История Германии

Революция во Франции и ее последствия

На исходе восемнадцатого столетия Германия вступила в новый период своей истории, который характеризуется ускорением процесса модернизации. В течение семи-восьми десятилетий Германия совершила переход от Старого порядка к Современности. Формировались основы индустриального общества. Его действующим субъектом стал, в принципе, «человек современный», в поведенческую программу которого вошли суверенные действия, направляемые самостоятельной оценкой ситуации и рациональным учетом собственных интересов.

Самостоятельное определение своих действий предполагало и личную ответственность за собственные поступки, успехи и неудачи. Таким образом, окончательно утверждается центральная роль индивида (индивидуализм).

Слом старых социальных, экономических и политических структур в Германии на рубеже XVIII-XIX вв. начался под воздействием внутреннего и внешнего факторов. Внутренним фактором явились реформы, осуществленные в германских государствах Просвещенным абсолютизмом. Несмотря на ограниченный и непоследовательный характер реформ, они — и эта мысль подчеркивается в немецкой историографии — заложили основу традиции реформизма.

Внешними факторами, придавшими мощный импульс процессу модернизации в германских землях, явились две, фактически совпавшие во времени, революции в Европе: английская промышленная и Великая французская, совпадение и взаимодействие которых в германской историографии вызвало термин "Doppefrevolution"(«двойная революция»).

На рубеже веков Европа, в том числе и Германия, попала под воздействие двух революций: британской промышленной и французской политической. Под их ударами разрушался старый порядок и намечался постепенный переход к новому.

На Германию более заметное влияние оказала Французская революция. Просвещенными представителями немецкого общества она была воспринята первоначально как «духовная революция», «революция идей». Наиболее известные поэты и философы — Клопшток, Шиллер, Кант, Фихте, Гегель — оценивали Французскую революцию как начало эпохи, в которой человечество окончательно победит бесправие, тиранию и угнетение.

С прекрасным восходом солнца сравнивал ее Гегель, с праздником для «всех существ, наделенных разумом». Наибольшее влияние «духовной революции» испытали на себе германские земли по левому берегу Рейна. Здесь возник такой феномен, как немецкий якобинизм (в первую очередь, в Майнцской республике).

Однако по мере радикализации революции и погружения Франции в кровавую гражданскую войну многие представители немецкой интеллигенции изменили отношение к ней. Гердер, пламенный защитник французской революции в 1789 г., спустя три года писал, что он не знал ничего более отвратительного, чем «безумный народ с его безумной властью», и что единственным результатом революции во Франции являлся «ужасающий беспорядок».

Шиллер после казни Людовика XVI назвал Францию страной, где правит «закон гильотины», а французских революционеров — «жалкими живодерами». Лишь небольшая группа радикально настроенной интеллигенции — немецкие якобинцы — проявляла определенное понимание «эпохи террора», но и среди них не было никого, кто связывал бы будущее Германии с революцией по французскому образцу.

Все высказывания по этому вопросу сводились к положению: Германия является страной реформ. Даже Георг Форстер (1754-1794), который был, по сути, лидером немецких якобинцев (он возглавлял «Общество друзей свободы и равенства» в Майнце, входил в состав сформированного французами в 1792 г. временного правительства Майнцской республики), считал, что Германию, ввиду особенностей ее развития, ожидает не революция, а медленные и последовательные преобразования.

В ответ на нарастающий радикализм и экспансионизм французской революции германские государства активно включились в борьбу с ней — в борьбу, которая изменила саму Германию. В 1792 г. Австрия и Пруссия заключили союз против революционной Франции и вступили в войну с ней.

Этот союз положил начало первой антифранцузской коалиции (1792-1797), в которую вошли Англия, Россия, Испания, Священная Римская империя германской нации и ряд других государств. Военные поражения вынудили сначала Пруссию, а затем и Австрию подписать мирные договоры с Францией (Базельский в 1795 г. и Кампоформийский в 1797 г.).

Согласно их условиям Пруссия и Австрия признавали потерю для империи левого берега Рейна. Таким образом, Франция достигла давно желаемой «естественной границы» на востоке.

В 1798 г. в состав второй антифранцузской коалиции, кроме Англии, России, Турции, Швеции и Неаполитанского государства, вошла Австрия. Территория Германии вновь стала ареной военных действий. Первоначальные успехи коалиции вскоре сменились неудачами после того, как к власти во Франции пришел Наполеон.

Военные планы Наполеона состояли в том, чтобы стремительным походом в Италию вывести Австрию из состава коалиции. Россия к этому времени уже покинула ее в результате изменения политики Павлом I. В сражениях у Маренго (14 июня 1800 г.) на севере Италии и у Гогенлиндена (2-3 декабря 1800 г.) в Баварии австрийские войска потерпели поражения.

В 1801 г. Австрия заключила с Францией мирный договор. По Люневильскому миру Австрия теряла Бельгию и Люксембург и признавала все изменения, осуществленные Францией в Европе, в том числе французскую аннексию левого берега Рейна. Договор предусматривал территориальные компенсации тем германским правителям, чьи земли были аннексированы.

Возмещение территориальных потерь, по замыслу Наполеона, должно было осуществляться за счет мелких и мельчайших владений на правом берегу. Таким образом, Люневильский мирный договор создавал правовую основу для будущих территориальных изменений в Священной Римской империи германской нации.

MaxBooks.Ru 2007-2015