История Древней Греции

Оборона Фермопил и битва при Артемисии

Союзные силы греков сконцентрировались у Фермопильского прохода, на границе Фессалии и Средней Греции. Высокие горы, отвесно спускаясь почти к самому берегу моря, оставляют здесь лишь узкую дорогу. Решено было защищаться от персов именно в Фермопилах. Однако спартанцы, которые обещали дать сухопутные войска, прислали лишь 300 человек во главе с царем Леонидом.

Ему было поручено командование всем греческим отрядом при Фермопилах, насчитывавшим около 5 тыс. человек. Греческий флот, состоявший из 271 триеры, как только было получено известие, что Ксеркс прибыл в Ферму, вышел в море и расположился у северной оконечности острова Евбеи, близ мыса Артемисия.

Командующим этим флотом был спартанец Еврибиад, но так как афиняне выставили наибольшее количество судов (127), то Фемистокл в сущности играл главную роль в руководстве операциями. У побережья Аттики были оставлены 53 афинские триеры для того, чтобы прикрывать отступление флота в случае неудачи. Персидский флот двинулся навстречу грекам; по пути он сильно пострадал от бури. Персы заняли позицию к северу от греков, в Пегасейском заливе; в то же время сухопутная армия персов почти вплотную подошла к Фермопилам.

Теперь силы враждующих сторон стояли друг против друга на суше и на море; сражение было неизбежно. Однако Ксеркс четыре дня медлил с началом штурма Фермопил: он, очевидно, ожидал выступления флота, которое задерживалось из-за непогоды. Только на пятый день сухопутная армия персов пошла на штурм, одновременно персидские корабли вступили в бой с греческими.

На море сражение растянулось на целых три дня и окончилось, в сущности, безрезультатно. Грекам не удалось отбросить персов и прийти на помощь защитникам Фермопил, но и персы не смогли разгромить греческий флот. На четвертый день персидский флот даже не вышел в море и затем не сделал попытки преследовать отступавшие греческие корабли.

На суше между тем персы яростно штурмовали Фермопильские теснины, но одна атака за другой разбивались о несокрушимую стойкость греческих воинов. Лишь благодаря измене персам удалось найти путь, который вел через горы в обход Фермопильской позиции. Воспользовавшись этим, они появились в тылу у защитников ущелья. После этого дальнейшее сопротивление стало бесполезным.

Леонид приказал союзникам отступать, а сам во главе 300 спартанцев (к ним добровольно примкнул отряд граждан из Феспий) остался прикрывать отступление. По старинному спартанскому закону воин ни при каких условиях не имел права отступать: всеобщее презрение, постыдная кличка «задрожавший», даже лишение политических прав было уделом тех, кто нарушал этот закон. В ожесточенной битве сам Леонид пал, а оставшиеся продолжали сражаться.

Когда сломались копья, спартанские воины дрались мечами, даже голыми руками, пока не пали все. Ценой огромных потерь купили персы эту победу; множество знатных персов, среди них два брата самого царя, нашли здесь смерть. Потрясающее впечатление произвел как на греков, так и на их врагов героический подвиг Леонида и его воинов. На месте сражения впоследствии греками был поставлен памятник с изображением льва и с текстом, составленным поэтом Симонидом, который гласит:

«О чужестранец, поведай спартанцам о нашей кончине;

Честно исполнив закон, здесь мы в могиле лежим».

После падения Фермопил дальнейшее пребывание у Артемисия пострадавшего в бою греческого флота потеряло смысл и сделалось даже опасным; поэтому флот поспешно двинулся через Евбейский залив назад к Аттике. Греческая армия не могла еще и думать о том, чтобы дать бой в открытом поле многочисленному врагу; такое предприятие могло окончиться лишь поражением. Вплоть до Истмийского перешейка не было сильной позиции, пригодной для длительной обороны; на перешейке пелопоннесцы спешно возводили в это время линию укреплений.

Беотия беспрепятственно пропустила персов. Одной из причин, побудивших беотийских аристократов стать на сторону персов, была надежда, что при поддержке персидских войск им удастся легко справиться с народным движением. Впрочем, был и ряд других причин.

Беотия была расположена в той области Средней Греции, куда прежде всего должны были вторгнуться персы, а вражеское нашествие было особенно страшно для беотийцев, бывших по большей части земледельцами. Далее, уже один тот факт, что заклятые враги беотийцев — афиняне возглавляли борьбу с персами, склонил беотийцев стать на сторону персов.

Вся Средняя Греция была открыта для врага, персидская армия двигалась по стране, разрушая и сжигая все на своем пути. Не пострадал лишь богатейший Дельфийский храм: Ксеркс слишком хорошо понимал его значение и ценил его давнишние симпатии к персам. Всем же, кто не желал подчиниться персам, не оставалось другого выхода, как бежать из страны, собрав все, что можно было захватить с собой.

Афины в то время еще не были соединены стенами с Пиреем. В случае осады население города неизбежно было бы обречено на голодную смерть. Афинский народ и афинское правительство в этот критический момент вынуждены были прийти к решению оставить неприятелю и город, и страну.

Еще ранее в Афинах была объявлена всеобщая амнистия и всем, подвергнутым остракизму, было разрешено вернуться на родину. Под руководством ареопага, в порядке, без паники и замешательства, протекала эвакуация населения. Каждый уходящий получал от ареопага небольшое пособие. Мужчины направлялись во флот, старики, женщины и дети с рабами и имуществом были перевезены на Саламин, на Эгину и в Трезену.

Когда персидская конница появилась в виду Афин, город был пуст. Только небольшая кучка фанатиков, решившихся умереть, засела за деревянными стенами акрополя. Персы без труда покончили с ними; город был разрушен и сожжен, вся Аттика подверглась разорению. Персидский флот бросил якорь у афинской гавани Фалер.

MaxBooks.Ru 2007-2015