История Древней Греции

Битва при Платеях

Геродот, по обыкновению, преувеличивает силы персидской армии, стоявшие у Платей: по его подсчету, у Мардония было 300 000 человек азиатского войска, около 50 000 человек, выставленных фессалийцами, фиванцами и другими греческими общинами, поддерживавшими персов.

Вряд ли, однако, Мардоний в это время мог располагать более чем 40 000-50 000 воинов, к которым присоединилось несколько тысяч греков; должны были сказаться и потери, неизбежные при длительном походе, и необходимость оставлять сильные гарнизоны в завоеванных землях и вдоль бесконечно растянутых коммуникаций, наконец, то обстоятельство, что часть войск должна была быть выделена для того, чтобы сопровождать Ксеркса.

Цифры, приводимые Геродотом относительно греческого войска, являются более достоверными; он насчитывает точно 38 700 гоплитов, 35 000 илотов и 34 500 прочих легковооруженных — всего, следовательно, около 110 000 воинов. Если даже отбросить произвольно взятое Геродотом число илотов — из расчета по 7 илотов на одного спартанца, — все же можно допустить, что греческое войско насчитывало около 30 000 гоплитов и, вероятно, такое же количество легковооруженных. Конницы у греков по-прежнему не было.

Таким образом, силы обеих сторон, стоявшие у Платей, были приблизительно равны. Преимущество персов заключалось в коннице и большой подвижности их разноплеменных отрядов; это преимущество Мардоний и хотел в полной мере использовать. Он остался на равнине, предоставляя грекам атаковать его и тем поставить себя в невыгодное положение.

Греческий командующий Павсаний, однако, не хуже своего противника умел оценивать обстановку. Расположив свои войска на отрогах Киферона, он не спускался на равнину. В таком положении обе армии много дней стояли друг против друга. Мардоний, впрочем, при помощи своей конницы попытался вызвать врага на бой. Персидские всадники внезапным налетом смяли стоявший на аванпосту отряд мегарцев, но подоспевшие афиняне отбросили персов.

После этого Павсаний несколько продвинулся вперед, заняв позицию на гребне холмов у края равнины; такое продвижение могло побудить наконец врага к сражению, в то же время не лишая греков выгод обороны. Томительное ожидание возобновилось. Среди греков с каждым днем все сильнее слышался ропот.

Правда, Павсанию все еще удавалось крепко держать в руках своих воинов, несмотря на вызывающее поведение и насмешки врагов, но греки сильно страдали от недостатка продовольствия, и, главное, гражданское ополчение стремилось скорее разойтись по домам. Среди афинян вновь подняли голову сторонники персов. В лагере у Платей, как рассказывает Плутарх, аристократы устроили заговор для свержения демократии и для того, чтобы «предать своих варварам». Заговор, правда, был своевременно раскрыт, но все же было ясно, что положение становится угрожающим.

Греческие полководцы решились на смелый маневр: флот, стоявший у острова Делоса, получил приказ двинуться к берегам Азии. Об этом решении, очевидно, сами греки постарались известить Мардония. Теперь персидский главнокомандующий должен был действовать; необходимо было немедленно разгромить греческую армию, чтобы перебросить затем часть сил на защиту Азии. Как раз в это время персидским всадникам удалось засыпать ручей, из которого брали воду спартанцы. Павсаний вынужден был покинуть свою позицию и отступить к Платеям.

Из предосторожности греки начали передвижение ночью, но к рассвету отход еще не был закончен. Мардоний решил, что благоприятный момент настал — нарушив боевую линию, греки двигались отдельными отрядами. Персы перешли через реку Асоп и бросились в атаку. Их отборные части были направлены на основное ядро греческого войска — на спартанцев.

Но здесь с полным блеском проявилась железная дисциплина спартанских гоплитов; осыпаемые градом стрел, они неподвижно стояли на месте. Только когда персы приблизились на небольшое расстояние и стрелы их стали особенно губительны, Павсаний подал сигнал к атаке. Он учел опыт Мильтиада и сумел им воспользоваться. Как и при Марафоне, храбро сражавшиеся персы не могли выдержать страшного удара сомкнутого строя закованных в железо гоплитов.

Мардоний во главе отборного отряда героически сражался с врагами, однако он пал в битве вместе со своими соратниками. Персы бежали. Их коннице, правда, удалось прикрыть отступление. Полководец Артабаз, заменивший Мардония, собрал уцелевшие войска и увел их спешным маршем в Фессалию, а оттуда во Фракию. Укрепленный лагерь персов вместе с неисчислимой добычей попал в руки победителя.

В память платейской победы греки воздвигали на поле битвы алтарь в честь Зевса-Освободителя. Платейцы, храбро сражавшиеся на родной земле, были поставлены под особую защиту всего эллинского союза. Добыча, взятая у персов в битве при Платеях, была использована для сооружения бронзовой колонны в виде трех перевивающихся змей. На колонне стоял золотой треножник и была вырезана надпись с перечислением 31 города, участвовавшего в Платейской битве. На первом месте названы были Спарта, Афины, Коринф.

После победы при Платеях греческое войско двинулось к Фивам, оплоту персидского влияния в Греции. После длительной осады фиванцы были вынуждены сдаться и выдать главарей персофильской партии. Изменников предали казни, а Фивы были исключены из Беотийского союза, во главе которого они ранее стояли. Греция была освобождена, союзная армия разошлась по домам.

MaxBooks.Ru 2007-2015