История Древней Греции

Беотийский союз

Политическая жизнь Беотии характеризуется давним возникновением там союза беотийских полисов, главенствующую роль в котором играли Фивы — самый крупный беотийский город. Фукидид устами фиванцев так характеризует государственный строй Фив в начале греко-персидских войн: «У нас в то время государственное устройство не было ни олигархией, опирающейся на законы, одинаковые для всех, ни демократией. Власть в государстве находилась в руках немногих лиц, что более всего противно законам и разумному государственному строю, а ближе всего стоит к тирании».

Впрочем, как мы знаем из Геродота, эта власть в начале греко-персидских войн уже встречала организованное сопротивление. Это объяснялось не столько социально-экономическими противоречиями в самой Беотии, сколько внешними неудачами Беотийского союза.

Существование Беотийского союза уже в VI в. до н. э. является важным фактором в истории Греции вообще. В Беотии существовала амфиктиония, т. е. союз соседних полисов для защиты общих святилищ, группировавшийся сначала вокруг храма Посейдона, затем вокруг храма Афины Итонии. Основными функциями этой амфиктионии была забота о беотийских святилищах, о происходивших там празднествах, бывших в то же время ярмарками, где могли без страха встречаться торговцы из различных частей Беотии, где, наконец, происходило решение споров (в особенности споров о границах) между отдельными беотийскими полисами.

Органы амфиктионии обладали карательными функциями в отношении членов, захватывающих территорию храма, нарушающих безопасность священнодействия и тем самым свободу торговли или вообще не подчиняющихся решению совета амфиктионов. Все они в течение долгого времени оставались главными функциями Беотийского союза и его органов, которые наряду с этим имели еще и другие обязанности.

Плодородная почва Беотии была предметом постоянных вожделений соседей, и Беотия подвергалась нападениям со всех сторон. Вероятно, уже в первой половине VI в. до н. э. северные соседи Беотии фессалийцы пытались подчинить ее себе и вторглись в Беотию, но в происшедшей битве были разбиты наголову. В то же время Беотийскому союзу пришлось выдержать трудную и длительную борьбу с Орхоменом, бывшим в то время одним из могущественных государств Средней Греции, обладавшим также плодородными землями и сильным войском.

Беотийскому союзу удалось отобрать у Орхомена один за другим принадлежавшие ему города, и в начале VI в. до н. э. Орхомен был вынужден, выговорив себе известные привилегии, присоединиться к Беотийскому союзу. Менее удачной была длительная борьба с южным соседом — Афинами. Беотийцы лишились сначала города Элевфер со старинным святилищем Диониса, а затем и всей области к югу от реки Асопа с городом Платеями во главе, а также приморского города Оропа.

Ведение всех этих войн возможно было только при наличии единой армии, сильного руководства и возможности принудительно требовать от членов союза выставления контингентов в союзное войско. Эти широкие задачи и полномочия, чуждые обычным амфиктиониям, обусловили превращение Беотийского союза полисов в древнейшее союзное государство, уже в значительной степени централизованное.

Самым сильным членом союза были Фивы, они, естественно, играли руководящую роль на войне; это сделало их и политическим руководителем союза, повело к их финансовой гегемонии, а вместе с тем и к ущемлению независимости малых полисов. Однако в Беотии не произошло синойкизма по образцу Афин, не возникло единое централизованное Фиванское государство. Отчасти это объясняется относительной отсталостью Беотии, отчасти же тем, что амфиктиония препятствовала Фивам установить свою гегемонию над остальными городами, входившими в состав Беотийского союза.

Все члены Беотийского союза были обязаны выставлять свои контингенты в союзное войско. Численность этих контингентов устанавливалась органами союза по особой разверстке, соответственно силам каждого полиса. Принадлежность к союзу не являлась уже добровольным делом каждого его члена: за нарушение воинского долга, а тем более за отпадение от союза органы союза сурово карали, отбирая территории, выселяя жителей и т. д. Так как общесоюзных земель не существовало, отобранные земли становились территорией Фив, которые благодаря этому делались все более могущественными.

Право сношений с небеотийскими полисами также было отнято у отдельных беотийских государств, и вся международная политика была сосредоточена в руках союза. Право чеканки монеты отдельные беотийские государства сохранили до времени греко-персидских войн, но они обязаны были помещать на своих монетах общебеотийский герб — щит богини Афины Итонии; только Орхомен сохранил право чеканить монету с собственным гербом — хлебным колосом.

До греко-персидских войн каждое беотийское государство сохраняло свои установления: во главе большинства государств был архонт; во главе Феспий стояла старинная аристократическая коллегия из семи демухов или басилеев, выбиравшихся из нескольких знатных родов; во главе Оропа стоял жрец бога Амфиарая. Только после 446 г. государственный строй отдельных беотийских полисов подвергся принудительной нивелировке.

Организация общественных учреждений стала известна довольно подробно из обрывка трактата неизвестного автора, за которым утвердилось название Оксиринхского. В этом отрывке описан строй, существовавший в Беотии с 446 г. Есть все основания предполагать, что конституция 446 г. в основном была восстановлением конституции, действовавшей до греко-персидских войн. Сущность ее такова: во главе стояли беотархи — правительство союза. Их было (по крайней мере с 446 г.) одиннадцать; более значительные члены союза выбирали по два беотарха; выборы производились раз в три года.

Наряду с беотархами функционировал союзный совет; каждое беотийское государство выбирало по 60 депутатов на одного беотарха и оплачивало расходы на содержание этих депутатов. По такому же принципу составлялся и союзный суд, а также войско (1000 гоплитов и 100 всадников на каждого беотарха).

Знать, стоявшая в конце VI в. во главе Фив, не только притесняла народные массы города, но угнетала и другие беотийские полисы. Это вызвало отпадение Элевфер и Платей и переход их на сторону Афин. Спартанский третейский суд, разбиравший этот конфликт, признал независимость Платей от союза, так как Спарта старалась препятствовать всякому объединению. Политика Фив вызывала в Беотии сильную оппозицию против господства фиванской знати, побудившую последнюю искать поддержки даже у персов. Таково было положение в Беотии к началу V в. до н. э.

MaxBooks.Ru 2007-2015