История Древней Греции

Возникновение и развитие государства на Крите - страница 4

Данные античной традиции более позднего времени также не дают оснований заключить о владычестве критян над всей Элладой. И Геродот, и Фукидид говорят о подчинении Криту только Киклад и Аттики.

В современной западноевропейской науке распространена другая точка зрения. Уэс и другие ученые отрицают политическую зависимость материковой Греции от Крита в XVII-XIII вв. до н. э. Они указывают на значительные отличия микенской культуры от критской и прослеживают большое влияние самой Эллады на Крит в эту эпоху. В качестве одного из доводов выдвигается установленный факт вытеснения критских товаров микенскими из стран, ранее оживленно торговавших с Критом.

Еще более смелые выводы были сделаны западноевропейскими учеными из того факта, что относящиеся к середине II тысячелетия до к. э. памятники греческой письменности (документы, написанные так называемым линейным письмом Б) были найдены на Крите в одном только Кноссе в слоях, датируемых приблизительно 1450-1400 гг. до н. э. То обстоятельство, что документы линейного письма Б не обнаружены в остальных городах и поселениях Крита, эти ученые объясняют исключительно подчиненностью Кносса микенским правителям и превращают Кносс чуть ли не в колонию ахейского Пелопоннеса. Такая точка зрения также не может быть оправдана.

Находку документов, написанных линейным письмом Б, только в Кноссе можно объяснить сосредоточением на несколько десятилетий всех торговых связей с Пелопоннесом в руках кносских царей. Если принять во внимание, сколь сильна была централизация Крита под властью Кносса в XVI-XV вв. до н. э., то можно понять такое монопольное положение Кносского дворца в сношениях с материковыми ахейцами.

О подчинении Кносса ахейцам в середине XV в. до н. э. трудно предполагать еще и потому, что археологические источники не представляют никаких доказательств завоевания дворца в это время. Ахейский период в истории Крита начинается, как справедливо отметил академик В. В. Струве, лишь с конца XV в. до н. э., когда были разрушены дворцы Кносса и Феста. Интенсивные торговые связи между странами вообще нельзя рассматривать как доказательство политического господства и влияния одной культуры на другую.

Связи Крита с материковой Грецией не ограничивались только вывозом предметов роскоши. Для критских ремесленников было важно получать отдельные виды сырья из Греции. Так, например, из Лаконики критяне вывозили превосходный базальт, обрабатывавшийся в кносских камнерезных мастерских. Критские купцы торговали не только своими товарами, но и вели посредническую торговлю. На их судах, вероятно, попадали в Грецию многие предметы из Египта и Сирии. Большую роль в торговле Эллады с Юго-Восточным Средиземноморьем критяне играли только до XV в., когда их начали оттеснять ахейцы.

Торговля Крита со странами Западного Средиземноморья засвидетельствована в сравнительно позднее время — уже в середине II тысячелетия до н. э. Вероятно, критские купцы доплывали и до Испании, богатой серебром и оловом.

Раскопки, производимые в Малой Азии и Сирии, указывают на длительные связи населения этих стран с Эгейским бассейном — с Критом, а позже с Пелопоннесом. Интенсивные сношения Крита с Кипром засвидетельствованы находимыми на Кипре в большом количестве критскими и микенскими изделиями. Торговля велась также с Малой Азией — с Троей, государством хеттов и другими областями. Наиболее интенсивные сношения имели место в первой половине II тысячелетия до н. э.

Очень интересны данные о связях Крита с царством Угарит, существовавшим на побережье Северной Сирии с конца III до середины II тысячелетия до н. э. В Угарите были найдены многочисленные изделия критских мастеров, причем анализ произведений угаритских художников II тысячелетия до н. э. ясно указывает на использование ими мотивов критского искусства в росписях, в формах сосудов и т. д.

Даже в архитектуре погребальных сооружений XVIII-XVII вв. до н. э. можно заметить следы критского влияния. Столь глубокое влияние критской культуры нельзя объяснить одними торговыми связями. Вероятно, в Сирии, и как полагают, в Египте существовали поселения критских ремесленников и мастеров, возникшие в эпоху наибольшего расцвета торговли Крита.

Критские изделия проникали вглубь страны, достигая даже среднего течения Евфрата, как свидетельствует мотив спирального орнамента в росписях дворца в Мари. На самом Крите были найдены вавилонские цилиндры эпохи царя Хаммурапи (XVIII в. до н. э.). Эти данные, несомненно явились результатом длительных сношений Крита со странами Передней Азии.

Однако в период упадка могущества Крита, в XVII — первой половине XVI в. до н. э., торговля его с Сирией прерывается.

Важное место во внешней политике Крита во II тысячелетии до н. э. должен был занимать его могущественный южный сосед Египет. Экономические и культурные связи обоих государств засвидетельствованы многочисленными источниками — находками египетских вещей на Крите и критских изделий в Египте. Особенно значительными эти взаимоотношения стали, начиная с эпохи правления XII династии (около 2000-1740 гг. до н. э.). При фараонах этой династии египтяне широко ввозили критские товары — художественные сосуды стиля «камарес» были найдены в слоях этого времени в Фаюмском оазисе (Средний Египет), а при Аменемхете III (1849-1801 гг. до н. э.) в Верхнем Египте, недалеко от Луксора, был закопан клад драгоценных критских вещей, содержавший 1 золотой и 150 серебряных сосудов и т. д. (клад из Тода).

Усиление могущества Крита к середине II тысячелетия до н. э. сказалось и на его отношениях с Египтом. При фараоне Тутмосе III (1503-1491 гг. до н. э.) египтяне особенно гордились мирными сношениями с князьями Кефти (так по-египетски назывался Крит). Прибытие послов с Крита было запечатлено на фресках, украшавших гробницу Рехмира, крупного чиновника при Тутмосе III, а сам Тутмос III в победном гимне о милостях к нему бога Амона говорит: «Кефти и Кипр в страхе». По-видимому, критские цари не всегда относились дружественно к Египту и установление более мирных отношений рассматривалось египтянами как значительная дипломатическая победа. Следует отметить, что Тутмос III не решается утверждать о подчинении Кефти, он указывает только, что они «в страхе».

Некоторые ученые на основании этих текстов и фресок в гробницах говорят о политическом подчинении Крита Египту в начале XV в. до н. э. Но эти данные совершенно недостаточны для подобных выводов. Сравнение военных сил Египта и критского морского государства делает подобное предположение еще более невероятным.

Египет не имел значительного морского флота.

MaxBooks.Ru 2007-2015