История Древней Греции

Колонизация южного и западного noбepeжий Черного моря - страница 2

Примерно в это же время, по-видимому, на берегу довольно удобной бухты возник город Томы. На этом колонизаторская деятельность Милета в Западном Причерноморье заканчивается. Она развивалась, таким образом, до середины VI в. до н. э.

На западном побережье Черного моря существовало еще несколько небольших поселений, основанных ионянами. Таков городок Круны, позднее, благодаря исключительному развитию в нем виноделия, переименованный в Дионисополь.

Как и на южном побережье, появление дорийских колонистов в Западном Причерноморье произошло несколькими десятилетиями позже, уже после прекращения колонизационной деятельности Милета. И здесь доряне значительно уступали ионянам. Около 530 г. до н. э. переселенцы из Гераклеи основали город Каллатию. Выбор места был обусловлен плодородием окружающей равнины и соседством пресного озера, богатого рыбой. Естественной гавани в Каллатии не было.

Почти в то же время, около 520 г., Мегары помогли своей колонии Калхедону основать город Месембрию. Последняя была расположена на полуострове на северном берегу Бургасского залива и имела довольно хорошую стоянку для судов. В заселении Месембрии принял участие также Византий. Месембрия в свою очередь основала несколько небольших поселений.

В экономике некоторых западнопонтийских городов (например, Каллатии) преобладало земледелие; в других (Истрии, Аполлонии, Одессе и Месембрии) значительное развитие получили ремесла и торговля.

Таким образом, колонизация южного и западного побережий Черного моря растянулась чуть ли не на 300 лет — от конца IX в. до первой половины VI в. до н. э. Упорство, с которым милетские ионяне и мегарские доряне стремились к овладению Понтом, показывает, как высоко ценили греки побережье Черного моря. Последующая история оправдала их чаяния.

В течение VI в. до н. э. черноморские колонии быстро росли. На южном побережье особенно выдвинулась как крупный торговый центр Синопа. Она вывозила железо, которое обрабатывали халибы, строевой лес, орехи, миндаль. Используя благоприятный климат, синопцы стали в большом количестве разводить маслины. В дальнейшем это принесло им большие выгоды. Экономика Синопы в VI в. достигла такого уровня, что город начал чеканить собственную монету. Гераклея, эксплуатируя труд мариандинов, вывозила хлеб и лес.

Более детально известна нам торговля западно-понтийских городов. Находки греческой керамики далеко вверх по течению Дуная и его притокам показывают, что в это время Истрия вела оживленную торговлю с отдаленными племенами фракийцев. Интенсивны были связи западнопонтийских городов не только со своими метрополиями, но и с крупнейшими торговыми центрами того времени. В конце VII — начале VI в. до н. э. Истрия и Аполлония торговали с Родосом и Паросом, а позднее — с Самосом. Одесс сразу после своего возникновения вступил в торговые отношения с Коринфом.

В середине VI в. до н. э. определенное место в экономике западно- и южнопонтийских городов занимала также торговля с Афинами. В период 580-560 гг. до н. э. повсюду в Греции увеличивается аттический вывоз и сокращается объем торговли с Коринфом.

В то же время большое значение приобретают сношения городов южного и западного берегов Понта с находившимся в Пропонтиде городом Кизиком, электровая монета которого становится постепенно основной денежной единицей на всем причерноморском побережье. Дальнейшая история южно- и западнопонтийских городов известна нам сравнительно мало.

В середине VI в. до н. э. северные области Малой Азии были завоеваны царем Лидии Крезом. Крез поддерживал дружеские отношения с греческим миром, хотя малоазийские города находились под его эгидой. Возможно, что Синопа и другие города Южного Понта должны были признать над собой верховную власть Креза. Однако правление Креза оказалось недолговечным. Вскоре его царство было поглощено Персидской державой.

Свидетельство Геродота о том, что мариандины платили дань Дарию, позволяет предполагать зависимость Гераклеи от Персидской державы. Возможно, и Амис был в таком же положении. Страбон сообщает, что этот город некоторое время находился под властью какого-то лица, правившего каппадокийцами. Очевидно, в нем следует видеть одного из сатрапов.

Западнопонтийским городам, по-видимому, также пришлось признать власть персидского царя. По крайней мере, Геродот сообщает, что в конце VI в. до н. э. — во время скифского похода Дария — его флот заходил в гавани Западного Причерноморья. Это подчинение, впрочем, не было долговременным. Уже в 499-493 гг. до н. э. Месембрия служит убежищем византийцам и калхедонцам, восставшим против персов и бежавшим от посланного на их усмирение персидского флота. Принимали ли участие в понтийском восстании города Южного Понта — пока остается неизвестным.

Внутренняя история южно- и западнопонтийских городов в VI в. до н. э. почти неизвестна. Благодаря краткой заметке Аристотеля у нас существуют некоторые представления только об общем ходе событий в Гераклее. Первоначально власть в ней захватила демократическая партия. Затем демократия была свергнута и в Гераклее установилось олигархическое правление.

Возможно, что основание Каллатии было предпринято гераклейскими аристократами с целью выселения из города наиболее активных демократов и упрочения своей власти. На это предположение наводит то обстоятельство, что Каллатия с самого основания была демократическим полисом, удерживавшим демократический строй и в дальнейшем.

Таковы доступные нам данные об истории Южного и Западного Понта в эпоху колонизации.

MaxBooks.Ru 2007-2017