История Древней Греции

Второй поход персов - страница 2

Марафонская битва произошла 13 сентября 490 г. до н. э. Рассказ Геродота в основных чертах сводится к следующему: после прибытия греческого войска к Марафону среди стратегов, во главе которых стоял полемарх Каллимах, возникли длительные споры о том, следует ли давать сражение или нет.

В конце концов победило мнение Мильтиада, высказывавшегося за сражение. Через несколько дней после этого Мильтиад вывел построенное в боевой порядок греческое войско на равнину и беглым маршем стремительно атаковал персов, находившихся на расстоянии 1-11/2 км. Завязался упорный бой, в котором ряды греков в центре были прорваны персами, зато на греческих флангах была одержана победа; обратившись затем против неприятельского центра, греки завершили разгром персидской армии.

Разбитые персы, преследуемые победителями, бежали к кораблям. Здесь произошло новое сражение; греки захватили 7 кораблей, остальным же удалось уйти. На поле битвы пало 6400 персов и всего 192 афинянина, среди них и полемарх Каллимах.

Рассказ Геродота в основных чертах правильно передает ход событий. Вскрывается причина, которая заставила афинян, не дожидаясь нападения персов, самим атаковать неприятеля. Передавая речь, произнесенную Мильтиадом на военном совете, Геродот пишет, что он произносит такие слова: «Если мы не дадим сражения, то я уверен, сильная смута постигнет умы афинян и склонит их на сторону персов; если же мы вступим в бой прежде, чем обнаружится раскол в среде некоторых афинян, то с помощью справедливых богов мы можем выйти из сражения победоносно».

Таким образом, не военные, а чисто политические соображения, и в первую очередь неустойчивость тыла, понудили греков покинуть свои хорошо защищенные позиции и атаковать персов на равнине. Очевидно, персы еще ранее несколько раз, возможно ежедневно, выводили свои войска, построенные в боевой порядок, на равнину, вызывая на бой греков. Мильтиад, по словам Геродота, растянул своих гоплитов, численно уступавших персам, в боевую линию, которая по длине равнялась боевой линии персов; при этом центр оказался значительно ослабленным, но фланги Мильтиад постарался укрепить, придав их рядам наибольшую плотность.

Построившись, греческая фаланга двинулась навстречу персам. Основная масса персидской пехоты, как уже было указано, состояла из лучников, стрелы которых становились действительно опасными лишь на расстоянии около 100 метров. Эти роковые 100 метров Мильтиад, очевидно, заставил пробежать своих гоплитов бегом, чтобы избежать больших потерь и сделать натиск более стремительным.

Почему персы, в то время как афинское войско надвигалось на них, не попытались бросить свою конницу против неприятельских флангов? Некоторые исследователи считали, что конница должна была занимать место на флангах боевой линии; между тем такого рода построение начинает применяться в древности, как правило, в значительно более позднее время — со времен Александра Македонского. В VI-V в. до н. э. в персидском войске, состоявшем из отрядов различных народностей, конница обычно занимала место в боевой линии вперемежку с пехотой той же народности, причем отборные силы конницы во главе с полководцем или даже самим царем находились в центре.

Таково, очевидно, было построение персов и при Марафоне. Геродот указывает, что в центре их стояли собственно персы — именно здесь афиняне первоначально и потерпели неудачу. После того как в упорной битве греческие гоплиты разбили персидские фланги, а вслед за этим та же участь постигла и центр персидского войска, побежденные, по словам Геродота, бросились бежать к кораблям. Между местом боя и персидским лагерем находилось естественное препятствие в виде небольшой речки; возможно, что персы выставили здесь заслон.

Во всяком случае, прошло некоторое время, прежде чем расстроенные боем греки могли это препятствие преодолеть. Этим-то временем и воспользовались персы для того, чтобы погрузиться на корабли, так что, когда греки, наконец прорвались и дело дошло до новой схватки у кораблей, добыча, попавшая в их руки, уже не была значительной.

Можно предполагать, что цифра потерь афинян — 192 человека убитыми, — если прибавить к ним несколько сот раненых, также правильно указана Геродотом; персидские стрелы редко сражали насмерть хорошо защищенных своими доспехами афинских гоплитов. Итак, рассказ Геродота, при некоторых преувеличениях и умолчаниях, порожденных патриотическими чувствами автора, действительно дает верное изображение Марафонской битвы.

Понесенное поражение, однако, не заставило персов тотчас же сложить оружие и отказаться от дальнейших операций. Персидское командование рассчитывало на помощь своих сторонников в Афинах — приверженцев Писистратидов и Алкмеонидов; эти расчеты были далеко не беспочвенны. Геродот указывает даже, что кем-то из предателей на одной из высот был поставлен щит как условный сигнал персам, что в городе было все приготовлено для переворота, причем народная молва упорно обвиняла в этой измене Алкмеонидов.

Во всяком случае, персидский флот, отплыв от Марафона, обогнул мыс Суний и направился прямо к Афинам. Афинские полководцы разгадали план персов; афинское войско немедленно выступило в обратный путь и, двигаясь ускоренным маршем, прибыло в Афины ранее, чем сторонники персов могли осуществить свое предательское намерение. Поэтому, когда персидский флот подошел к афинской гавани Фалерам, город был уже под надежной защитой. Персы не рискнули предпринять высадку и, постояв некоторое время в виду Афин, отплыли в Азию.

MaxBooks.Ru 2007-2015