История Древней Греции

Дорийское вторжение и возникновение Спартанского государства - страница 3

Верховным органом Спартанского государства было народное собрание — апелла, — состоявшее из всех полноправных спартиатов, достигших совершеннолетия. Фактически роль апеллы в политической жизни Спарты была невелика, так как она не располагала законодательной инициативой. Выступали на этом собрании только басилеи и высшие должностные лица. Собравшиеся реагировали на выступления выкриками. Большинство признавалось за той стороной, которая кричала громче. Даже Аристотель, весьма симпатизировавший государственному строю Спарты, называл такой способ ведения народного собрания «детским».

Следует думать, что апелла в IX-VIII вв. до н. э. вряд ли являлась более совершенным и развитым политическим органом, чем во времена Аристотеля. Однако весьма вероятно, что в период становления Спартанского государства апелла играла значительно большую политическую роль, чем впоследствии.

Особенностью спартанского государственного строя было существование коллегии пяти эфоров.

Позднейшие греческие историки больше всего колебались в оценке этого органа и в определении времени его происхождения. Одни из них рассматривали его как основной устой спартанского строя, другие, наоборот, считали введение коллегии эфоров позднейшим добавлением к ранее сложившейся государственной организации.

При этом, по мнению одних авторов, коллегия эфоров являлась органом, спасительным для государства, тогда как другие рассматривали ее как учреждение вредное и несоответствующее основным принципам спартанского строя. Эта дискуссия в античной исторической и политической литературе носила отнюдь не академический характер, но была порождена острой борьбой между сторонниками олигархии и демократии в Греции IV-III вв. до н. э.

Уже одно это отношение к эфорату позволяет думать, что он играл очень существенную роль в политической жизни Спарты. Однако эфорат, по-видимому, не сразу приобрел влияние в Спартанском государстве. В древнейших спартанских исторических преданиях на первом плане выступают не эфоры, а басилеи. Эфорат, очевидно, возник как орган представителей пяти «деревень» — поселений, на которые делилась Спарта.

В дальнейшем коллегия эфоров была в достаточной мере независимой и от герусии, и от басилеев. Больше того, эфоры даже формально были противопоставлены этим властям: при вступлении в должность они заключали своего рода договор с басилеями, гарантируя им власть, если они будут соблюдать законы.

На эту особенность спартанской государственной организации, придававшей ей черты известной двойственности, обратил внимание еще Аристотель. В своей «Политике» он пишет: «...царская власть там была поделена между двумя лицами... Феопомп сократил в свою очередь прерогативы царской власти различными мерами, в том числе учреждением эфории».

Таким образом, коллегия эфоров являлась одним из основных органов Спартанского государства. Наряду с функциями контроля главная задача эфората заключалась в том, чтобы держать в подчинении спартанской общины подвластную ей массу илотов и неполноправных периойков. С этой целью в Спарте практиковались такие меры, как регулярное объявление криптий, во время которых спартанские воины расходились по сельским местностям и ночью совершали нападения на илотские поселения, где, по выражению одного из древних писателей, они «убивали самых сильных из них».

Такими зверскими методами Спартанское государство стремилось предотвратить восстания илотов. Тем не менее, эти восстания постоянно вспыхивали, иногда разрастаясь до таких размеров, что спартанская община без помощи других пелопоннесских городов, своих союзников, была не в состоянии их подавить.

Небольшая община спартиатов разрешала задачу господства над подавляющим большинством лаконского населения (над бесправными илотами и неполноправными периойками) ценой постоянного военного напряжения, постоянной военной готовности граждан. Это обстоятельство наложило свой отпечаток на весь быт спартанской общины, особенностью которого был его ярко выраженный военный характер.

Военный характер спартанского господства способствовал сохранению в среде спартиатов пережитков доклассовых отношений. Таким пережитком была значительная обобществленность быта спартиатов, связанная с их полным устранением от хозяйственной деятельности и со столь же полным превращением их в военный господствующий класс.

Таким образом, к VIII в. до н. э. на базе весьма примитивных форм эксплуатации порабощенного земледельческого населения сформировалось спартанское рабовладельческое государство. Политический строй этого государства во многих отношениях, как мы видим, был достаточно примитивен. В основе его лежало, с одной стороны, использование в целях классового господства ряда институтов, возникших еще в пору разложения первобытнообщинного строя. Органы, возникшие позднее, например эфорат, явились порождением уже новых условий и с родовым строем связаны не были.

MaxBooks.Ru 2007-2015