История Германии

Формирование буржуазного общества

Длительные процессы модернизации, начавшиеся в Германии еще в XV в., к началу XIX в. привели к постепенному возникновению индустриального общества. В наполеоновский период мощный модернизационный импульс получили государства Рейнского союза.

Создавая империю, Наполеон был заинтересован в ее политической стабильности и возможности быстрой мобилизации экономических, финансовых и военных ресурсов Европы в интересах Франции. С этой целью в завоеванных и союзных государствах осуществлялась унификация политических, правовых, социальных и экономических институтов по французскому образцу.

Роль своеобразных моделей в проведении реформ призваны были сыграть те государства Рейнского союза, которые в наибольшей степени находились под контролем Франции, — Берг, Вестфалия, Франкфурт. С другой стороны, политика реформ, ориентированных на Францию, в большой степени была продиктована собственными интересами государств Рейнского союза. Внутренним толчком для реформаторской деятельности послужили секуляризация и медиатизация мелких государств.

У «округливших» свои территории государств возникла необходимость слить приобретенные владения с государством-ядром в единое целое. Перенесение на новые области порядков из коренных земель рассматривалось как нежелательное, т. к. могло вызвать сопротивление населения «захватчикам».

Выход виделся в распространении на всю территорию государства французской политико-правовой системы с ее рациональными принципами. Кроме того, в западных и южных германских государствах в XVIII в., в эпоху Просвещенного абсолютизма, возникали идеи и программы, выходившие за его рамки, наметилась эволюция в сторону конституционной монархии. В начале XIX в. появилась реальная возможность для развития конституционализма.

Главной целью реформ в государствах Рейнского союза была реорганизация управления, или «административная революция». Необходимо было создать единообразие государственной организации. Была создана система министерств. Вместо коллегиальной вводилась индивидуальная ответственность министров.

Старое административное деление на провинции было ликвидировано и заменено — по образцу французских департаментов — на области. Местное самоуправление упразднялось. Создавалась строго централизованная и иерархизированная система управления. В сфере судопроизводства функции управления и юстиции были разделены, что обеспечивало независимость суда.

Степень приближения к французскому образцу была различной в разных государствах Рейнского союза. Только в Вестфалии французская государственно-правовая система была воплощена с наибольшей полнотой. Здесь, кроме министерств, были учреждены префектуры и супрефектуры, был принят «Кодекс Наполеона» и соответствующая судебная система.

Во всех других государствах Рейнского союза реформы осуществлялись более медленно и не всегда с той же полнотой. Однако повсеместно уничтожались сословно-корпоративные привилегии, провозглашалось равенство перед законом, безопасность личности и неприкосновенность собственности.

В понимании юристов-реформаторов Рейнского союза гражданские права могли быть обеспечены через права политические, следовательно, государства должны были обрести конституции. Но выработка текстов конституций затягивалась. Только под давлением Наполеона в Вестфалии в 1807 г. была принята конституция, проект которой был составлен в Париже.

С нее затем была скопирована баварская конституция (1808). Однако созданные представительные органы оказались бездейственными. Главная причина этого крылась в структуре германского общества — в относительной слабости буржуазии, т. е. той социальной группы, которая и была в наибольшей степени заинтересована в экономической и социально-политической модернизации.

Дворянские по своему составу представительные собрания отказывались от проведения реформ. Например, Вестфальское собрание, которое созывалось всего дважды, дважды же отклоняло закон об отмене налоговых привилегий.

Если учесть еще и ограниченность компетенции представительных органов, высокий имущественный ценз и двустепенность выборов, а также большие возможности монархов оказывать влияние на результаты выборов, то понятной становится характеристика конституционализма в государствах Рейнского союза как «внешнего» или как «украшения» бюрократического государственного устройства.

Тем не менее южно- и западногерманские государства в начале XIX в. приобрели конституционный опыт. В текстах конституций имелись элементы, которые определяли будущее конституционное развитие этих государств.

Реформы в Пруссии были ответом на французскую революцию и наполеоновский вызов. В отличие от государств Рейнского союза, где модернизация осуществлялась «с Наполеоном», в Пруссии она была направлена «против Наполеона», носила «оборонительный» характер. Прусские реформаторы (Штейн и Гарденберг) в своей деятельности исходили из иных принципов. Модернизацию должно осуществлять само правительство.

По выражению Гарденберга, в Пруссии должна произойти «революция в хорошем смысле», что понималось как революция «сверху». В политических реформах следует ориентироваться не на французский и английский образцы, а на прусскую государственную традицию, на государственные идеалы времен Просвещенного абсолютизма.

Поэтому из французской системы были заимствованы только те элементы, которые уже продемонстрировали высокую эффективность. Таким образом, в основе прусских политических реформ лежало стремление путем синтеза традиции и прогресса устранить наиболее устаревшие элементы абсолютизма.

Особенностью прусских реформ был их «освободительный» характер. Самообновление Пруссии было продиктовано необходимостью ее возрождения. В отличие от реформ государств Рейнского союза, реформы в Пруссии были окрашены в патриотические тона.

Важным направлением деятельности правительства Штейна стала реформа административной системы. Правительственный аппарат был упрощен: создано пять министерств, объединенных в совет министров, подотчетный непосредственно королю.

Наиболее значительная административная реформа Штейна — реформа городского самоуправления. По замыслу главы правительства, городское самоуправление должно было стать частью государственной административной системы и одновременно противовесом бюрократии. По закону 1808 г. жителями городов избирались городские собрания, которые самостоятельно решали свои внутренние дела.

Собрания избирали магистраты — исполнительные коллегиальные органы. Закон вводил высокий имущественный ценз, что ограничивало число избирателей до 6-8 % населения городов. Подавляющее число депутатов городских собраний были предпринимателями и коммерсантами. Таким образом, в городах сложились условия для участия буржуазии в управлении.

MaxBooks.Ru 2007-2015