История Древней Греции

Дорийское вторжение и возникновение Спартанского государства

Возникновение Спартанского государства, как уже говорилось, тесно связано с передвижением дорийских племен. Данные развития греческого языка показывают, что ахейцы были наиболее древним и широко расселившимся греческим племенем. В Пелопоннесе, в частности на территории позднейшего Спартанского государства, до его возникновения говорили на ахейском языке, родственном ионийскому. Захватившие Пелопоннес дорийские племена частью уничтожили местное ахейское население, частью его поработили, частью с ним ассимилировались.

Сведения, какими мы располагаем у античных авторов о возникновении Спартанского государства, как уже указывалось, исключительно скудны и отрывочны.

Наиболее ценные данные сообщает Геродот. Он приводит длинный поименный список спартанских царей, начиная от их мифического предка — полубога Геракла и его сына Гилла и вплоть до своего времени (V в. до н. э.). Есть основания думать, что часть этого списка спартанских царей от V до VIII-IX вв. до н. э. основывалась на более или менее достоверном историческом предании. Этот список дает некоторую возможность установить последовательность отдельных событий спартанской истории.

При этом необходимо пользоваться сведениями и из других, позднейших греческих историков, поскольку они могли передавать исторические предания, не включенные Геродотом в свой труд. Так, например, историк второй половины IV в. до н. э. Эфор, давший в своей «Всемирной истории» первую связную, но, конечно, легендарную историю древнейшей Спарты, сообщает, что доряне первоначально укрепились в верхней части долины Еврота, в округе, позднее называвшемся Айгитис. На основании этого сообщения можно составить общее представление о направлении передвижения вторгшихся в Лаконику дорян; очевидно, это передвижение осуществлялось с севера на юг.

Передвигаясь значительной массой, доря-не постепенно захватывали долину Еврота — Лаконику и прилегавшие к ней с востока территории. Судя по разбросанным в античной литературе данным, продвижение это не сопровождалось поголовным порабощением местного населения. Об этом же говорит и подтверждаемый археологическим материалом факт возникновения самого политического центра Спарты только в IX в. до н. э., тогда как дорийское вторжение в Пелопоннес началось по крайней мере в VIII в.

Геродот и Фукидид, сообщающие наиболее достоверные данные о Спарте, пишут о длительном периоде внутренней и внешней борьбы, сопровождавшей захват дорянами Лаконики. Согласно Фукидиду, от вторжения дорян в Пелопоннес и до образования прочного государственного строя в Спарте прошло не менее 100 лет. Именно в ходе этой длительной борьбы в Лаконике совершился переход к классовому обществу и сформировался аппарат господствующего класса — Спартанское государство.

В IX в. до н. э. дорийские завоеватели, уже контролировавшие всю территорию Лаконики, сосредоточились в стратегически удобном месте долины Еврота и осели здесь пятью поселениями. Эти поселения, именовавшиеся «деревнями», и образовали главный центр, получивший название Спарта.

В таком типичном для Эллады возникновении политического центра ясно сказывалась прочность патриархально-родовых устоев в общественно-политической жизни дорийских завоевателей.

Осев в Спарте, доряне, делившиеся ранее на три родовые филы — Памфилов, Гиллеев и Диманов, дополнительно разделились на пять групп, получивших топографические названия Питаны, Мессой, Димны, Киносура, Лимны. В тесной связи с этим подразделением находилось и распределение территории Лаконики по округам (обам); число этих об и их организация неизвестны. Это новое деление основывалось уже не на родовых отношениях, а было определено нуждами военно-политической организации, порабощением земледельческого ахейского населения и возникновением государства.

Дорийское вторжение должно было резко обострить дальнейшее развитие процесса социальной дифференциации в ахейском обществе. Весьма вероятно, что ахейская знать частично вошла в состав вновь образовавшегося господствующего класса дорийских завоевателей. Геродот, хорошо знакомый с историческими преданиями, рассказывает, как спартанский царь Клеомен I на вопрос о том, кто он, ответил жрице богини Афины, что он ахеец, а не дорянин. Следовательно, для Геродота одна из двух династий спартанских царей была ахейского происхождения.

В другом месте Геродот подробно излагает предание о миниях, которые переселились с острова Лемноса в Лаконику и вошли в состав спартанского гражданства. Это событие вызвало в дальнейшем в Спарте социально-политическую борьбу, закончившуюся выселением побежденных на остров Феру. Сопоставляя рассказ Геродота с данными Павсания, можно прийти к выводу, что рассматриваемые события происходили за восемь поколений до первой Мессенской войны, т. е. в конце XI в. до н. э. Можно думать, что предание о миниях характеризует древнейший период борьбы дорян за овладение Лаконикой.

Смешанное происхождение господствующего в Спарте класса, таким образом, осознавалось еще во времена Геродота. Историческая достоверность этого сообщения Геродота в известной мере подтверждается упомянутыми данными Павсания, а также двумя архаическими надписями с острова Феры.

Не менее существен вопрос, когда, при каких обстоятельствах и в какой форме произошло порабощение широких слоев населения Лаконики господствующим классом. Своеобразие положения илотов интересовало и древнегреческих историков. Судя по их данным, в частности данным Эфора, первоначально илоты порабощены не были. Начало порабощению илотов положил царь Агис, принадлежавший ко второму по счету поколению после вторжения дорян в Лаконику. По данным других историков, илоты были порабощены при третьем поколении царей.

MaxBooks.Ru 2007-2015