История Германии

Государственное управление

Уже в 1716 г. началась ликвидация ландратов в землях и муниципального самоуправления в городах. Новые магистратские коллегии напрямую подчинялись королевским властям. Главной жертвой начатой Фридрихом Вильгельмом I жесткой экономии средств стал великолепный двор его отца, который был переведен на весьма скудное содержание.

В русле начавшейся милитаризации начались меры по сокращению числа министров, абсолютное предпочтение военных перед штатскими чиновниками. В 1723 г. Фридрих Вильгельм I создал новый центральный орган — «Генерал-обер-финанс-кригс-и-доменен-директорию», коротко называемую Генерал-директорией, взявшую в свои руки всю экономическую политику страны. Она состояла из 4 департаментов во главе с министрами, каждый из которых получил в управление одну из провинций. Кроме традиционного территориального принципа управления, на вооружение был взят также ведомственный принцип.

Министрам были подчинены отдельные департаменты, отвечавшие за основные направления внутренней государственной политики. Первый департамент ведал пограничными делами, второму подчинили дела по осушению северогерманских земель, третьему — почтовое и монетное дело, четвертому — финансовые (кассовые и счетные) дела.

Министры готовили доклады для пленарных заседаний (каждый — один раз в неделю), где принимались коллегиальные решения. Активное участие в обсуждении всех чрезвычайных дел принимал король, которому принадлежало и последнее слово, в случае если министры и советники не могли договориться самостоятельно.

На заседаниях министров всегда присутствовал стул Фридриха Вильгельма I, как бы напоминавший о его незримом руководстве. С министрами король общался через своего секретаря посредством письменных докладов и письменных же распоряжений.

После 1740 г. были образованы новые особые департаменты, появилось ведомство иностранных дел (Кабинет-министериум), прежде находившееся в Тайном совете. Сам Тайный совет, сохранив за собой судебные и духовные дела, трансформировался в специальный департамент, руководимый великим канцлером.

Эти три высших органа (Генерал-директория, Кабинет-министериум и Тайный совет) подчинялись только монарху, а их главы составили особое правительство, которое стали именовать кабинетом.

В провинциях действовали 9 палат, объединивших военные и финансовые дела и ведавших контрибуциями (прямыми налогами), акцизами (косвенными налогами на чай, сахар, хлеб, табачные изделия и т. п., которые уплачивали государству продавцы) и мануфактурами. Их возглавляли президент и два директора, принимавшие решения коллегиально.

Местные ландраты были подчинены палатам. В решении спорных дел между налогоплательщиками и налоговыми властями король придерживался известного принципа: "In dubio pro fisko" («фиск всегда прав»). Строгая централизация государства принесла свои плоды. Государственные доходы выросли при Фридрихе Вильгельме I до 7 млн талеров, астрономической по тем временам суммы.

Милитаризация государства и создание кантонной системы. Фридрих Вильгельм I, прозванный современниками «грубым фельдфебелем», первым из монархов сменил изысканный кафтан на униформу. Главным предметом всех забот монарха стала армия. Он увеличил ее численность с 38 до 84 тыс. человек, сделав свою армию одной из самых боеспособных в Европе.

Для обеспечения армии обмундированием был основан знаменитый Лагерхауз в Берлине, который объединял суконную мануфактуру, тысячи домашних ткачей и военизированный сиротский дом. Запрет на ввоз сукна из-за границы и на вывоз шерсти из страны обеспечивали достаток сырья и сбыт готовой продукции. Для изготовления огнестрельного и холодного оружия были построены оружейные заводы.

На втором этапе реформы была введена кантонная система, разрешившая проблему комплектования армии. Для этого Фридрих Вильгельм I создал новый офицерский корпус и сформировал новый тип прусского офицера.

Он занимался этим все время с момента прихода к власти, имея в виду цель «превратить фрондирующее юнкерство в лояльных, верных королю подданных, которые будут гордиться тем, что служат под знаменами короля».

До него офицерский корпус рекрутировался из всех желающих, среди которых нередко попадались люди, ведущие сомнительный образ жизни. Теперь дворяне были обязаны служить в королевской армии, и эта служба с 1717 г. становилась наследственной сословной обязанностью. Для подготовки к службе дворянских сыновей стали действовать кадетские училища. Тем самым король аристократизировал офицерский корпус, сделав его первым сословием в государстве.

Особый авторитет и преимущества офицерскому корпусу придала кантонная система, которую стали вводить после массовых волнений завербованных на пожизненную военную службу ремесленников, студентов, крестьянских и купеческих сыновей. Вербовки наносили ущерб хозяйству, вызывали паническое бегство из страны молодых людей, обладавших той или иной квалификацией.

Теперь каждый полковой командир получил свой округ (кантон), в пределах которого мог вербовать солдат из крестьян и других низших категорий сельского населения, по возможности из собственного имения.

Каждый житель кантона мужского пола с 10-летнего возраста становился новобранцем, будучи записан в полк, получал в течение полутора-двух лет обязательную военную выучку, а затем совмещал военную службу с отпуском, длившимся 9-10 месяцев в году, во время которого привлекался к обработке полей и к другим хозяйственным делам имения.

При этом отпускники оставались солдатами и находились в юрисдикции полкового командира, который, являясь одновременно помещиком, имел под рукой дисциплинированную рабочую силу. В лице кантонистов были получены солдаты, которые в отличие от других крестьян ощущали себя подданными короля.

Немецкие историки (X. Шмидт, в частности) убедительно обосновывают мысль о том, что прусская армия благодаря своим размерам и новым принципам комплектования очень быстро превратилась в важный экономический фактор.

Государство снабжало ее только оружием и униформой, которые производились в самой Пруссии. Все остальное, включая содержание, обеспечивали частные компании, закупавшие продукцию у ремесленников в гарнизонах и у местного сельского населения, получившего стимулы к расширению производства товаров и к повышению производительности своего труда.

Огромная армия обходилась без казарм. Во время маршей солдаты за плату расквартировывались в квартирах горожан, для которых это была своего рода повинность. Все это способствовало увеличению доходов не только казны, но и населения. «Когда армия на марше, — говаривал сам король, — акцизы понижаются на треть».

Мирный «солдатский король» Фридрих Вильгельм I умер 31 мая 1740 г., оставив наследнику сильное военное государство, образцовую организацию управления, вышколенное и преисполненное служебного рвения чиновничество, наполненную деньгами казну. Прусская армия была блестяще выучена и ждала своего полководца, который не замедлил появиться. Им стал Фридрих II, названный современниками «Великим».

Фридрих Вильгельм I определил для него и главное направление внешней политики, которым должно было стать завоевание Силезии. «Вы, мой дорогой наследник, — писал он в своем манифесте-завещании, — вполне можете опереться на страну и армию, если захотите предпринять меры к тому, чтобы вернуть земли, принадлежавшие нашему дому по праву и по воле богов». Сын выполнил волю отца.

Прусское управление демонстрирует в целом некую общую линию политического развития германских государств в XVIII в. Оно показывает, что новое абсолютистское государство, не отменяя прежних сословных структур и оставив в их руках судопроизводство на провинциальном уровне, подчинило их государственному надзору и контролю, а рядом с ними создало новые, с особыми полномочиями государственные органы, с помощью которых реализовало стоявшие перед ним цели.

MaxBooks.Ru 2007-2015