История Германии

Немецкое дворянство в XVII и XVIII вв.

В правовом отношении дворянство оставалось по-прежнему «феодальным», поскольку занимало определенное место в сеньориально-вассальной системе. По месту в этой системе оно делилось на имперское и земельное.

К высшему дворянскому слою принадлежали имперские сословия или земельные монархи, среди которых первостепенное место занимали имперские князья. В то же время каждый имперский князь был сюзереном для своего земельного дворянства.

Имперские князья обладали разным политическим весом. Некоторые не имели даже значительного города, который мог бы играть роль столичного центра. Другие не владели единым земельным комплексом, а лишь разрозненными, не связанными территориально владениями. Политической фикцией было и продекларированное правовое равенство имперских сословий.

Р. Фиргауз считает, что мелкие и мельчайшие государства, которыми владели имперские сословия, не имевшие своих вооруженных сил, вообще сохранились до конца существования империи только благодаря своей принадлежности к ней и соперничеству крупных государств, зорко следивших за усилением соседей.

Имперским вассалитетом обладали члены имперского рыцарства, хотя в имущественном отношении они нередко стояли гораздо ниже некоторых фамилий земельных дворян. Имперское рыцарство образовывало собственную корпорацию внутри империи. Ее члены подчинялись только императору.

С 1577 г. имперское рыцарство разделялось на три округа: Швабский, Франконский и Рейнский, а те в свою очередь — на 14 кантонов. Каждый округ имел свою канцелярию, а каждый кантон — выборного капитана и рыцарский совет. С 1654 г. имперские рыцари носили титул «благородный». Особенно густо имперские рыцарские территории располагались во Франконском округе. В Северной и Восточной Германии, Саксонии и Баварии имперское рыцарство отсутствовало.

Имперский ранг рыцарей покоился не на праве суверена, а на праве владения землей, вписанной в рыцарские списки. Только они давали им право считать себя принадлежащими к свободному имперскому дворянству.

Переход земли в чужие руки (выморочность, продажа или другим способом) означал утрату рыцарского достоинства и членства в корпорации, если только они не были гарантированы специальной имперской охранной грамотой. Такие грамоты запрещали переход рыцарских земель в руки тех, кто не принадлежал к корпорации, или, если это произошло, разрешали их выкуп по справедливой цене (по праву родового выкупа).

Еще более важным было право преимущественной покупки земли через рыцарскую директорию другими рыцарями или самой рыцарской корпорацией. Приобретя рыцарское имение, вступить в права владения можно было только через три года, если за это время никто не предъявит на него свои законные права. С помощью таких мер сохранялось рыцарское сословие.

Нередко рыцари владели также и другими землями и поэтому являлись одновременно вассалами того или иного немецкого князя или монарха. Сопротивляясь усилиям последних превратить их в своих подданных, имперские рыцари искали защиту у императора, который получал из их среды постоянный приток чиновников на имперскую и габсбургскую военную и гражданскую службу.

Но имперские рыцари и их сыновья нередко поступали и на службу к князьям, добывая тем и прибыли, и признание, и возможность влиять на положение дел. Особенно сильным был интерес католических рыцарских семей к приходам имперской церкви и, прежде всего, к кафедрам архиепископов-курфюрстов и княжеских аббатств. Рыцари охотно определяли своих сыновей к духовной карьере.

Итак, имперское рыцарство было закрытой дворянской корпорацией, члены которой обладали земельными владениями и культивировали особое независимое самосознание. Они не были представлены в рейхстаге, но не платили имперских и окружных налогов.

Однако в земельных сословных учреждениях — ландтагах — имперские рыцари иногда заседали вместе с местными дворянами, составляя особую курию, в Австрии, в Пруссии, в курфюршестве Кёльн.

Существовала практика пожалования дворянского титула (Nobilitierung) как особый способ вознаграждения отличившихся чиновников (служащих, офицеров, военных поставщиков, купцов, ученых, юристов).

Таким правом обладали императоры и те князья, которые одновременно являлись суверенными государями. Остальные князья могли возводить своих подданных в дворянское сословие только с согласия императора.

Приобретение дворянского звания через пожалование, несмотря на сопротивление старого дворянства, было нередким явлением. При этом не всегда соблюдалось правило, которое обязывало всех дворян иметь поместье и вести соответствующий образ жизни. Другой способ получения дворянского титула заключался в покупке налогооблагаемого, находившегося в ведении ландтага имения.

Старое дворянство имперских городов достигло своего звания благодаря коллективным пожалованиям дворянства императорами патрициату крупных северогерманских имперских городов, достигших своего благосостояния торговлей. Став дворянами, знатные горожане выбывали из торгового сословия, а вследствие этого теряли право быть избранными в городские советы.

Дворянство, разделенное на старое и новое, с различным набором прав и привилегий, оставалось господствующим сословием. Абсолютизм укреплял его автономные права и функции — как социальные (собственника земли), так и политические (правящего сословия) — и консервировал их. Ничего не изменилось и при просвещенном абсолютизме, который все делал для того, чтобы каждый подданный оставался в своем сословии и был «счастлив» в нем. Более того, именно просвещенные государи, понимая сословный строй как функциональный государственный порядок, подвели под него законодательную базу.

Землевладельческое дворянство оставалось сословием, обладающим правом суда, освобождения от личных податей, правом занятия охотой и рыбной ловлей. Оно осуществляло судебную власть и церковный патронат. К 1800 г. численность сельского дворянства составляла 80 тыс. человек (0,35 % всего населения).

Эти привилегии обусловливали соответствующий образ жизни, часто недостижимый для иных мелких дворян, требовавший больших расходов и образования, которому в XVII-XVIII вв. стали уделять значительное внимание. Рыцарские академии, иезуитские гимназии, университеты, поездки по Европе формируют тип образованного, деятельного, пекущегося о своем владении и о подданных, служащего отечеству дворянина. Такой образ дворянина вместе с образом придворного образованного буржуазного патриота культивирует и немецкая литература XVIII в.

Таким образом, немецкое дворянство в XVII и XVIII вв. не являлось гибнущей закрытой кастой. Вряд ли его можно расценивать и как только потребляющий социальные блага слой общества. Дворянство обладало большим запасом сил, знаний и энергии, которые выдвинули его представителей в разряд государственных служащих и тем самым на долгое время сохранили за ним ведущую политическую роль в Германии.

MaxBooks.Ru 2007-2015