История Древней Греции

Роль родовой организации

Родоплеменной характер социального строя гомеровской Греции сказывается во всех областях общественной жизни. Так, например, человек, утративший по каким-либо причинам связь со своей родовой организацией и вынужденный искать пристанища на чужой стороне, оказывался на положении всеми презираемого безродного скитальца. Оскорбленный Агамемноном, Ахилл говорит ему:

Сердце мое раздирается гневом, лишь вспомню о том я,

Как обесчестил меня перед целым народом ахейским

Царь Агамемнон, как будто бы был я скиталец презренный!

С другой стороны, самый факт появления таких стоящих вне рода «скитальцев» свидетельствует о начале социальной дифференциации, о возникновении наряду с родовыми новых общественных отношений.

Защиту интересов своих сочленов перед «внешним миром» осуществляет фратрия. Никаких других органов, выполняющих ту же функцию в более широких пределах, выходящих за грани родовой организации, гомеровская Греция не знает. Поэтому «метанаст» (так в поэмах называются люди, порвавшие со своим родом и фратрией) оказывается лишенным общественной защиты, и всякий может безнаказанно посягнуть на его жизнь, честь и имущество.

Но и жизнь человека, сохранявшего связь с родовой организацией, защищалась прежде всего не общественными органами, а его ближайшими родственниками, мстившими убийце по принципу «кровь за кровь». В последней песне «Одиссеи» родичи убитых Одиссеем женихов, «облачившись в крепкие, медноблестящие брони», собрались за городом, чтобы общими силами расправиться с убийцей. Один из них, Евпейт, обратился к взволнованным происшествием жителям Итаки со следующим призывом отомстить Одиссею:

Братья, молю вас — пока из Итаки не скрылся он в Пилос или не спасся в Элиду, священную землю элеян — Выйти со мной на губителя; иначе стыд нас покроет; Мы о себе и потомству оставим поносную память, Если за ближних своих, за родных сыновей их убийцам Здесь не отмстим...

Таким образом, инициатива мести принадлежала прямым кровным родственникам, и только потом уже, по их призыву, за убитого вступались его соплеменники. Естественно, что убийца, опасаясь мести со стороны членов филы или фратрии, часто предпочитал покинуть свою родину. Наряду с кровной местью у Гомера встречаются упоминания и о выкупе, выплачиваемом убийцей родственникам убитого.

Спор из-за выкупа описан в одной из сцен, изображенных на щите Ахилла. Упоминания и о выкупе, и об обычае родовой мести позволяют предполагать, что оба эти института существовали одновременно. Это раскрывает одну из типичных черт гомеровской эпохи: ее переходный характер. Конечно, во многих случаях упоминания о чрезвычайно еще примитивных формах социальных взаимоотношений наряду с гораздо более сложными и развитыми должны рассматриваться как результат разновременных напластований — плод длительного образования обеих поэм, но в других случаях эти их особенности, несомненно, отражают реальные исторические черты описываемого времени.

MaxBooks.Ru 2007-2017