История Древней Греции

Погребальные сооружения Микен

Поселение на микенском холме, по-видимому, возникает с начала II тысячелетия до н. э.: керамики более раннего времени здесь найдено не было.

Трудно сказать, что представляло собой первоначально это поселение и обладало ли оно оборонительными стенами в первые века своего существования. Микенская крепость, так называемый дворец и другие наиболее древние памятники микенского строительства восходят к концу XV и к XIV в. до н. э.

На западном склоне микенского холма, в пределах позднейших микенских укреплений, но, очевидно, за чертой древнейшего поселения и его стен, если таковые вообще существовали, Шлиманом было раскрыто шесть погребений конца XVII — первой половины XVI в. до н. э., так называемые шахтовые гробницы. Они представляют собой высеченные в скале погребальные склепы, имеющие форму прямоугольных колодцев. Долгое время шахтовые гробницы считались древнейшими сооружениями микенской эпохи.

Однако в 1951-1955 гг. в Микенах, на площадке, огороженной круглой стеной циклопической кладки (диаметр круга 28 м), было обнаружено и раскопано еще 24 погребения, датируемые XVII-XVI вв. до н. э. По своему типу эти гробницы весьма близки шахтовым гробницам, раскрытым Шлиманом. Каждая из них представляет собой глубокую прямоугольной формы выемку в скальном грунте. Сверху гробницы были закрыты каменными плитами, укрепленными на балках, и засыпаны землей. При каждом новом погребении могила раскапывалась, сверху опускали нового покойника, останки умершего прежде обычно отодвигались в сторону, чтобы дать место вновь усопшему, после чего могила снова засыпалась.

В насыпях над гробницами были обнаружены гладкие и покрытые спиральным орнаментом и рельефами стелы, своим числом и положением совпадающие с числом и местоположением погребенных. Некоторые гробницы содержат по одному скелету, другие — до четырех. Стелы над мужскими погребениями в середине окруженного спиральным орнаментом пространства содержали изображения самих умерших с оружием и на колесницах.

К сожалению, большая часть этих стел очень повреждена, сохранились только фрагменты. На сохранившейся полностью стеле изображена охота на быков, на другой — разбитой на несколько кусков — в обрамлении из спиралей представлена сцена единоборства, по бокам — два вздыбленных льва, т. е. мотив, близкий к рельефу на львиных воротах.

В большинстве шахтовых гробниц погребальный инвентарь отличается относительной скромностью. Зато другие по количеству обнаруженных в них ценностей не могут идти в сравнение ни с одним из погребений, раскрытых на территории античной Греции. В виде примера можно указать хотя бы на одну из гробниц, вскрытых еще Шлиманом (третью), где было найдено до 870 по большей части сделанных из золота предметов, в том числе диадемы, цепочки, золотые и серебряные чаши, покрытые рельефами, толстые орнаментированные пластины от ларцов, прекрасной работы мечи и кинжалы, перстни, изделия из слоновой кости, стекла, фаянса, горного хрусталя, алебастровая ваза, многочисленные подвески и золотые бляшки в форме древесных листьев, цветов, бабочек, сфинксов и морских животных, драгоценные камни и т. п. Среди находок в большом количестве представлена и разнообразная керамика, часто в виде сосудов, содержавших пищу для умерших, — свидетельство развитого погребального культа.

Подавляющее большинство найденных вещей из металла по стилю и технике весьма близки критским. Влияние Крита на микенскую культуру в данном случае не может возбудить никаких сомнений. О многих драгоценностях и металлических сосудах нельзя с точностью сказать, сделаны ли они в Арголиде или вывезены с Крита, настолько сходны они с критскими изделиями. Таков, например, прекрасной работы ритон (сосуд для питья) в форме головы быка с золотыми рогами, исполненный в лучшей манере критских мастеров эпохи расцвета критского искусства. Некоторая часть этих вещей безусловно привозная. Сюда относятся прежде всего предметы из такого материала, которого нет в Арголиде: изделия из слоновой кости, драгоценные камни, вывезенные с севера, яйцо страуса и т. п. Сюда же относятся и вещи с выгравированными на них именами египетских фараонов Нового царства.

Среди многих предметов, по всем признакам сделанных в микенских поселениях, местную работу можно распознать большей частью по сюжетам изображений. В отличие от Крита здесь преобладают мотивы войны и охоты, использовавшиеся даже на женских украшениях. Таковы, например, два золотых кольца из четвертой гробницы, раскрытой Шлиманом. На одном изображении воин, сражающийся с двумя наступающими на него врагами, на другом — сцена охоты: охотник стоит на боевой колеснице и натягивает лук, чтобы попасть в оленя. Трактовка одежды и вооружения на этих изображениях совсем не критские, хотя в техническом отношении гравировка выполнена в лучшей критской манере.

Еще более характерна в этом отношении сцена штурма крепости на серебряной вазе из того же погребения. Крит вообще не знает крепостей изображенного типа. Скорее всего, этот сюжет отражает поход микенского царя на побережье Малой Азии, хотя техника работы на вазе остается критской. В других случаях подражания критской технике и стилю менее удачны или представляют сознательное уклонение от критских образцов. Об этом свидетельствуют мелкие золотые украшения в форме фигур животных, сделанные не в критской манере, и изображения схваток между зверями на пластинках от ларцов. Таким образом, микенская самобытность не иссякает под мощным напором критской культуры. Она проявляется не только в предпочтении военных и охотничьих сюжетов, но сказывается и в полном отсутствии столь излюбленных на Крите изображений сцен культа и дворцовой жизни.

Весьма своеобразно оружие, представленное большим количеством находок хорошей работы с богатым орнаментом. Техника здесь также близка к критской, но формы микенских мечей и кинжалов — другие, и размером они больше. Низкорослые кони, запряженные в военные колесницы, на микенских изображениях также не похожи на лошадей критских памятников более позднего времени.

Особенно ясно выступают самобытные черты ранней микенской культуры в группе вещей местного стиля и техники. Сюда, прежде всего, относятся найденные в мужских погребениях шесть масок с портретными чертами; лица умерших сделаны из золота и электрона. Сходная маска из электрона, но несколько более грубой работы, была найдена в 1952 г. при раскрытии в Микенах так называемого шахтового погребения «Г». Эти находки вообще должны быть признаны уникальными, поскольку ни на Крите, ни вообще где бы то ни было в эгейском мире, ничего подобного до сих пор обнаружено не было.

Техника изготовления этих масок также вполне самостоятельна. Столь же своеобразными чертами отличаются и большие рельефные изображения вооруженных воинов на стелах. Сравнение с Критом здесь вообще невозможно, поскольку до настоящего времени там не обнаружено ни одного монументального пластического произведения, исполненного в камне.

Среди местных керамических находок имеется только один глиняный сосуд, выдержанный в критском стиле. Все остальные сосуды представляют собой малоудачные подражания критским образцам или же посуду местного стиля, наглядно свидетельствующую о том, что старая среднеэлладская традиция здесь устояла против иноземного влияния и продолжала свое развитие.

MaxBooks.Ru 2007-2015