История Германии

Управление в светских и духовных княжествах

Вестфальский мирный договор содержал своеобразный каталог властных полномочий, сумма которых составляла понятие «территориального суверенитета». На внешней арене — это право на заключение союзов с другими государствами, внутри — участие в управлении империей, которое обеспечивалось правом голоса в рейхстаге. Компетенция территориальной княжеской (государственной) власти распространялась на юстицию, полицию и религию.

Таким образом, функции суверенного правителя заключались в создании собственных постоянных законов и судебного аппарата, органов управления и дипломатии, в получении финансов для содержания постоянного войска. Реализация их удалась в полном объеме только крупным немецким государствам.

Ключевым понятием политики немецких правителей XVII-XVIII вв. была «полиция». В период абсолютизма получили распространение новые представления о сущности государства и его функциях, в соответствии с которыми значительно расширялась государственная деятельность. Если ранее считалось, что власть имеет только право обеспечения мира, то теперь к этой задаче добавилась забота о благе подданных.

«Хорошее управление» («полиция») пришло на смену «правовому порядку» («юстиции»), нарушенному религиозным расколом. Это была политика, ориентированная на достижение «общего блага», обеспечение подданным достойной жизни.

К XVIII в. изменилось и представление о роли в государстве самого князя (монарха). Если ранее его полномочия подчеркивались многочисленными регалиями, а средневековая идеология возводила его в сан служителя Бога на земле, то теперь с позиций теории естественного права и общественного договора он признается обладающим властью от лица и по поручению подданных.

При этом новое секуляризованное государство позволяло усиливать княжескую власть, с одной стороны, а с другой — предоставило ей право изменять существующий правовой порядок.

Главные властные институты в территориальных государствах сложились еще в XVI в.: коллегиальные придворные советы или придворные суды с административными и судебными полномочиями; финансовые управления с придворными и налоговыми палатами как высшими органами власти; Тайные советы как центральные институты формировавшегося государства раннего Нового времени. Тогда же начал складываться чиновничий аппарат из княжеских слуг, преимущественно недворянского происхождения.

Тридцатилетняя война и ее последствия способствовали усилению правительственной и вообще управленческой деятельности, что нашло отражение в увеличении централизованного государственного аппарата. Одним из главных проявлений абсолютистской политики стало изыскание средств на содержание княжеской администрации и создание собственных вооруженных сил.

Источник был один — увеличение налогов со своих подданных. Но для этого надо было сделать их платежеспособными, что и стало одной из целей государства. Поэтому крупные государства, например Бранденбург-Пруссия, не только планомерно вводили новые налоги и превращали чрезвычайные сборы в постоянные, но и поощряли создание мануфактур, развитие земледелия, ремесла и торговли.

Даже в тех землях, где сохранялись сильные позиции дворянских и городских сословий, как, например, в курфюршестве Саксония, были созданы и стали активно действовать кабинеты (правительства). Как орган власти кабинет формировался прежде всего в тех землях, где мо-нархи и князья отличались широким политическим кругозором и выдавали себя за «первого слугу» государства.

Кабинет состоял из назначенных князем «министров» и напоминал скорее канцелярию, которая оформляла монаршие предписания. Распоряжения кабинета на основе этих предписаний направлялись соответствующим чиновникам. Фридрих II, например, выдавал в день до 12 таких предписаний.

В своем политическом манифесте 1752 г., отвечая на вопрос: «Должен ли князь управлять сам?», — Фридрих II отвечал уверенным «да». Он считал, что нельзя разделить между «министрами» финансы, внутренние дела, внешнюю политику и военное дело. Согласно его установлению, он управлял страной следующим образом. Ежедневно он получал от своих высших чиновников письменные донесения и письменно отдавал им соответствующие приказы.

Секретарь кабинета осуществлял связь короля с министрами и пользовался безграничным доверием монарха. Он письменно фиксировал «высочайшие резолюции», которые затем переформулировались в распоряжения кабинета в тоне, соответствующем единоличному стилю управления. Таких распоряжений и предписаний в Пруссии в период с 1728 по 1795 г. было издано более 300 тысяч. Можно предполагать, сколь велико было влияние этого секретаря — типичного «серого кардинала».

Так, в Пруссии кабинет-секретарь Эйхель вплоть до смерти в 1768 г. оставался второй величиной в государстве после самого Фридриха II. Однако при этом мы не должны исключать и личную преданность. Один из секретарей, советник Штеллер, умер, стоя возле короля во время записи его ценных указаний.

В политической структуре Священной Римской империи германской нации в XVII и XVIII вв. было немало самостоятельных духовных государств (княжеств), тесно связанных с империей. Канонический выбор епископа, аббата или аббатисы означал здесь получение ими княжеского звания (земельного монарха). Их выборы производил Домский капитул, а католических курфюрстов избирал Соборный капитул.

Правом быть членами капитула, иметь приход и избираться в духовные государи обладали только дворяне, имевшие от 8 и более (до 32) дворянских предков. В некоторых Домских капитулах требовалось наличие имперского княжеского, графского или рыцарского достоинства. Естественно, что претенденты должны были принять монашеский постриг.

Хотя епископские кафедры не наследовались, но династический подход к выборам соблюдался. Как правило, в епископы избирались члены одной и той же семьи.

Чаще всего фигурировали такие фамилии имперских и духовных дворян, как Дальберг, Зайнсхайм, Плеттенберг, Фюрстенберг, Шпигель, Эрталь. Но и представители крупных династий, как Виттельсбахи или Габсбурги, не гнушались занимать епископские кафедры.

И Соборный, и Домский капитулы пытались связать избираемых ими духовных государей обязательным соблюдением их прав и проведением нужной капитулам политики. Даже после отмены папой в 1695 г. таких обязательств «избирательные капитуляции» применялись и они вынуждали избранных князей действовать в рамках сложившейся традиции.

Но после Тридцатилетней войны и в духовных государствах наблюдались абсолютистские тенденции. Исследователи считают, что в Вюрцбурге и Бамберге имел место настоящий абсолютизм. Постоянная армия в духовных государствах была редкостью, но и такие прецеденты имели место. Достаточно назвать епископа Мюнстера Кристофа Бернгарда фон Галена (1606-1678), который содержал армию, правда, не на собственные средства, а на субсидии других государств.

Духовные государства дожили до конца Священной Римской империи, хотя идеи их секуляризации вынашивались в течение всей второй половины XVIII в. Особенно серьезные намерения секуляризировать северо-западные немецкие епископства имели во время Семилетней войны прусские власти. Но никто из крупных государств так и не покусился на них, очевидно, из боязни разрушить стабильность империи.

MaxBooks.Ru 2007-2015