История Древней Греции

Превращение Делосского союза в морскую державу афинян - страница 2

После расправы над Наксосом, Фасосом, Халкидой и др. собственные военные силы в союзе продолжали сохранять только Лесбос, Хиос и Самос. Все остальные союзники должны были подчиниться Афинам и выплачивать форос. К сожалению, ни один из античных писателей не дает полного перечня городов, входивших в это время в состав союза.

Судя по отдельным их свидетельствам, а также по дошедшим до нас афинским надписям, в союзе находилась большая часть островных и прибрежных греческих городов Эгеиды, а именно: ионийские Киклады и Евбея (сначала за исключением Кариста); ионийские и эолийские города на западном побережье Малой Азии; прилегающие к этому побережью острова до Родоса; большая часть городов на берегах Геллеспонта и Пропонтиды. После походов Кимона в состав союза были также включены карийские и ликийские города малоазийского побережья. Некоторые из них не пожелали входить в союз и оказали сопротивление, но оно было быстро подавлено.

Общее число городов, вошедших в состав союза, таким образом, превысило две с половиной сотни, но цифра эта не была постоянной и колебалась. Так, во время большого восстания союзников, поднятого Самосом в 440-439 гг. до н. э., о котором речь будет ниже, от союза отпали почти все карийские города, но в те же годы ряд мелких городов, не считавшихся ранее самостоятельными, были возведены при раскладке фороса в ранг союзников.

В дальнейшем, как предполагают некоторые ученые на основании надписи, перечисляющей города, платившие Афинам форос в 425-424 г. до н. э., в состав союза вошли и некоторые причерноморские города, составившие особый Причерноморский округ.

Афиняне разделили всю территорию союза сначала на три, а с 443-442 гг. до н. э. на пять податных округов: ионийский, геллеспонтский, фракийский, карийский и островной. Позднее, по-видимому около 437 г. до н. э., ионийский и карийский округа были соединены вместе. Вне этих округов остались только уже упоминавшиеся Самос, Хиос и Лесбос, как государства, продолжавшие сохранять свои собственные вооруженные силы и автономию, не платившие фороса.

Во главе каждого округа были поставлены афинские уполномоченные, так называемые епископы, которые осуществляли общее наблюдение за входившими в состав их округа городами и выплатой ими фороса. Раскладка фороса пересматривалась в сторону повышения или понижения взносов отдельными городами каждые четыре года. Для этой цели афинское народное собрание выбирало особых должностных лиц, по два на каждый округ, на обязанности которых лежало выяснить платежные ресурсы облагаемых форосом городов.

Только некоторым городам, главным образом принадлежавшим к фракийскому округу, в виде особой привилегии было позже предоставлено право самостоятельной раскладки фороса, но таких городов насчитывалось не больше одиннадцати.

Окончательно раскладка фороса на четыре года утверждалась в Афинах в законодательном порядке особым судом, состоявшим из 501 гражданина-присяжного (в особых случаях — 1501 присяжного). На заседаниях этого суда представители союзных городов могли выступать со своими жалобами и пожеланиями, но от усмотрения афинских присяжных — от результата их голосования — целиком зависело, принимались ли эти жалобы и пожелания во внимание.

После утверждения раскладки союзные города были обязаны ежегодно в марте, к празднику больших Дионисий, вносить соответствующую часть наложенного на них фороса. Небольшие города, расположенные поблизости друг от друга, вступали для совместной выплаты фороса в особые объединения — синтелии. Собранные со всех членов синтелии средства вносились возглавлявшим ее городом в союзную казну.

Еще в 454-453 гг. эта казна, после постигшего афинян в Египте поражения, была перенесена в Афины под тем предлогом, что держать ее на острове Делосе стало небезопасным. Перенесение казны с Делоса в Афины явилось своего рода вехой на пути перерастания союза в Афинскую державу. Как о том свидетельствуют сохранившиеся фрагменты афинских надписей этого времени, 1/60 от общей суммы ежегодных взносов союзников стала отчисляться афинянами в так называемую священную казну богини Афины.

Эта казна представляла собой своего рода резервный фонд Афинского государства. В тех случаях, когда по решению афинского народного собрания из казны богини Афины производились ассигнования на покрытие каких-либо государственных нужд, они считались займами и подлежали возврату вместе с начисленными на них процентами. «Долги богине Афине» и проценты по ним афиняне также погашали за счет собираемых с союзников денег. Вскоре афиняне стали распоряжаться и остальной частью этих денег, как своими собственными.

До нас дошли отголоски острой полемики, разгоревшейся в афинском народном собрании при обсуждении вопроса об использовании получаемых с союзников денег. Когда Перикл стал тратить эти средства не только на военные нужды, но и на возведение в Афинах храмов и установку статуй — работы эти давали заработок многим малоимущим афинским гражданам, — его противники из олигархического лагеря стали упрекать его в деспотическом отношении к союзникам.

«Афинский народ, — кричали они, — теряет уважение эллинов... вся Эллада считает, что над ней совершают прямое насилие и распоряжаются деспотически... эллины видят, что средства, насильственно получаемые с них для ведения войны, мы тратим на то, чтобы наш город, подобно развратной бабенке, мог раззолотить и разубрать себя, надеть на себя дорогие камни, статуи и храмы, стоящие тысячи талантов».

На эти обвинения Перикл отвечал в том смысле, что деньги принадлежат не тому, кто их платит, а тому, кто их получает, и «афиняне не обязаны давать своим союзникам отчет в израсходовании денег, поскольку они сражаются за них и отражают нападения врагов».

Победила в этом споре точка зрения Перикла и его единомышленников. Взносы союзников, таким образом, стали составной частью афинского государственного бюджета, и афиняне строго следили за их неукоснительным поступлением. Города, опаздывавшие с выплатой своих взносов, облагались штрафом в виде процентной надбавки к причитающейся с них сумме фороса. Для взыскания недоимок в союзные города направлялись особые сборщики. Нередко этих сборщиков сопровождали эскадры под командованием одного или нескольких стратегов, и афиняне обрушивали на голову неисправных плательщиков суровые репрессии.

После так называемого Каллиева мира 449 г., когда война против персов, ради которой был создан союз, прекратилась, дальнейшее существование этого объединения в глазах многих союзников перестало себя оправдывать. Однако афиняне не только не уменьшили, но, напротив, повысили свои требования к союзникам. Помимо выплаты фороса союзные города должны были участвовать во всех тех войнах, какие вели Афины, оказывать им всемерную помощь, безропотно подчиняться их политическому контролю.

MaxBooks.Ru 2007-2015