История Древней Греции

Законодательство Солона

К началу VI в. борьба между афинским демосом и эвпатридами достигла исключительной остроты. «Большинство народа, — пишет Аристотель в «Афинской политии», — было в порабощении у немногих, и народ восстал против знатных. Смута была сильная, и долгое время одни боролись против других». Именно в это время на политической сцене Афин выступил Солон, с именем которого связано проведение очень важных реформ.

В отличие от Драконта, о котором мы почти ничего не знаем, Солон оставил после себя заметный след в античной историографии. Он был известен в древности не только как крупный политический деятель, но и как поэт. Элегии Солона, с их политически злободневной целеустремленностью, пользовались большой популярностью, и их цитировали многие античные писатели.

В 594 г. до н. э. Солон был избран архонтом и наделен особыми полномочиями айсимнета. Выдвижение Солона в такой острый и сложный период афинской истории не являлось случайностью. По словам Аристотеля, враждовавшие стороны одинаково видели в нем возможного защитника своих интересов и подходящего кандидата для составления нового законодательства. «По происхождению и по известности Солон принадлежал к первым людям в государстве, — говорит Аристотель, — по состоянию же и по складу своей жизни к средним». Позднейшая традиция относила родословную Солона к царскому роду Кодридов, а его самого причислила к семи мудрецам древнего мира.

Элегии Солона и свидетельства Аристотеля и Плутарха — наши главные источники о деятельности Солона. Позднейшие римские известия о Солоне к этому почти ничего уже не прибавляют: данные Цицерона, Тита Ливия, Сенеки, Авла Геллия, Диогена Лаэртия и других римских авторов крайне скудны и носят случайный характер. Они изображают Солона главным образом как философа. Элегии Солона, насыщенные отголосками политической борьбы, дают яркую картину бедствий афинского народа и произвола аристократии.

Таким образом, эвпатрид по происхождению, Солон в элегиях оказался в состоянии подняться над своей средой и проникнуться интересами других слоев афинского общества, угнетенных аристократией.

Появление подобного рода взглядов у представителя аристократии, каким был Солон, объяснить трудно, если не познакомиться с отдельными фактами биографии законодателя. Плутарх сообщает, что, родившись богатым, Солон потом разорился и, чтобы поправить свои дела, стал заниматься торговлей. Благодаря торговой деятельности он побывал во многих городах, и кругозор его расширился.

Сообщение Плутарха показывает, что новые виды деятельности стали уделом и части эвпатридов, которая также находилась под воздействием быстро развивавшегося в Афинах процесса социально-имущественного расслоения. Люди типа Солона имели достаточно оснований быть недовольными и внешней политикой правящей аристократии. В этом отношении весьма характерен передаваемый тем же Плутархом рассказ об обстоятельствах, сопутствовавших выступлению Солона на политической арене.

Согласно этому рассказу, афинское правительство, отчаявшись вернуть захваченный Мегарами Саламин, решило навсегда от него отказаться и провело через народное собрание особый закон. По этому закону всякий, кто стал бы призывать сограждан к возобновлению борьбы за этот остров, подлежал смертной казни. Однако Солон решил выступить, несмотря на этот закон, с призывом снова начать с Мегарами войну за Саламин.

Этот призыв он облек в форму особой элегии, произнесенной им с камня глашатого. На сограждан он произвел столь сильное впечатление, что они добились отмены закона, избрали Солона архонтом с полномочием возглавить афинские силы для борьбы за Саламин. Борьба эта завершилась завоеванием острова, который с того времени навсегда уже стал афинским. Это еще больше подняло авторитет Солона и позволило ему возглавить сторонников программы давно уже назревших широких реформ, имевших целью оздоровить социальную жизнь афинской общины.

Важнейшие из этих реформ состояли: в сисахфии («снятии бремени»), т. е. отмене домовых обязательств, отмене долговой кабалы, установлении имущественного ценза в качестве основного критерия при определении политических прав и обязанностей граждан, в законе о завещании, в ряде других законодательных мероприятий, поощрявших дальнейшее развитие экономической жизни населения Аттики и Афин.

Первая из перечисленных мер — сисахфия — долгое время не получала единой оценки в исторической науке. Как известно, еще в древности эта мера разными авторами понималась различно. Большинство из них, в том числе Плутарх и Диоген Лаэртий, считали, что сисахфия уничтожала все долговые обязательства крестьян. Дионисий Галикарнасский распространял эту меру только на наиболее бедных должников, а Андротион считал, что сисахфия состояла лишь в понижении процентов за долги и понижении стоимости денежных знаков, связывая это мероприятие с денежной реформой Солона.

«Взяв дела в свои руки, — говорит наш основной источник Аристотель, — Солон освободил народ и в текущий момент и на будущее время, воспретив обеспечивать ссуды личной кабалой. Затем он произвел отмену долгов, как частных, так и государственных, что называют сисахфией, потому что люди как бы стряхнули с себя бремя». Аристотель, так же как и аттидограф Филохор, признает, следовательно, полную отмену существовавших долговых обязательств.

В исторической действительности эта законодательная мера вряд ли могла быть столь радикальной. В таком случае она бы противоречила основной тенденции, пронизывающей все остальные законодательные мероприятия Солона: противопоставить индивидуальную собственность собственности родовой и всеми доступными для законодателя средствами способствовать развитию и защите интересов этой индивидуальной собственности. В исторической действительности сисахфия, по-видимому, представляла собой единовременную отмену долгов, притом, очевидно, только сделанных под залог земли, которые тяготели над аттическим крестьянством.

MaxBooks.Ru 2007-2015