История Древней Греции

Период после Саламинской битвы

Война далеко еще не была закончена. Персидская сухопутная армия, сильная и многочисленная, продолжала находиться в Аттике, но последствия Саламинской победы сказались немедленно. Ксеркс, обеспокоенный судьбой своей монархии, которой теперь мог угрожать победоносный греческий флот, решил вернуться в Азию. Сдав команду над армией Мардонию, он покинул Грецию. Фемистокл на следующий день после победы выступил на военном совете с предложением послать греческий флот для захвата Геллеспонта: тем самым были бы перерезаны коммуникации персидской армии и парализованы ее действия.

Но пелопоннесцам, которые все еще опасались вторжения персов через Коринфский перешеек, такой план показался чрезмерно рискованным, и он был отвергнут. Единственное, чего удалось добиться Фемистоклу, — это предпринять экспедицию против тех островных полисов, которые, как Андрос, Парос, Наксос, поддерживали персов или соблюдали по отношению к ним нейтралитет. Фемистокл обложил эти острова контрибуцией, собрав таким образом деньги для дальнейшего ведения войны, и установил здесь правительства, дружественные Афинам.

Во всяком случае, персы и после Саламина все еще не считали свое дело окончательно проигранным; они рассчитывали в предстоящей затяжной войне сломить сопротивление греков. Мардоний, принявший после отъезда царя командование персидской армией, отвел свои войска из опустошенной Аттики в плодородную Фессалию, где они и провели зиму 480-479 гг. до н. э. Трудности, стоявшие перед персидским войском, были очень значительны.

Временно покинутую Аттику Мардоний мог, разумеется, в любое время занять вновь, но без содействия флота нечего было и думать о прорыве через укрепленный Коринфский перешеек. Между тем должны были пройти годы, прежде чем можно было бы залечить раны, полученные у Саламина; пока персидский флот мог только прикрывать побережье Азии, прежде всего Ионию, где победа греков могла вызвать новое восстание.

После того как непосредственная опасность, нависшая над Истмом, рассеялась, спартанцы склонились к ранее ими отвергнутому плану Фемистокла и предложили направить весь греческий флот к берегам Азии. На этот раз уже афиняне, после ухода персов начинавшие возвращаться в свою разоренную страну, высказались против этого плана, — слишком рискованным казался он в то время, когда персы в любой момент могли вновь появиться в Аттике. Фемистокл был отстранен от командования, и его место занял Аристид.

В результате греки ограничились полумерой: часть флота осталась у берегов Греции, другая часть, примерно 110 триер, под командой спартанского царя Леотихида направилась к острову Делосу. Занимая такую позицию, этот флот мог в случае необходимости немедленно вернуться в Грецию и в то же время создавал непосредственную угрозу побережью Малой Азии.

Мардонию, во всяком случае, с этой угрозой приходилось считаться. Персидский главнокомандующий решил, прежде чем приступить к военным операциям, постараться отколоть Афины от общеэллинского союза. По поручению Мардония македонский царь Александр, союзник Персии, ранее находившийся в дружественных отношениях с афинянами, направился в Афины и сделал афинскому правительству следующее предложение: Афины получают полную независимость, все разрушения будут восстановлены за счет персов; более того, Ксеркс обязуется присоединить к Афинам любую территорию, какую они пожелают,— все это при условии немедленного заключения военного союза с Персией.

Как ни заманчивы были эти предложения, афинское правительство не согласилось изменить делу общеэллинской обороны; афинским политикам было ясно, что при господстве персов в остальной Греции и на Геллеспонте обещанная «независимость» Афин будет пустым звуком. Миссия Александра закончилась неудачей.

Греческие союзники Мардония советовали ему отправить послов и в другие греческие города к местной знати, чтобы заручиться ее поддержкой, но, по словам Геродота, Мардоний не принял этого совета.

Война, таким образом, продолжалась. Афиняне предприняли попытку использовать завязавшиеся с персами переговоры для того, чтобы оказать давление на Спарту; надо было заставить пелопоннесцев двинуть свои войска в Среднюю Грецию. Но эти попытки не имели успеха — пелопоннесцы под разными предлогами уклонялись от похода, не желая оставлять укрепленный Коринфский перешеек. В конце июня 479 г. до н. э. Мардоний начал наступление и беспрепятственно занял Аттику; афинянам вновь пришлось бежать на Саламин.

В последний раз Мардоний предложил им мир, повторив свои прежние условия; афиняне остались непреклонны. По предложению Аристида в Спарту было направлено чрезвычайное посольство в составе Кимона, сына Мильтиада, Ксантиппа и Миронида с требованием немедленно двинуть войска в наступление; в противном случае афиняне угрожали переходом на сторону персов.

Угроза возымела действие, так как в случае отпадения Афин и афинского флота Спарта была бы беспомощна. В Спарте поняли, что медлить более нельзя. В Пелопоннесе была объявлена мобилизация, и соединенные силы пелопоннесцев под командованием Павсания, опекуна малолетнего спартанского царя, перейдя Истм, двинулись вперед. Мардоний не мог удержаться в опустошенной Аттике.

Он занял позицию, пригодную для действий его конницы, — равнину у отрогов Киферона, близ города Платеи. Пелопоннесское войско, соединившись на Элевсинской равнине с афинянами, последовало за персами.

MaxBooks.Ru 2007-2015