом. Аграрный труд мог служить источником удовлетворения потребностей, но вместе с тем крестьянин испытывал чувство неуверенности из-за отсутствия у него собственности на возделываемую им землю, все более усугублявшегося малоземелья, низкой урожайности, угрожавшей периодическим голодом.

Праздники, устраивавшиеся по окончанию жатвы, сопровождались пирушками, во время которых проедалась немалая доля собранного урожая. Колебания между длительным недоеданием и праздничным обжорством — яркий показатель неустойчивости материального положения большей части сельского населения.

Кризис общинной солидарности, вызванный социальной и имущественной дифференциацией деревни, создавал напряженную социально-психологическую обстановку. Одно из ее проявлений — обострение страха перед смертью и загробными карами. Эпидемии, голод, войны делали смерть частым и знакомым явлением.

Страх перед ожидающим после смерти воздаянием привлекал внимание людей к проповедям монахов, призывающих к немедленному покаянию. Страх этот возрастал в моменты появления пророчеств о близящемся конце света и Страшном суде.

В крестьянской среде по-прежнему использовали магию, с помощью которой надеялись получить хороший урожай, душевное и физическое здоровье. За помощью обращались, наряду со знахарями, к святым. Вера в чудеса была повсеместной. Магическую силу придавали католической мессе, евхаристии, верили, что молитвы имели действие, сходное с заклинаниями.

Повсеместно сохраняли свое значение праздники с нехристианскими элементами: праздник встречи весны, праздник урожая и т. д. В монотонной повседневности сельской жизни праздник был средством «выйти» наружу долго скапливавшимся эмоциям. Число ежегодных праздников под давлением протестантской и католической церквей сокращалось, однако происходило это крайне медленно.

Во второй половине XVI — XVII в. страны Западной Европы охватила охота на ведьм. Ведовство стали сближать с ересью и жестоко его преследовать. Согласно точке зрения теологов и юристов того времени, ведьма считалась не просто колдуньей или знахаркой, а служанкой сатаны, которая заключила с ним договор, вступила с ним в половые сношения, по его наущению губила людей и их имущество.

Разгадку феномена охоты на ведьм нужно искать и в сознании людей, особенно деревенских жителей. В своих доносах на соседок или соседей они часто жаловались на порчу скота, на «дурной глаз», зловредные заклинания.

Судьи же в ходе разбирательства жалоб старались добиться от предполагаемой ведьмы признания в том, что она причиняла вред соседям, вступив в сношения с дьяволом. Бытовыми конфликтами можно отчасти объяснить огромные масштабы охоты на ведьм. Процедуре расправы с ведьмой придавался подчеркнуто публичный и торжественный характер, она явно была рассчитана на то, чтобы произвести максимум психологического воздействия на людей.

Кризис традиционного сознания и подрыв отношений взаимопомощи, происходившие в результате модернизации, создавали мучительную напряженность в сознании населения. В деревне сложилась обстановка, которая подсознательно побуждала крестьян искать виновных в их материальных и психологических неурядицах и бедствиях.

Гонения против ведьм проходили под знаком последовательного навязывания населению реформационного понимания христианской религии, далекого от традиционной «картины мира» и способов поведения.

Обвинения в ведовстве выдвигались против женщин потому, что именно они были хранительницами ценностей устной архаичной (народной) культуры, которая рассматривалась католиками и протестантами как варварская и еретическая. Расправа же с ведьмами создавала благоприятную обстановку для постепенного уничтожения многих элементов народной культуры.

MaxBooks.Ru 2007-2015