История Германии

Культурная политика просвещенных монархов

Просвещение несло новые культурные веяния в политическую практику правителей немецких территориальных государств. Так, в Баварии «просвещенные государи» Максимилиан III Иосиф и Карл Теодор прославились, кроме прочего, благодаря своей церковной политике (закрытие монастырей, запрет паломничества и др.).

Карл Теодор еще ранее, в Пфальце, основал фарфоровую мануфактуру во Франкентале и провел меры, способствовавшие подъему сельского хозяйства. При его участии была открыта Академия наук и музыкальная школа в Мангейме, один из первых «национальных театров», на сцене которого ставили пьесы Шиллера.

«Просвещенным правителем» считают маркграфа Карла Фридриха Боденского (1728-1811), корреспондента французских физиократов и крупного реформатора, покровителя мануфактур и основателя резиденции в стиле барокко Карлсруэ.

Вольтер, Клопшток и Гете посещали его двор. В 1762 г. он запретил применение пыток и первым из князей отменил в 1783 г. личную зависимость крестьян. За ним в 1788 г. последовал Шлезвиг-Гольштейн. Нельзя не назвать и Карла Августа Саксонско-Веймарского (1758-1828), превратившего свою небольшую страну в ведущий духовный центр Германии.

Под его скипетром удачно сочетались и процветали таланты Гёте, Шиллера, Гердера, Виланда. Гете в качестве государственного деятеля принимал участие в оздоровлении веймарских государственных финансов, а Гердер проводил здесь школьную реформу.

В результате созидательной деятельности названных и подобных им государей были созданы многочисленные центры немецкой культуры и духовной жизни, разнообразием которых не могло похвастаться тогда более ни одно государство Европы.

Важно отметить также, что Просвещение затронуло и духовные княжества Германии, где были свои «просвещенные государи», стремившиеся улучшить жизнь населения и способствовать его прогрессивному развитию. Они содействовали экономике, школьному делу, занимались благотворительностью, медицинским обеспечением, воспитанием своих подданных.

Заслуживают особого упоминания князь-епископ Бамберга и Вюрцбурга Франц Людвиг фон Эрталь, его брат — последний курфюрст Майнца Фридрих Карл Йозеф фон Эрталь и курфюрст Кёльна Максимилиан Франц.

Просвещенный абсолютизм в немецких государствах — как светских, так и духовных — имел длительное политическое, экономическое и социальное воздействие, а его закат произошел в значительной мере не из-за внутренней слабости, а из-за незащищенности его перед надвигавшимся натиском революционных войн.

Такого расцвета культуры еще не знала германская история. Классическая и романтическая поэзия, движение «Бури и натиска» (веймарская поэтическая колония) превратились в одно из самых замечательных явлений германской литературы.

После Гайдна и Моцарта достигло своего расцвета в столичной Вене, центре музыкальной культуры Германии, творчество Бетховена. Но процветала не только Вена: в Мангейме, Майнце, Штуттгарте, Мюнхене, во многих духовных и светских резиденциях Южной Германии музыкальное творчество достигло самого высокого уровня.

В последнее десятилетие XVIII в. произошла радикальная перемена в искусстве. Рококо уступило свое место строгим линиям стиля ампир. Перемены были столь стремительны, что многие старые художники, не будучи востребованы, на несколько лет потеряли свой заработок. Подобные изменения наблюдались и в живописи. Стало формироваться и новое отношение к ландшафту.

Городские пейзажи, нежные акварели и еще длительное время не оцененные по достоинству ландшафтные картины таких художников, как Кох, Фридрих и др., пробуждали новые, неизвестные ранее жизненные эмоции. Древний город, отгороженный на картинах от внешнего мира стеной, ушел в прошлое.

Теперь ландшафт на картинах населяли современники живописцев, а не античные боги, как это было у художников барокко. К началу XIX в. современность стала изображаться на пейзажах почти топографически, в соответствии с реальной действительностью.

В духовной жизни Германии особо следует отметить науку государственного права, которая в конце XVIII в. получила новые импульсы к своему совершенствованию. Здесь не было таких жарких дискуссий о задачах и облике государства будущего, которые вели просветители Франции или Италии.

Немецкие государственники — Мозер, Геберлин, Пюттер и Шлёцер — до конца придерживались идеи сохранения империи как формы государства. Их веру в ее жизненную силу ярко отразил Виланд, который писал о современном положении отечества следующее: «Современное германское имперское устройство (конституция), несмотря на его очевидные недостатки и недуги, намного более здоровое и по своему характеру и уровню культуры, на котором оно стоит, гораздо более приемлемое, чем французская демократия». Эта государственно-правовая традиция прервется в 1806 г. и станет достоянием истории.

Можно считать также, что именно идеалистическая философия, берущая свое начало в трудах Канта и нашедшая свое выражение в немецком идеализме Фихте, Шеллинга и раннего Гегеля, станет вместе с Просвещением главным мотором будущей программы реформ. Уже государственный идеал Канта побуждал стремление к представительной власти. Во французской революции он увидит начало нового века разума.

Фихте и Гегель разовьют понятие долга, которое вдохновит тех, кто будет потом разрабатывать и претворять в жизнь программу реформ. Преданность идее государства вместе с идеями романтизма станут движущими силами преобразований в Пруссии.

Философия Шеллинга, историческая школа права в лице Гуго и Савиньи, с их идеями многообразия форм правления, среди которых они отдавали предпочтение конституционной монархии, выведут Берлин в разряд противников «искусственного права», нашедшего отражение в кодексе Наполеона.

Описание богатой духовной и культурной жизни Германии, которая была ей свойственна накануне революционных потрясений, читатель найдет в «Письмах русского путешественника» Николая Михайловича Карамзина, выдержки из которых приведены в третьем томе настоящего учебного пособия.

Таким образом, можно констатировать, что прусско-австрийский Дуализм, возникший в XVIII в. и выразившийся в стремлении двух великих немецких держав играть самостоятельную роль, не считаясь с интересами империи, привел не только к нарушениям условий Вестфальского мира (не вступать в союзы, направленные против императора и империи), но и к распаду империи.

Более того, он в значительной степени определил и дальнейшее развитие германского народа в XIX в. Происшедшее в условиях Просвещенного абсолютизма отделение государства от общества было главной проблемой, которую предстояло решать. Генеральной линией дальнейшего развития станет поэтому переход к конституционной монархии.

Можно констатировать также, что в период абсолютизма в Германии был создан мощный культурный потенциал, который помог ей устоять во время революционных войн и стал основой нового взлета в развитии немецкой культуры в веке XIX. Весьма показательны слова великого немецкого поэта Шиллера, сказанные в 1803 г.: «В огне войн погибла Германская империя, величие Германии остается».

MaxBooks.Ru 2007-2015